Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 74.25 Kb

Машина желаний

Предыдущая страница
1 2 3 4 5 6  7
деревянные,  потом  каменные,   стальные,   пластмассовые,   наконец,   но
всего-навсего  стропила  для  построения  великого  храма  культуры,  этой
великой и бесконечной цели человечества. Все умирает, все забывается,  все
исчезает,  остается  только  этот  храм...  Честно  говоря,   человечество
вообще-то существует лишь затем...
     Профессор отхлебывает из кружки и брюзжит:
     - И вы что, беретесь ответить, зачем существует человечество?
     - Не перебивайте, - бросает Писатель. - Это невежливо. Лишь затем,  -
продолжает  он,  -  чтобы  производить  произведения   искусства!   Образы
абсолютной истины. Это, по крайней мере, бескорыстно...
     Пауза.
     Писатель неожиданно ухмыляется:
     - Шутка, - добавляет он, почти смущенно. - Пиво  здесь...  разве  это
пиво? Давайте еще по одной, что ли?
     - У меня денег больше нет, - говорит Профессор.
     - И у меня нет, - упавшим голосом сообщает Писатель.
     - Вы же хвастались, что у вас везде  кредит,  -  раздраженно  говорит
Профессор Писателю.
     - Да! - с вызовом отвечает тот. - Везде! А здесь нет.
     Проводник высыпает на стол несколько мелких монет пополам с  мусором,
двигает монетки пальцем, пересчитывая.
     - Вот, - говорит он, - на две кружки еще хватит. Живем.
     В этот момент у столика появляется кельнер, ловко  расставляет  перед
ними полные, с шапками пены кружки и забирает кружки с опивками. Глядя  на
него, проводник с извиняющимся видом стучит грязным ногтем по жалкой кучке
монет. Кельнер делает успокаивающий жест и исчезает.
     - Мой читатель! - объявляет Писатель значительно. - Узнал!
     Проводник и Профессор смотрят на  него  -  на  его  небритую  грязную
физиономию, на огромный  синяк  вокруг  правого  глаза,  на  окровавленную
тряпку, съехавшую на лоб, - смотрят а потом, не говоря ни  слова,  надолго
припадают к своим кружкам.
     - Нет, - говорит проводник. - Это не выпивка, ребята. Я  сейчас  жене
позвоню, у нее десятка оставалась. Пусть принесет.
     Писатель удерживает его за рукав.
     - Какая там десятка? Да я сейчас в любую редакцию позвоню...
     Проводник отстраняет его.
     - Уймись... я угощаю, а не ты. Сиди.
     Он подходит к автомату, набирает номер, и в этот момент  видит  через
окно жену, которая идет в сторону кафе. Он вешает трубку и возвращается  к
столику.
     Она подходит к столику и говорит мужу:
     - Ну, что ты здесь сидишь? Пошли!
     - Сейчас, - говорит он.  -  Ты  присядь.  Присядь  с  нами,  ты  что,
торопишься?
     Она охотно садится, берет его за руку и обводит взглядом  Писателя  и
Профессора.
     - Вы знаете, - говорит она, - мама моя была очень против. Он  же  был
совершенный бандит. Вся округа  его  боялась.  Он  был  красивый,  легкий,
как... А мама говорила: он же  сталкер,  он  же  смертник,  он  же  вечный
арестант...  И  дети  -  вспомни,  говорила  она,   какие  дети  бывают  у
сталкеров... А я даже с ней не спорила. Я и сама  все  это  знала:  и  что
смертник, и что арестант, и про детей. Только  что  я  могла  поделать?  Я
уверена была, что с ним мне будет счастье. Я знала, конечно,  что  и  горя
будет много, но я подумала: пусть будет лучше горькое счастье,  чем  серая
жизнь. А может быть, я все это  уже  сейчас  придумала.  Тогда  он  просто
подошел ко мне и сказал ласково: "Слушай, пойдем со мной!" И  я  пошла.  И
никогда об этом не жалела. Никогда. И плохо было. И страшно было. И стыдно
было, и все-таки я никогда об этом не жалела и никому не завидовала. И  он
тоже не жалел и не завидовал. Просто судьба такая. Жизнь такая, мы  такие.
А если бы не было в нашей жизни горя, то не было бы лучше. Хуже  было  бы.
Потому что такого счастья тоже не было бы, и не было бы  надежды.  Вот.  А
теперь нам пора. Пойдем, мартышка там одна.
     Они встают.
     - Это вот мои друзья, - говорит сталкер.  -  А  больше  у  меня  пока
ничего не получилось...
     Они уходят, а Писатель и Профессор смотрят им вслед.
Предыдущая страница
1 2 3 4 5 6  7
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама