Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Groundhog Day
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 477.65 Kb

Полдень, XXII век

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 23 24 25 26 27 28 29  30 31 32 33 34 35 36 ... 41
нас отводить столько помещений... -  Он  засмеялся  и  бросил  обертку  от
шоколада на бетон.
     Кто знает,  подумал  Званцев.  Тебе,  может  быть,  хватит  и  одного
чемодана.  Да  и  мне  тоже.  К  брошенной  бумажке  неторопливо   ковылял
кибердворник, постукивая по бетону голенастыми ногами.
     - Эй, Санька! - закричал вдруг Михайлов.
     Обогнавший их грузовик остановился, и из  кабины  высунулся  давешний
водитель с блестящими глазами. Они залезли в кабину.
     - Где твои верблюды? - спросил Михайлов.
     - Пасутся где-то, - сказал водитель. - Надоели они  мне.  Пока  я  их
выпрягал, они меня снова оплевали.
     Михайлов уже спал, положив голову на плечо Званцеву.
     Водитель - маленький, черноглазый  -  быстро  вел  тяжелую  машину  и
тихонько  пел,  почти  не  двигая  губами.  Это  была   какая-то   старая,
полузабытая песенка. Званцев сначала прислушивался, а потом  вдруг  увидел
идущие низко над шоссе вертолеты. Их было шесть.  Тогда  он  подумал,  что
теперь снова закипит жизнь  в  этой  мертвой  зоне.  Пошли  самодвижущиеся
дороги. Люди спешат к своим домам. Заработали  микропогодные  установки  и
сигнальные световые столбы на шоссе. Кто-нибудь уже отдирает фанерный лист
с корявыми буквами. Радио передает, что Великое  Кодирование  закончено  и
прошло удовлетворительно. На вертолетах, наверное, прилетела  пресс-группа
- будут передавать на весь мир по СВ изображение приземистых желтых зданий
и оплывших свечей перед  выключенными  пультами.  И  кто-нибудь,  конечно,
полезет будить Каспаро, и его будут оттаскивать за брюки  и,  может  быть,
даже сгоряча дадут по шее. И весь мир вскоре узнает,  что  человек  совсем
скоро станет вечным. Не человечество, а человек, каждый отдельный человек,
каждая личность. Ну, положим, сначала это будут лучшие. Званцев  посмотрел
на водителя.
     - Товарищ, - сказал он улыбаясь. - Хотите жить вечно?
     - Хочу, - сказал водитель, тоже улыбаясь. - Да я и буду жить вечно.
     - И я тоже хочу, - сказал Званцев.



                           3. ЗАГАДКА ЗАДНЕЙ НОГИ

     - Ваша первая книга мне не понравилась, - сказал Парнкала.  -  В  ней
нет ничего, что могло бы поразить воображение серьезного человека.
     Они лежали в шезлонгах под выцветшим горячим тентом на веранде  поста
Колд  Крик  -  биотехник  Гибсоновского   заповедника   Жан   Парнкала   и
корреспондент Европейского информационного центра писатель Евгений Славин.
На низком столике между шезлонгами стоял  запотевший  пятилитровый  сифон.
Пост Клод Крик располагался на  вершине  холма,  и  с  веранды  открывался
отличный вид на знойную сине-зеленую саванну Западной Австралии.
     - Книга обязательно должна будить воображение, - продолжал  Парнкала,
- иначе это не книга, а дурной учебник. Собственно, можно выразиться  так:
назначение книги - будить воображение читателя. Правда, ваша первая  книга
была призвана выполнить и  другую,  не  менее  важную  задачу,  а  именно:
донести до нас точку зрения человека вашей героической эпохи. Я много ждал
от этой книги, но - увы! - видимо, в процессе работы вы утратили эту самую
точку зрения. Вы слишком впечатлительны, друг Женя!
     - Все проще, Жан, - сказал Женя лениво. - Гораздо  проще,  мой  друг.
Мне ужасно не хотелось предстать перед  человечеством  этаким  Кампанеллой
навыворот. А в общем-то все правильно - книжица серая...
     Он свесился с шезлонга и  набрал  в  длинный  узкий  бокал  пенистого
кокосового молока из сифона. Бокал мгновенно вспотел.
     - Да, - сказал Парнкала, - вам очень  не  хотелось  быть  Кампанеллой
навыворот. Вы слишком спешили сменить психологию, Женя. Вам очень хотелось
перестать  быть  чужим  здесь.  И  напрасно.  Вам  следовало  бы  побольше
оставаться чужим: вы смогли бы увидеть много такого, чего мы не  замечаем.
А разве это не важнейшая задача всякого писателя -  замечать  то,  что  не
видят другие? Это будит воображение и заставляет думать.
     - Пожалуй, - сказал Женя.
     Они  замолчали.  Глубокое  спокойствие   царило   вокруг,   дремотное
спокойствие полуденной саванны. Наперебой трещали цикады. Пронесся  легкий
ветерок, зашумела трава. Издалека  донеслись  пронзительные  звуки  -  это
кричали эму. Женя вдруг сел и вытянул шею.
     - Что это? - спросил он.
     Мимо поста, ныряя в высокой траве, неслась странная машина -  длинный
вертикальный шест, видимо на колесах, с блестящим  вращающимся  диском  на
конце. У машины был на редкость нелепый вид. Подпрыгивая  и  раскачиваясь,
она уходила на юг.
     Парнкала приподнял голову, посмотрел и снова улегся.
     - А, - сказал он. - Я забыл вам рассказать. Это уродцы.
     - Какие уродцы?
     - Никто не знает, - сказал Парнкала спокойно.
     Женя вскочил и  подбежал  к  перилам.  Длинный  нелепый  шест  быстро
удалялся, раскачиваясь, и через минуту скрылся из глаз. Женя повернулся  к
Парнкале.
     - Как это так - никто не знает? - спросил он.
     Парнкала пил кокосовый сок.
     - Никто не знает, - повторил он, вытирая губы. - Это  очень  забавная
история, она вам понравится. Впервые они появились полтора  года  назад  -
вот такие шесты на одном колесе и  ползучие  тарелки.  Их  часто  видят  в
саванне между Колд Криком и Роальдом, а позавчера один  шест  пробежал  по
главной улице Гибсона. Одну тарелку растоптали мои эму. Я видел -  большая
куча осколков плохой  пластмассы  и  остатки  радиомонтажа  на  совершенно
отвратительной керамике. Похоже  на  школьные  модельки.  Мы  связались  с
Гибсоном, но там никто ничего не знал.  И  вообще,  как  выяснилось  никто
ничего не знает.
     Парнкала снова поднес бокал к губам.
     - Удивительно спокойно вы об это рассуждаете, друг Жан! - не вытерпел
Женя. В его воображении возникали картины, одна фантастичнее другой.
     Парнкала улыбнулся:
     - Да вы сядьте, Женя. Оснований для беспокойства нет  никаких.  Вреда
уродцы никому не приносят, эму и кенгуру их не боятся, и, кроме  того,  вы
не дали мне докончить - ими уже занимаются товарищи в Джакое. Они...  Куда
вы, Женя?
     Женя торопливо  собирался.  Он  рассовывал  по  карманам  диктофонные
обоймы, футлярчики с микрокнигами и свои потрепанные записные книжки.
     - Джакой - это, кажется, центр австралийской кибернетики, -  произнес
он. - Там построили какую-то интересную машину, правда?
     - Да, машину КРИ, - сказал Парнкала обиженно.
     Он был очень огорчен, что корреспондент Славин уезжает так  скоро.  С
Женей было приятно беседовать - он очень любил слушать.
     - Почему КРИ?
     - Коллектор Рассеянной Информации. Машина-археолог, как я слыхал.
     Женя остановился.
     - Так, может, эти уродцы оттуда?
     - Я же говорю - ничего не известно, - с досадой  сказал  Парнкала.  -
Никто ничего не знает. Ни в Джакое, ни в Гибсоне, ни во всем мире...  Хоть
ужин возьмите, Женя...
     - Нет-нет, спасибо, я очень тороплюсь. Ну, дорогой Жан, благодарю  за
гостеприимство. Мы еще увидимся. - Женя залпом допил  свой  бокал,  весело
кивнул и, перепрыгнув через перила, побежал с холма к своему птерокару.


     Научный поселок Джакой располагался в тени чудовищных черных акаций с
кронами поперечником в  сорок  -  пятьдесят  метров.  Поодаль,  на  берегу
глубокого озера с синей прозрачной водой, белели развалины фермы какого-то
древнего  переселенца.  Между  поселком  и  развалинами  четко   выделялся
прямоугольник посадочной площадки. Машин на площадке не было.
     Впрочем, птерокару посадочная площадка была не нужна, и Женя  облетел
вокруг акаций, выбирая место поближе к поселку. В полукилометре от поселка
он вдруг заметил необычайное оживление. Сначала ему  показалось,  что  там
играют в регби. В траве шевелилась  и  перекатывалась  куча  переплетенных
черных и белых  человеческих  тел.  Из  кучи  неслись  азартные  возгласы.
"Прелестно! -  подумал  Женя.  -  Отлично  сыгрались!"  В  этот  миг  куча
распалась, открыв что-то округлое, черное и блестящее, и один  из  игроков
кубарем покатился в сторону, упал и остался лежать,  скорчившись,  держась
руками за живот. "Э, нет, - подумал Женя, - это не  игра".  Из-под  ветвей
акации вынырнули еще трое, на ходу  сбрасывая  куртки.  Женя  стремительно
пошел на посадку.
     Когда он выскочил  из  кабины,  скорчившийся  человек  уже  сидел  и,
по-прежнему держась за живот, громко кричал:
     - Берегитесь задней ноги! Эй! Берегитесь задней ноги!
     Женя рысью пробежал мимо него. Из кучи  копошащихся  тел  раздавались
крики. Кричали по-русски и по-английски:
     - Ноги к земле! Прижимайте к земле!
     - Антенны! Не ломайте антенны!
     - Помогите, ребята! Закапывается!
     - Да держите же, черт подери!
     - Ой, Перси, отпусти мою голову!
     - Закапывается!
     "Поймали какого-то ящера", - мелькнуло в голове  у  Жени,  и  тут  он
увидел заднюю ногу. Она была черная,  блестящая,  с  острыми  зазубринами,
похожая на ногу исполинского жука, и со страшной силой скребла  по  земле,
оставляя глубокие борозды.  Было  там  еще  много  других  ног  -  черных,
коричневых и белых, - которые тоже ерзали, дрыгали и упирались, но это все
были обыкновенные человеческие ноги.  Несколько  секунд  Женя  ошеломленно
наблюдал  за  задней  ногой.  Она  раз  за  разом  складывалась,   глубоко
зарывалась в землю и с натугой распрямлялась, и с каждым разом орущая куча
перемещалась метра на полтора.
     - А ну! - ужасным голосом воскликнул Женя, обеими руками  вцепился  в
заднюю ногу у сустава и рванул на себя.
     Раздался  отчетливый  хруст.  Задняя  нога  с  неожиданной  легкостью
оторвалась, и Женя упал на спину.
     - Не сметь ломать! - загремел яростный голос. - Уберите дурака!
     Женя полежал, держа заднюю ногу в объятиях, затем медленно поднялся.
     - Еще намного! Еще чуть-чуть, Джо! - гремел тот же голос. -  Пропусти
мою руку... Ага!... Ага!... Вот где ты, голубчик!
     Что-то жалобно зазвенело, и  наступила  тишина.  Груда  тел  застыла,
слышно  было  только  тяжелое,  прерывистое  дыхание.  Затем   все   разом
заговорили и засмеялись, поднимаясь, вытирая потные лица. В измятой  траве
остался большой неподвижный черный бугор. Кто-то разочарованно сказал:
     - Опять такой же!
     - Септопод... Семиножка!
     - Вот ведь закопался, паршивец!..
     - Еще немного - и ушел бы...
     - Да, задал он нам жару...
     - А где задняя нога?
     Все взоры обратились на Женю. Женя смело сказал:
     - Вот задняя нога. Она оторвалась. Я никак не  ожидал,  что  она  так
легко оторвется.
     Его обступили, с любопытством разглядывая. Громадный полуголый детина
с копной растрепанных светлых волос на голове  и  с  бородкой  соломенного
цвета протянул могучую исцарапанную руку:
     - Дайте-ка сюда.
     В другой руке  детина  держал  обрывок  блестящего  провода.  Женя  с
радостью отдал ногу.
     - Я  Евгений  Славин,  -  сказал  он.  -  Корреспондент  Европейского
информационного центра. Я прилетел сюда, потому что мне сказали, что здесь
интересно.
     Детина несколько раз с задумчивым  видом  согнул  и  разогнул  черный
коленчатый рычаг. Нога в суставе попискивала.
     - Я заместитель директора КРИ Павел Рудак, - сказал детина. - А  это,
- он ткнул рычагом в сторону остальных, - это прочие слуги Великого КРИ. С
ними вы познакомитесь после, когда они отнесут септопода в лабораторию.
     - А стоит ли? - спросил маленький курчавый австралиец. -  У  нас  уже
есть два таких же. Пусть валяется здесь...
     - Таких же, да не таких, Таппи, - сказал Рудак. - У этого задняя нога
имеет всего один сустав.
     - Правда? - Таппи выхватил у Рудака заднюю ногу и тоже несколько  раз
согнул и разогнул ее. - Да, действительно. Жаль, что она обломана.
     - Я не знал, - сказал Женя.
     Но его уже никто  не  слушал.  Все  обступили  Таппи,  затем  гурьбой
направились к черному бугру в траве и наклонились над ним.  Рудак  и  Женя
остались одни.
     - Что это за семиног? - спросил Женя.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 23 24 25 26 27 28 29  30 31 32 33 34 35 36 ... 41
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама