Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Сорокин В. Весь текст 98.78 Kb

Рассказы

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9
     Владимир Сорокин
     Рассказы

   Александр Авдуевский, Предисловие
   Кисет
   Заседание завкома
   МЕСЯЦ В ДАХАУ


   Александр Авдуевский
   Владимир Сорокин: публикации


                       "Я до сих пор не понимаю, почему то,
                    чем я занимаюсь, нравится кому-то еще"

     Владимир   Сорокин  -  культовый  писатель,  то  есть,  он
пользуется известностью в самых широких слоях населения, но при
этом у ограниченного количества читателей. Вызвано это в первую
очередь, тем, что издается он в России  очень  редко  и  малыми
тиражами.  Нормой для него является тираж примерно в пять тысяч
экземпляров, не больше. Причина  такой  редкой  издаваемости  в
том,   что   сам  писатель  не  стремится  к  тому,  чтобы  его
произведения печатались:"Надо  сказать,  что  читателя,  как
такового  я  не  учитываю.  Может  по этому меня здесь так мало
печатают. <...> Я до сих пор  не  понимаю,  почему
то,  чем  я  занимаюсь,  нравится  кому-то еще", впрочем он
против этого и не возражает, благодаря  чему  собственно  мы  и
имеем возможность знакомиться с его творчеством.

     Творчество  В. Сорокина весьма неоднозначно воспринимается
как  читателями,  так  и  коллегами  по  цеху.  Мнения  о   его
произведениях  проходят  все градации: от лаконичных "Гадость!"
или "Круто" до многословных "Как можно такое писать (читать)" и
"Бред и паранойя, но цепляет". Петр Вайль, в своем эссе
http://agama.garnet.ru/Alt/r_club/journals/inostran/N1/wayl.htm
     проводит  параллели  между В. Сорокиным и К. Тарантино. Во
многом  он  прав,  поскольку  у  Сорокина  как  и  у  Тарантино
чудовищное  зачастую  становится обыденным и наоборот. При этом
жестокий,  отталкивающий  антураж  у   Сорокина   не   является
самоцелью - главное это слова, из которых собираются шокирующие
неискушенного читателя конструкции.  Сорокин  часто  использует
слово,  как  художник краски. И как из хаоса мазков при взгляде
издали возникает законченная картина, так и  у  Сорокина  слова
обретают  смысл  только  после  того,  как  будет прочитано все
произведение  до  конца.  То  есть  все  слова  в  совокупности
обретают  смысл,  а не каждое по отдельности. Книги В. Сорокина
ничему не учат и ни к чему  не  призывают,  за  что  противники
писателя называют их бездушными, не замечая главного эффекта от
их прочтения - пробуждение у читателя остроты восприятия слова.
Сам  Сорокин  говорит:  "У  меня нет общественных интересов.
<...> Все мои книги - это отношение с  текстом,  с
различными  речевыми пластами, начиная от высоких, литературных
и кончая бюрократическими или нецензурными. Когда  мне  говорят
об  этической  стороне  дела:  мол,  как  можно воспроизводить,
скажем элементы порно- или жесткой литературы, то мне непонятен
такой    вопрос:    это    всего    лишь   буквы   на   бумаге.
<...>   Текст   -   очень   мощное   оружие.    Он
гипнотизирует,   а  иногда  -  просто  парализует."  Весьма
интересное,  во  многом  неожиданное  и  спорное,  исследование
творчества   В.   Сорокина  провел Игорь Левшин
http://www.glasnet.ru/~cyco/r/books/sorokin/modny3.htm
(не  путать  с  однофамильцем   из   ComputerWorld)
Впрочем,  судить  о творчестве писателя по чужим словам нелепо,
необходимо читать его произведения

     Месяц в Дахау

     Пронзительная  повесть,  газетный  вариант  который  можно
прочитать здесь:
http://unclear.rinet.ru/~eps/koi/industr/dahau.htm


     Сердца четырех

     Роман опубликован в альманахе "Конец века". Четверо людей,
входящих  в   непонятную   тоталитарную   организацию,   чем-то
напоминающую  загадочное  "параллельное  правосудие"  из романа
Кафки "Процесс", повинуясь  непонятной  магии  чисел,  как  нож
сквозь  масло  проходят сквозь окружающих их людей, неотвратимо
приближаясь к цели своей жизни: 6, 2, 5, 5.

     Тридцатая любовь Марины

     Молодая  женщина  сложной  судьбы,  склонная  к  религии и
диссидентству, сменяет 29 любовниц и так и не  познает  счастья
настоящей  Любви,  пока в минуту душевного кризиса не встречает
секретаря парткома Завода  Малогабаритных  Компрессоров.  Роман
издан  отдельной  книгой  в  России,  и  до  недавнего  времени
спокойно продавался в Доме Книги,  что  на  Новом  Арбате,  как
книжка  какого-нибудь Лимонова. Не исключено, что его еще можно
купить.

     Пельмени

     Пьеса  опубликована  в журнале "Искусство кино" номер 6 за
1990 год. Однако модный был журнал в свое  время,  жаль  что  я
тогда этого не знал.

     Норма

     Шансов   получить  эту  книгу  у  вас  мало,  но  все-таки
попытайтесь ее найти через  знакомых.  Процитирую  рецензию  из
"Агамы":  Я  постараюсь  к  марту, ну в крайнем случае к рыжему
пройдохе апрелю поместить у себя отрывки из книги.  Но  кое-что
оттуда  (как  и  многое  у  Сорокина) надо читать целиком. Одни
письма к Мартину Алексеевичу чего стоят!

     Роман

     Последний  на  сегодняшний  день (и вообще последний, если
верить самому Сорокину, потерявшему интерес к литературе)  труд
автора.  Прочитавшему  этот  роман  необходимо  давать денежную
премию (причем  в  валюте).  В  продолжении  трехсот  с  лишним
страниц  читатель  будет  наслаждаться  наследием  классической
русской литературы XIX века, узнавая о жизни Романа, его любви,
о  прелестях  деревенской  жизни,  охоте  в  лесу и т.д. и т.п.
Особенно удались автору описания  застолий  и  исконно  русских
деликатесов (как-то: соленья, квашенья и разнообразные народные
алкогольные  напитки).  Но  любители  Тургенева  будут  жестоко
наказаны за свое долготерпение: ведь Танюша все-таки позвонит в
деревянный колокольчик...


     Владимир Сорокин.
     Кисет

     Пожалуй, ничего на свете не люблю я сильней русского леса.
Прекрасен он во все времена года и в любую  погоду  манит  меня
своей неповторимой красотою.
     Хоть  и  живу  я  сам  в большом городе и по происхождению
человек городской, а не могу и недели прожить без леса - отложу
все дела,  забуду  про  хлопоты,  сяду  в  электричку  и  через
какие-нибудь   полчаса   уже   шагаю   по  проселочной  дороге,
поглядывая вперед, ожидая встречи с моим зеленым другом.
     Вот и в эту пятницу не удержался, встал  раньше  солнышка,
позавтракал быстро, по-походному, сунул в карман штормовки пару
яблок - и к вокзалу.
     Взял  билет  до  моей  любимой станции, сел в электричку и
поехал.
     Еду, гляжу в окно. А там - начало мая,  все  распускается,
зеленеет,  душу  радует. Мелькают встречные электрички, а в них
людей полным полно. Все в город едут, а я в  пустом  вагоне  из
города - к лесу. Чудно...
     Доехал  до  места, вышел на перрон, посмотрел влево. А там
на горизонте лес темнеет. И видно, что  верха-то  его  зеленцой
тронуты  -  еще  неделя,  и  все зазеленеет. Вот радости-то мне
будет.
     Но, однако, гляжу - облака над лесом  порозовели,  вот-вот
солнышко  выкатится; надо поспешать, коль хочешь рассвет в лесу
встретить. Сошел я с перрона и мимо  небольшого  поселка,  мимо
школы  и  каланчи пожарной заспешил в мои любимые места. Иду, а
сам на облака поглядываю - боюсь опоздать к рассвету.
     А кругом такая красота и тишь - сердце радуется!
     Земля  молодой  травкой  проклюнулась,  по  оврагам  дымка
стоит,  и пахнет так, как только одной весной пахнуть может. От
этого духа словно кровь в тебе закипает, и чувствуешь  ты,  что
не сорок тебе с лишним, а все двадцать лет!
     Прошел я по кромке поля, по жердочке пересек ручей и сразу
в лесу   оказался.  Тут  уж  спешить  некуда  -  нашел  полянку
знакомую,  сел  на  поваленную   березку   и   смотрю   вокруг,
наслаждаюсь.
     Стоят  окрест березки белоствольные - словно овечки, тянут
ветки кверху, а  на  ветвях  уже  крошечные  зеленые  листочки,
этакий  дым  зеленый.  Тут  и  солнышко уж поднялось, лучи - то
вкось по стволам заскользили. Сразу и птицы запели  сильней,  и
от  травки  молодой  пар  пошел.  Ветерок  утренний  по  верхам
пробежал, закачались березки, запахло зеленью молодой.
     Красота!
     Сижу я, любуюсь, ан вдруг слышу - кто-то кашлянул сзади.
     Вот, думаю, кого-то нелегкая принесла. И тут одному побыть
не дадут. Оборачиваюсь. Вижу, идет ко мне, не торопясь, мужчина
лет, прямо скажем, солидных - из-под серой кепки  виски  совсем
белые  проглядывают.  Телогрейка  на  нем,  сапоги,  рукзак  за
плечами. И смотрит приветливо.
     - Утро доброе,- говорит.
     - Здравствуйте,- я ему отвечаю.
     -Вы,- говорит,- разрешите мне посидеть немного, больно  уж
хороша поляна. Я вам не помешаю.
     - Садитесь,- говорю,- пожалуйста. Места всем тут хватит.
     - Да....  -говорит  он,  вздохну,- это верно. в лесу места
много...
     Спустил рюкзак на землю, сел.
     Сидим мы, смотрим как солнышко все  выше  да  выше  сквозь
ветки пробирается. А я изредка на незнакомца поглядываю.
     Снял  он  кепку,  на  березу положил. Вижу - голова у него
совсем седая, словно мукой посыпана. Лицо морщинистое, пожилое,
а вот глаза по-молодому горят, с огоньком.
     Посидели мы еще минут несколько, он и говорит:
     -Кто в лесу рассвет встречает, еще стар не бывает.
     Согласился я с такой мудростью.
     - А вы,- говорю,- любите рассвет в лесу встречать?
     - Люблю,- говорит.
     И часто встречаете?
     - Да каждый день приходится.
     Удивился я.
     - Вы,- говорю,- счастливый человек.  Наверное,  в  поселке
живете?
     - Нет,  отвечает,-  я  не здешний. Я просто,- говорит,- по
лесу хожу.
     Вот,  думаю,  тебе  на.  По  лесу  ходит.  Может,   думаю,
разбойник какой или беглый?
     А  он  словно мысли мои прочел - улыбнулся, морщинки возле
глаз так и залучились.
     - Вы,- говорит, -не думайте дурного. Я не сумасшедший и не
преступник. Я травник. Травы, корешки лекарственные  собираю  и
сдаю.  Из  них потом фармацевтическая фабрика лекарства делает.
Этим и живу. Раньше в артели работал, а недавно один решил. Вот
и хожу один...
     - Так  ведь,-  говорю,-  сейчас  травы-то  почти   нет   -
только-только показалась.
     - Правильно,- говорит,- я ландыши собираю.
     - Как? Они ведь,- говорю, отцвели...
     - Тоже  верно,- улыбается,- цветки-то отцвели. а плоды - в
самый раз для сбора. Вот, полюбуйтесь...
     И рюкзак свой потертый развязывает.
     Подсел я поближе, смотрю, а в рюкзаке у него сплошь разные
пакеты целлофановые: в одних - кора, в других - корешки.  А  он
вынимает самый большой пакет, развязывает и говорит:
     - Это  и  есть плоды ландышей. Они в медицине очень широко
используются.
     Гляжу, полный пакет  красных  бусинок,  ландышами  от  них
совсем не пахнет.
     - Да,-  говорю,-  цветы-то я всегда замечал, а вот плоды -
впервые вижу.
     А незнакомец улыбается:
     - Ничего,- говорит,- бывает. Вы,- говорит,- городской?
     - Да,- говорю,- из города.
     Он улыбнулся и ничего не сказал.
     А солнце уж поднялось, привпекать стало.  Незнакомец  свой
ватник  скинул,  рядом  на  березу положил. Под ватником у него
военная гимнастерка без погон оказалась, а на ней целый квадрат
орденских ленточек. Штук не меньше двадцати. Сразу видно  -  не
обошла  война  человека.  Щурится  он  на солнышке и достает из
кармана кисет. И кисет, прямо скажем, странный. Не простой. Сам
я курением никогда не баловался и во всех курительных тонкостях
не силен. Но кисеты видел - приходилось, давно еще, в  детстве.
Тогда  многие  старики  курили трубки или самокрутки. И ничего,
скажем, ничего особенного в  тех  кисетах  не  было  -  обычные
кожанные  или матерчатые мешочки с табаком. А этот - особенный,
весь потертый, с узором, со шнурком  шелковым.  Да  и  сшит  из
какой-то кожи, наподобие лайки. Видать, не нашего пошива.
     Незнакомец  его  бережно  на  колени  положил,  разявязал,
достал бумажку и принялся за самокрутку.
     Тут я не выдержал и спрашиваю:
     - Простите, а что это у вас за кисет такой?
     Он повернулся, улыбается и переспрашивате:
     - А какой - такой?
     Да,- говорю,- особенный. Басурманский прямо.
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама