Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Клиффорд Саймак Весь текст 85.16 Kb

Театр теней

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8
которые довели себя  до  состояния  фанатического  исступления,  заботливо
вскармливая в себе надуманные, беспочвенные  страхи.  Чтобы  справиться  с
нашей задачей, нужны мужчины и женщины, обладающие острым умом  и  твердой
волей. Для такой  работы  требуется  огромная  смелость  и  высокоразвитый
интеллект.
     У Крейвена от ярости побелели губы.
     - Но мы уже работали! - выкрикнул он.  -  Даже  тогда,  когда  против
этого восставали все наши чувства, даже тогда, когда наше представление  о
порядочности, этике, наш рассудок и  религиозный  инстинкт  призывали  нас
бросить эту работу, но мы все-таки ее продолжали. И не  обольщайтесь,  что
нас  удерживали  ваши   сладкоречивые   проповеди,   шуточки,   ободряющее
похлопывание  по  плечу.  Не  обольщайтесь,  что  нас   вдохновляло   ваше
фиглярство.
     Форестер стукнул кулаком по столу.
     - Прекратите этот спор! - потребовал он. - Перейдем к делу.
     Крейвен, еще бледный от гнева, откинулся  на  спинку  стула.  Сиффорд
продолжал сжимать и разжимать кулаки.
     - В записях Генри сформулирован его вывод, - сказал Форестер. -  Хотя
вряд ли это можно считать выводом. Лучше назовем его заключение гипотезой.
Как же, по-вашему, с ней быть? Не обратить на нее внимания, отмахнуться от
нее или же все-таки проверить, насколько его предположение правильно?
     - Я считаю, что его нужно проверить, - заявил Крейвен. - Эту гипотезу
выдвинул Генри. А Генри умер и не может выступить в защиту своей идеи. Наш
долг - взять на себя проверку правильности его предположения: он  заслужил
это.
     -  Если  подобная  гипотеза  вообще  поддается  проверке,  -  заметил
Мэйтленд. - Мне лично кажется, что это скорее относится к философии, чем к
области конкретных наук.
     - Философия идет рука об руку со всеми конкретными науками, - сказала
Элис Пейдж. - Нельзя отказаться от проверки гипотезы Генри только  потому,
что она на первый взгляд представляется очень сложной.
     - При чем тут сложность, - возразил Мэйтленд. - Я хотел сказать... А,
к черту все эти рассуждения, давайте лучше займемся ее проверкой.
     - Согласен, - сказал Сиффорд. Он быстро повернулся  к  Лоджу.  -  Но,
если  проверка  даст  положительные  результаты  или   хоть   какие-нибудь
доказательства в пользу правильности этой гипотезы, если мы не  сумеем  ее
полностью опровергнуть, я немедленно прекращаю  работу.  Предупреждаю  вас
совершенно официально.
     - Это ваше право, Сиффорд. Можете пользоваться им в любое угодное вам
время.
     - Возможно, что будет одинаково трудно доказать как правильность этой
идеи, так и ее ошибочность, произнесла Элен Грей.
     Лодж поймал на себе взгляд Сьюзен Лоуренс - она мрачно  улыбалась,  и
на ее лице было написано невольное восхищение с оттенком  цинизма,  словно
она в этот момент говорила ему: "Вот вы и  снова  добились  своего.  Я  не
думала, что на сей раз вам это удастся. Право, не думала. Но, как  видите,
ошиблась. Однако вы не вечно будете обводить  нас  вокруг  пальца.  Придет
время..."
     - Хотите пари? - шепотом спросил он ее.
     - На цианистый калий, - ответила она.
     Лодж рассмеялся, хотя знал, что она права - права даже больше, чем ей
кажется. Ибо это время уже пришло и спецгруппа N_3 под  кодовым  названием
"Жизнь" фактически перестала существовать. Вызов, который им бросил  Генри
Грифис своими записями в блокноте, подстегнул их, задел за  живое,  и  они
будут работать дальше, будут, как  прежде,  добросовестно  исполнять  свои
рабочие обязанности. Но их творческий пыл угас безвозвратно, потому что  в
души их  слишком  глубоко  въелись  страх  и  предубеждение,  а  мысли  их
спутались в такой клубок, что они почти полностью утратили  способность  к
здравому восприятию действительности.
     Если Генри Грифис стремился  сорвать  выполнение  программы,  подумал
Лодж, он с успехом достиг своей  цели.  Мертвому,  ему  удалось  это  куда
лучше, чем если б он занимался этим живой. Лоджу вдруг  показалось,  будто
он слышит неприятный  жесткий  смешок  Генри,  и  он  в  недоумении  пожал
плечами, потому что у Генри начисто отсутствовало чувство юмора.
     Несмотря на то, что он оказался Нищим Философом, крайне  трудно  было
отождествить его с таким персонажем  -  старым  изолгавшимся  хвастуном  с
изысканными манерами и высокопарной речью. Ведь сам Генри никогда не  лгал
и не бахвалился, манеры его отнюдь  не  отличались  изяществом,  и  он  не
обладал даром красноречия. Он был неловок, молчалив,  а  когда  ему  нужно
было что-нибудь сказать, говорил отрывисто, ворчливо.
     Ну и пасквилянт, подумал Лодж. Неужели он все-таки был совсем другим,
чем казался? Что,  если  он  с  помощью  своего  персонажа  -  Философа  -
высмеивал их, издевался над ними, а они этого даже не подозревали?
     Лодж потряс головой, мысленно споря с самим собой.
     Если предположить, что Философ издевался над ними, то  делал  он  это
очень тонко, так тонко, что ни один из  них  этого  не  почувствовал,  так
искусно, что это никого не задело.
     Но самое страшное заключалось не в  том,  что  Генри  мог  исподтишка
делать из них посмешище. Внушало ужас другое - то, что Философ появился на
экране вторым. Он вышел вслед  за  Деревенским  Щеголем  и,  пока  длилось
представление, все время был в центре внимания, со смаком поедая индюшачью
ножку и дирижируя ею в такт своей  выспренней  речи,  которой  он  поливал
слушателей  как  автоматной  очередью.  Да,  Философ  вообще   был   самым
значительным и активным действующим лицом всего Спектакля!
     Значит, ни один из них не мог экспромтом создать его и  выпустить  на
экран.
     А это снимало подозрение,  по  крайней  мере,  с  четырех  участников
вчерашнего представления.
     И могло означать:
     либо то, что среди них присутствовал призрак;
     либо то, что машина, обладая памятью, сама создала персонаж Генри;
     либо то, что они - все восемь - стали жертвой массовой галлюцинации.
     Однако ни одно из трех предположений не выдерживало никакой  критики.
И вообще, что здесь происходило, казалось абсолютно необъяснимым.
     Представьте группу высококвалифицированных ученых, воспитанных в духе
материалистического подхода к действительности, скептицизма и нетерпимости
ко всему, что отдает душком мистицизма;  ученых,  нацеленных  на  изучение
фактов, и только фактов. Что может привести к распаду  такого  коллектива?
Не клаустрофобия, развившаяся в результате  длительной  изоляции  на  этом
астероиде.  Не  постоянные  угрызения  совести,  причина   которых   -   в
неспособности вырваться из плена прочно укоренившихся этических  норм.  Не
атавистический страх перед призраками. Все это было бы слишком просто.
     Тут действовал какой-то другой  фактор.  Другой  неизвестный  фактор,
мысль о котором еще никому не приходила в голову, подобно тому, как  никто
пока не задумывался о новом подходе  к  решению  поставленной  перед  ними
задачи. Том самом новом подходе, о котором упомянул  за  обедом  Мэйтленд,
сказав, что для проникновения в тайну первопричины  жизненных  явлений  им
следовало бы подступиться к этой проблеме с какой-то другой  стороны.  "Мы
на ложном пути, - сказал тогда Мэйтленд.  -  Нам  необходимо  найти  новый
подход". И Мэйтленд, несомненно, имел в  виду,  что  для  их  исследований
более не годятся старые методы, цель которых - поиск, накопление и  анализ
фактического материала; что научное мышление в течение длительного периода
времени работало в одной единственной, теперь уже порядком истертой  колее
устаревших категорий и не ведало иных путей к познанию...
     Спектакль! - вдруг осенило его. Может, этим фактором  был  Спектакль?
Что, если игра в Спектакль, которая,  по  замыслу,  должна  была  сплотить
членов  группы  и  помочь  им  сохранить  здравый  рассудок,  по  какой-то
непонятной пока причине превратилась в обоюдоострый меч?
     Они начали вставать из-за стола, чтобы разойтись по своим комнатам  и
переодеться к обеду. А после обеда - опять Спектакль.
     Привычка, подумал Лодж. Даже сейчас, когда все полетело к чертям, они
оставались рабами привычки.
     Опять переоденутся к обеду; они опять будут  играть  в  Спектакле.  А
завтра утром они спустятся в лаборатории и снова примутся  за  работу,  но
труд их будет непродуктивным, потому  что  цель,  достижению  которой  они
отдали все свои профессиональные знания, перестала для  них  существовать,
испепеленная страхом, раздирающим душу противоречиями, смертью  одного  из
них, призраками.
     Кто-то тронул его за локоть, и Лодж увидел, что рядом стоит Форестер.
     - Ну что, Кент?
     - Как себя чувствуете?
     - Нормально, - ответил Лодж и,  немного  помолчав,  произнес:  -  Вы,
безусловно, понимаете, что это конец.
     - Мы еще поборемся, - заявил Форестер.
     Лодж покачал головой.
     - Разве что вы, вы ведь моложе меня. А на меня не рассчитывайте  -  я
сгорел вместе с остальными.



                                    8

     Представление началось с того, на чем оно  прервалось  накануне:  все
персонажи на экране,  появляется  Прелестная  Девушка,  а  Нищий  Философ,
самодовольно потирая руки, произносит:
     - Что за душевная обстановка! Наконец-то мы все в сборе.
     Прелестная Девушка (не очень твердо держась  на  ногах):  Послушайте,
Философ, я сама знаю, что опоздала, и незачем это подчеркивать, да  еще  в
такой странной форме! Само собой разумеется, что мы здесь  собрались  всей
компанией. А я... Ну меня задержали крайне важные обстоятельства.
     Деревенский Щеголь (в сторону с крестьянской хитрецой): "Том Коллинз"
[прохладительный напиток, в  состав  которого  входит  джин]  и  игральный
автомат.
     Инопланетное Чудовище (высунув голову  из-за  дерева):  Тск  хрлстлги
вглатер, тск...
     А ведь с представлением что-то неладно, вдруг подумал Лодж.
     В нем явно был какой-то дефект, неправильность, нечто до ужаса  чужое
и непривычное; такое, от чего пробирает дрожь, даже если это новое  чуждое
качество не поддается определению.
     Неладное творилось  с  Философом,  причем  беспокоило  вовсе  не  его
присутствие на экране, а что-то совершенно другое,  необъяснимое.  Странно
измененными  казались  Прелестная  Девушка,  Приличный  Молодой   Человек,
Красивая Стерва и все, все остальные.
     Резко переменился Деревенский Щеголь, а уж он-то, Бэйярд  Лодж,  знал
Деревенского Щеголя как облупленного - знал каждую извилину его мозга, его
мысли, мечты, тайные желания, его грубоватое тщеславие,  нахальную  манеру
посмеиваться над  окружающими,  жгучее  чувство  неполноценности,  которое
побуждало его во имя самоутверждения заниматься  восхвалением  собственной
персоны.
     Словом, он знал его, как каждый из зрителей  должен  был  знать  свой
персонаж, воспринимал его, как что-то более значимое, чем образ, созданный
в воображении; знал его лучше, чем любого  другого  человека,  чем  самого
лучшего друга. Ибо они были связаны теми единственными в своем роде узами,
которые связывают творца с его творением.
     А в этот вечер Деревенский Щеголь заметно отдалился от  него,  словно
бы обрезал невидимые веревочки, с  помощью  которых  им  управляли,  обрел
некую самостоятельность, и в этой самостоятельности уже пробивались первые
ростки полной независимости.
     До Лоджа донеслись слова Философа:
     - Но я никак не мог обойти молчанием тот факт, что мы здесь собрались
в полном составе. Ведь один из нас умер...
     В зрительном зале - ни шумного  вздоха,  ни  шороха,  никто  даже  не
вздрогнул, но чувствовалось, как все  напряглись,  словно  туго  натянутые
скрипичные струны.
     - Мы - это совесть, - произнес Усатый Злодей. -  Отраженная  совесть,
принявшая наш облик и играющая наши роли...
     - Совесть человечества, - сказал Деревенский Щеголь.
     Лодж невольно привстал.
     "Я ведь не  велел  произносить  ему  эту  фразу!  Он  сделал  это  по
собственному почину, без моего приказа. У меня просто  не  возникла  такая
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама