Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Groundhog Day
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Брайан Олдисс Весь текст 822.65 Kb

Весна Геликонии

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 71
фагорам? Да, в сказаниях должно быть  зерно  истины.  Поскольку  здесь,  в
Панновале, существовал более  аргументированный  вариант  сказания,  Вутра
оказался просто мелким божеством. Но он был мстителен,  и  в  небесах  ему
жилось свободно. И именно из небес исходила опасность.  Акха  был  великим
земным богом, правившим  в  подземелье,  где  человек  чувствовал  себя  в
безопасности. Двое часовых не были благосклонны  к  людям;  поскольку  они
находились на небе, то они принадлежали  Вутре  и  они  могли  напасть  на
человечество.
     Заученные стихи стали приобретать смысл. От них исходил свет  истины.
И Юлий с удовольствием стал повторять про себя то, что раньше заучивал так
неохотно, устремив при этом свой взгляд на Акху.

                 Небеса вселяют напрасные надежды,
                 Небеса не знают границ.
                 От всех их напастей и бед
                 Вас защищает земля Акха над нашими головами.


     На следующий день он со смиренным видом  предстал  перед  Сатаалом  и
сказал, что обратился в новую веру.
     Барабаня пальцами по коленям, Сатаал  обратил  к  нему  свое  бледное
обрюзгшее лицо.
     - Как ты обратился в новую веру? В эти дни ложь наводнила Панновал.
     - Я взглянул в лицо Акха. Впервые я увидел его так отчетливо.  Сейчас
мое сердце открыто.
     - Еще один лжепророк арестован на днях.
     Юлий ударил себя кулаком в грудь.
     - То, что я чувствую внутри себя, не ложь, отец.
     - Это не так просто, - заметил священник.
     - Нет, это очень просто, и сейчас все станет очень легко! - Он упал к
ногам священника, рыдая от охватившей его безумной радости.
     - Ничто не может быть просто.
     -  Повелитель,  я  всем  обязан  тебе.  Помоги  мне.  Я   хочу   быть
священником, как и ты.


     В течение следующих нескольких дней Юлий бродил по темному  лабиринту
переходов. Он уже не чувствовал себя подобно заключенному,  брошенному  во
мрак подземелья. Он находился в благословенном месте, защищенном  от  всех
жестоких  стихий,  которые  сделали  его  дикарем.  Он  понял,  какое  это
блаженство - жить в теплом полумраке, без восходов и закатов, без  дней  и
ночей, без свежего дыхания ветра...
     Он понял, как прекрасен Панновал со всей его подземной  архитектурой.
В течение столетий пещеры  украшались  росписями  художников,  резьбой  по
камню, причем многие фрагменты повествовали о жизни Акха и тех  битвах,  в
которых он принимал участие, а также о будущих сражениях, которые он будет
устраивать, когда люди поверят в его  силу.  Там,  где  картины  стерлись,
поверх их были написаны новые. Художники постоянно были за работой,  часто
с опасностью для жизни взгромоздившись на леса, которые,  подобно  скелету
какого-то мифического длинношеего животного, поднимались  вверх,  к  самой
кровле.
     - Что с тобой, Юлий? Ты ничего не замечаешь вокруг, - сказал Киале.
     - Я хочу стать священником. Я так решил.
     - Но они не позволят стать священником тебе, человеку со стороны.
     - Мой учитель обратился по этому поводу к властям.
     Киале задумчиво потрогал себя за нос. Глаза Юлия настолько привыкли к
вечному полумраку, что он мог замечать любое изменение лица своего  друга.
Когда  Киале,  не  говоря  ни  слова,  шагнул  вглубь  своей  лавки,  Юлий
последовал за ним.
     Киале положил руку на плечо юноши.
     - Ты хороший парень. Ты  напоминаешь  мне  Усилка.  Но  мы  не  будем
говорить об этом... Послушай меня: Панновал уже  не  тот,  каким  он  был,
когда я был мальчишкой и босиком бегал по его  базарам.  Я  не  знаю,  что
случилось, но мира уже нет. Все эти разговоры о грядущих переменах, на мой
взгляд, ерунда. Даже священники принялись за  это  дело,  с  пеной  у  рта
доказывая необходимость перевоспитания и самоусовершенствования. По-моему,
от добра добра не ищут. Понял, что я хочу сказать?
     - Да, понял.
     - Ну что же. Ты, вероятно, думаешь, что жрецом быть легко. Но я бы не
советовал тебе становиться им именно сейчас. Священники начинают проявлять
строптивость.    Я    слышал,    что    сейчас    в    Святилище    казнят
еретиков-священников. Лучше тебе оставаться у меня учеником  и  заниматься
своим делом. Понял? Я желаю тебе только добра.
     Юлий не поднимал глаз от пола.
     - Я не могу объяснить,  что  я  чувствую,  Киале.  В  меня  вселилась
какая-то надежда. Я думаю, что положение должно измениться.  Я  тоже  хочу
стать другим, но пока не знаю - как.
     Вздохнув, Киале убрал руку с плеча Юлия.
     - Ну что же, парень. Потом не говори, что я тебя не предупреждал.
     Несмотря на его ворчливый тон, Юлий был тронут его заботой.  А  Киале
сообщил о намерениях Юлия своей жене. И когда вечером Юлий вернулся в свою
комнату, на пороге появилась Туска.
     - Священники могут ходить везде, куда им вздумается. Когда ты  будешь
посвящен в сан священника, то  для  тебя  не  будет  существовать  никаких
запретов. Ты сможешь запросто бывать и в Святилище.
     - Вероятно. Приходи ко мне.
     Она умоляюще дотронулась до его руки. Юлий смущенно улыбнулся.
     - Ты очень добра, Туска. Но неужели бунтари, которые желают свергнуть
правителей Панновала, ничего не знают о твоем сыне?
     Туску вдруг охватил страх.
     - Юлий, ты станешь совсем другим, когда примешь сан. Поэтому я больше
ничего не скажу. Я боюсь повредить остальным членам семьи.
     Юлий потупил взор.
     - Да покарай меня Акха, если я когда-нибудь причиню вам зло.


     В следующий раз, когда он появился у  священника,  рядом  с  Сатаалом
стоял солдат, держа на привязи фагора. Священник спросил Юлия, готов ли он
пожертвовать всем, что имеет, ради служения Акхе. Юлий  ответил,  что  да,
готов.
     - Да исполнится сие. - Священник хлопнул в ладоши, и солдат удалился.
Юлий понял, что лишился всего, чем обладал, кроме одежды, которая была  на
нем, да ножа, который украсила резьбой его мать.
     Не говоря ни слова, Сатаал, поманив его пальцем, направился в сторону
задней части Рынка. С бьющимся сердцем Юлий последовал за ним.
     Когда они подошли к деревянному мосту, переброшенному через ущелье, в
котором бушевал Вакк, Юлий бросил взгляд назад. Его взгляд скользнул  мимо
шумной толпы,  оживленно  что-то  меняющей,  чем-то  торгующей,  о  чем-то
спорящей,  и  устремился  туда,  где  через  раскрытые  ворота  был  виден
ослепительный снег.
     Не  зная  почему,  он  вспомнил  об  Искадор,   девушке   с   темными
развевающимися волосами. Затем он поспешил за священником.
     Они взбирались вверх,  по  террасам  мест  паломничества,  где  люди,
толкаясь, спешили положить свои  приношения  к  ногам  идола.  Сзади  была
перегородка с замысловатым рисунком.  Сатаал  быстро  прошел  мимо  нее  и
направился к узкому проходу по небольшим ступенькам. Когда  они  повернули
за угол, свет быстро померк. Звякнул колокольчик. Охваченный беспокойством
Юлий споткнулся. Он попал в Святилище быстрее, чем ожидал.
     Впервые за время пребывания в перенаселенном Панновале вокруг него не
было ни  души.  Их  шаги  отдавались  гулким  эхом.  Юлий  ничего  не  мог
разглядеть. Священник впереди него казался бестелесным  призраком,  ничем,
темнотой в темноте. Юлий не осмеливался ни остановиться, ни заговорить. От
него сейчас требовалось одно: слепо идти за своим наставником, и все,  что
бы ни произошло, он должен воспринимать как испытание своей веры.
     Если Акха любит подземную тьму, то также должен любить ее и  он.  Тем
не менее пустота, которая, казалось, шелестела в ушах, тяготила его.
     Казалось, они уже целую вечность продолжали идти в чрево земли.
     Мягко,  внезапно,  возник  свет.  Колонна  света  пронизывала   озеро
стоячего мрака, образуя на дне его яркий  круг,  к  которому  направлялись
двое погруженных во тьму людей. Грузная фигура священника была четко видна
на  фоне  света.  К  Юлию  начало  возвращаться  осознание  того,  где  он
находится.
     Стен не было.
     И это обстоятельство вызывало еще больший  страх,  чем  полная  тьма.
Юлий уже привык к замкнутому пространству, к тому, что  вокруг  него  были
каменные перегородки и он  постоянно  натыкался  на  кого-нибудь  -  спину
незнакомого мужчины, плечо женщины... И теперь его охватил острый  приступ
агорафобии. Он, растянувшись, упал на мостовую, издав придушенный стон.
     Священник не обернулся. Он  достиг  того  места,  где  колонна  света
упиралась в пол, и продолжал идти дальше, постукивая  каблуками,  так  что
его фигура почти мгновенно скрылась за туманным столбом света.
     Придя в ужас от мысли, что может остаться  один,  юноша  стремительно
вскочил и побежал вперед. Когда  его  пронзил  столб  света,  он  взглянул
вверх.  Там,  над  собою,  он  увидел  отверстие,  через   которое   падал
обыкновенный дневной свет. Там, наверху, был знакомый ему с  детства  мир,
от которого он отрекался ради бога тьмы.
     Он увидел зубчатую скалу. И он понял, что находится в пещере,  своими
размерами превышающей весь Панновал. По какому-то сигналу, возможно, звону
колокольчика, раздавшемуся вдалеке, - кто-то открыл дверь во внешний  мир.
Предупреждение? Соблазн? Или просто для драматического эффекта?
     Возможно, все вместе, подумал он. Ведь жрецы намного умнее его. И  он
поспешил  за  исчезающей  фигурой  священника.  Через  секунду  он  скорее
почувствовал, чем увидел, что свет позади  него  померк.  Дверь  в  высоте
закрылась. Он снова очутился в полной темноте.
     Наконец они достигли дальнего конца гигантской пещеры. Юлий  услышал,
как замедлились шаги священника. Не колеблясь ни секунды, Сатаал подошел к
двери и постучал. Через несколько мгновений дверь медленно  отворилась.  В
воздухе над головой пожилой  женщины  висела  лампа.  Женщина,  непрерывно
шмыгая носом, пропустила их в каменный коридор, а затем  закрыла  за  ними
дверь.
     Пол в коридоре был устлан  циновками.  Вдоль  стен  на  уровне  пояса
проходила лента с искусной резьбой. Юлию хотелось рассмотреть ее  поближе,
но он не  осмелился.  Остальное  пространство  стен  было  без  украшений.
Шмыгающая носом женщина постучала  в  одну  из  дверей.  Когда  послышался
ответный  стук,  Сатаал  распахнул  дверь  и  подал  знак  Юлию   входить.
Нагнувшись, он прошел под протянутой рукой своего  наставника  в  комнату.
Дверь закрылась за ним. Он видел Сатаала в последний раз.
     Комната  была  обставлена  переносной  каменной   мебелью,   покрытой
цветными накидками. Она освещалась двойной лампой на  железной  подставке.
Два человека, сидящие за столом, подняли  головы,  оторвавшись  от  чтения
каких-то документов. Один из них был капитан милиции. Его каска с эмблемой
в виде колеса лежала рядом с ним  на  столе.  Другой  был  худой  и  седой
священник с приветливым лицом, который постоянно мигал, как будто один вид
Юлия ослепил его.
     - Юлий из Внешнего Мира? Поскольку ты здесь, ты сделал еще  один  шаг
на пути служения богу Акха, - проговорил священник пронзительным  голосом.
- Я - отец Сифанс, и прежде всего я должен спросить тебя, не отягощают  ли
твою душу какие-либо грехи и не хочешь ли ты в них исповедоваться?
     Юлий был сбит с толку тем, что Сатаал так внезапно  покинул  его,  не
шепнув на прощание  ни  слова.  Но  он  подумал,  что  уже  сейчас  должен
отказаться от таких мирских понятий, как любовь и дружба.
     - Мне не в чем исповедоваться, - угрюмо сказал он, не смотря в  глаза
священнику.
     Священник откашлялся. Заговорил капитан.
     - Юноша, взгляни на меня. Я капитан Северной Гвардии Эброн. Ты прибыл
в Панновал на санях, запряженных упряжкой Грипси. Она была украдена у двух
известных торговцев этого города, Атримба и Праста, которые жили в  Вакке.
Их тела были  найдены  в  нескольких  милях  отсюда,  пронзенные  копьями.
Создается впечатление, что их убили во сне. Что  ты  скажешь  относительно
этого преступления?
     Юлий смотрел в пол.
     - Я ничего об этом не знаю...
     - Мы думаем, что ты знаешь все. Если бы преступление  было  совершено
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 71
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама