Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Сергей Михайлов Весь текст 141.07 Kb

Но ад не вечен

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13
на лапы и оказывались раздавленными своими же сородичами. Деревья
сыпались под их напором, словно спичечные коробки, срезались острыми
челюстями подобно хлебным колосьям, отбрасывались как никчемные
сорняки.
     А дно тем временем поднималось все выше и выше, вздымая к
черно-свинцовой мгле все новых и новых посланников ада. Гора из
копошащихся тел неуклонно росла и становилась похожей на гигантский
муравейник. С хрустом, с треском сыпались тараканы с ее вершины, ломая
усы, лапы и головы. Вот один из них сорвался, попытался спланировать на
куцых крыльях, но напоролся брюхом на обгоревший остов сосны и,
пронзенный насквозь, долго еще бился в конвульсиях, судорожно царапая
лапами небесный мрак.
     Гул, подобный топоту сотен табунов, несся по тайге. Земля
дрожала...

     3.

      -- Скорее! -- торопил дед Мартын Игоря. -- Скорее же, Игорь!
     Они мчались по агонизирующему лесу, настигаемые полчищами
гигантских тараканов. Так уж распорядилась судьба, что медвежья берлога
оказалась на пути одного из тараканьих потоков. Вернее, поток должен
был лишь краем зацепить брошенное жилище хищника -- и тем не менее...
Тем не менее берлога не могла служить идеальным убежищем для двух
погибающих мужчин. Но иного выхода у них не было.
     Игорь бежал впереди, а дед Мартын подталкивал его сзади,
одновременно указывая верное направление. Чудовища быстро настигали
беглецов.
     -- Беги один, Игорь! -- крикнул дед Мартын. -- Я постараюсь их
задержать!
     -- А ты, дедушка? -- остановился мальчик в растерянности. -- Я
останусь с тобой.
     -- Беги!! -- грозно загремел старый лесник, ловко скидывая с плеча
двустволку. -- Вон у того оврага возьмешь чуть правее и как раз выйдешь
на берлогу. И чтобы духу твоего здесь не было! Слышишь?
     -- Слышу, -- сквозь слезы прошептал Игорь. -- А как же ты,
дедушка?
     -- Я следом за тобой, вот только... Да уберешься ты отсюда или
нет?
     Последний окрик подстегнул Игоря, и он стремглав бросился к
оврагу.
     А дед Мартын, с ружьем наперевес, широко расставив ноги, стоял и
ждал тараканьего авангарда. Самый первый из них, с обломанным усом,
несся прямо на человека. Дед Мартын вскинул ружье и тщательно
прицелился. Когда до чудовища осталось не больше десяти метров, грянул
выстрел. Бронированные челюсти страшного хищника, постоянно что-то
жующие, разлетелись в разные стороны, словно разодранные невидимым
великаном, а сам таракан встал как вкопанный, тут же взвился на дыбы и
грохнулся на спину. Раздался ужасающий хруст. Образовался затор. Вновь
прибывающие тараканы спотыкались, падали, пятились, пытались подняться,
встать на лапы, но их тут же безжалостно топтали, топтали, топтали...
Всеобщая сумятица дала Игорю выигрыш в десять-пятнадцать секунд, и этих
секунд как раз хватило, чтобы укрыться в берлоге.
     Проводив внука взглядом, дед Мартын улыбнулся одними уголками рта.
     -- Слава Богу... Теперь и умереть не страшно.
     Он повернулся лицом к опасности и снова вскинул ружье. Но
выстрелить он не успел: напиравший сзади поток перевалил через
незначительную преграду из нескольких задавленных тел и захлестнул
его...
     Когда Игорь невзначай обернулся, деда Мартына он не увидел; лишь
старая двустволка, отброшенная лапой одного из чудовищ, изуродованная и
помятая, одиноко висела на суку чудом уцелевшей сосны и мерно
покачивалась над потоком полированных спин, сотни и тысячи которых
черными тенями растекались по тайге...
     Глотая горькие слезы, Игорь нырнул в берлогу. Тоска и чувство
невосполнимой утраты сжали его сердце железными тисками, хотелось выть
от отчаяния и внезапного одиночества. Бедный, бедный дедушка... Земля
под ним вдруг всколыхнулась, оглушительные рокот и гул наполнили
атмосферу, сверху посыпались комья грязи, прошлогодние ветви и сухие
листья -- то правильной колонной шли гигантские тараканы, шли на
юго-запад. Неведомая сила гнала их вперед, вперед, вперед и только
вперед...
     Поток ширился, и теперь фланг его как раз проходил над бывшей
берлогой. Ветхое медвежье строение с трудом выдерживало натиск тяжелых,
подобных танкам, чудовищ и вот-вот готово было рухнуть. Дважды уже
тараканьи лапы пробивали ненадежную кровлю берлоги и, неистово царапая
тьму, заставляли едва живого от страха мальчика забиваться в самый
дальний угол.
     Сколько прошло времени, Игорь не знал. Нескончаемый тараканий
поток продолжал тянуться сквозь тайгу. И вот наконец произошло то, чего
бедный мальчик боялся больше всего: берлога не выдержала и рухнула.
Страшная тяжесть навалилась на него, смрадное дыхание обожгло лицо.
Игорь закричал и потерял сознание.

   Глава седьмая

                 В те дни люди будут искать смерти, но не найдут ее;
                 пожелают умереть, но смерть убежит от них.

                                                 Откровение Иоанна
                                                 Богослова

     1.

     Он брел по лесу, теряя последние силы. Сознание, словно вспышки
солнечного света сквозь густую пелену облаков, озаряло порой
помутившийся разум. Вспышки эти были слишком недолговечны, и все же в
их короткие мгновения Игорь успевал вспомнить все, что с ним произошло
накануне.
     ...очнулся он от собственного же стона. Тело страшно ломило,
голова раскалывалась от нестерпимой боли. Он с трудом размежил
свинцовые веки.
     Тайга стояла безмолвная, неподвижная. Ни звука, ни шороха, ни
дуновения ветерка -- лишь откуда-то с края земли, из-за тысячи верст,
доносился приглушенный гул. Тараканы ушли. Ушли, забрав с собой жизнь
деда Мартына. Игорь пошевелил рукой. Острая боль пронзила плечо, и он
снова застонал. Он лежал в ложбине, под поваленным стволом, слегка
присыпанный ветвями, грязным снегом и обломками ледяного наста.
     Близился вечер. В лесу царили запустение и хаос, тайга напоминала
место, где накануне произошла страшная битва и где дух смерти нашел
себе последнее пристанище. Туман клочьями висел над землей, заполняя
собой все видимое пространство. С небес, обретших свой естественный
цвет, мутным грязным пятном глядело солнце. Игорь попытался встать, но
не смог. В глаза, мозг, тело нахлынул мрак, и мальчик снова провалился
в небытие.
     ...как пролетела ночь, он не помнил. Следующий проблеск сознания
застал его продирающимся сквозь заросли колючего можжевельника, на дне
сырого, болотистого оврага. Он стал похож на бродягу -- да он, по
существу, таковым теперь и являлся. Лес стал прежним, по тайге неслась
опомнившаяся весна. Было тепло, снег интенсивно таял, становясь рыхлым,
мокрым и тяжелым. Он шел наугад, так как давно уже потерял
представление о времени и направлении. К чему забивать голову ненужными
проблемами? Если судьбе будет угодно, она сама позаботится о нем. Он
слишком устал, чтобы...
     "Тараканий тракт" остался где-то в стороне. Гул стих -- видно,
посланцы ада ушли слишком далеко. Тайга судорожно, нехотя, будто тоже
полагаясь исключительно на судьбу, а не на собственную страсть к жизни,
просыпалась от зимней спячки. Птиц не было вообще. Ни одной.
     ...снег почти сошел, из обнаженной, заваленной лесным мусором
земли местами пробивался бледный стреловидный папоротник. Небо
подернулось мутной пеленой, и солнце, размазанное по нему от края и до
края, неохотно роняло на землю чахлые лучи.
     Неизвестно, чем он питался все эти дни, наверное, инстинкт далеких
предков помогал ему найти в полумертвой тайге какие-то крохи, способные
поддержать искру жизни в изможденном, доведенном до истощения теле.
Уродливо распухшие почки, вот-вот готовые лопнуть, липкими гроздьями
застревали в волосах несчастного путника, когда тот, не в силах поднять
воспаленные веки, шел напролом сквозь липовый молодняк, сквозь заросли
орешника, через густые ельники. От земли, медленно прогреваемой дневным
светилом, невидимыми струйками поднимались вверх нездоровые запахи
гнили, кладбища и плесени.
     ...лес покрылся первыми, бледно-зелеными, с желтоватым отливом,
очагами распускающейся растительности. Но очаги эти вселяли не надежду,
а скорее уныние, тоску и пессимизм. Похоже, очередное пробуждение к
жизни давалось Природе с большим трудом. Действительно, к чему все эти
усилия? Ведь это -- последнее пробуждение, пробуждение перед смертью, а
затем -- вечное небытие. Так стоит ли стараться?..
     ...теперь их стало трое...
     Как-то раз, пробудившись от тяжелого, лишенного сновидений сна, он
увидел перед собой желтое мутное пятно. Когда пятно обрело более четкие
контуры, он понял, что это лицо. Мутант с интересом наблюдал за ним;
чуть поодаль, кивая большой косматой головой, стоял желтый Марс. Пес
понимающе улыбался.
     Ни страха, ни отчаяния -- ничего. К чему? Так ли уж страшна жизнь
в шкуре желтого безумца? По крайней мере, хуже уже не будет. Пусть
судьба решает сама...
     Судьба решила. Желтые морщинистые руки протянулись к его лицу. Он
закрыл глаза, затаил дыхание. Мягкое прикосновение... ласковое
поглаживание по щеке... дыхание у самого уха... И дикий восторг!
     Он вскочил на ноги, раскрыл глаза. Мир был желтым, желтым и
теплым, словно парное молоко. От радости хотелось визжать, кубарем
кататься по чахлой таежной траве, беззаботно скакать -- и ни о чем не
думать. Силы вновь вернулись к нему -- вдвое, втрое, вдесятеро.
Гигантские уши-лопухи порхали у его плеч, когда они -- он и его новый
друг -- взявшись за руки, носились по обреченной земле. Вот оно --
счастье!
     ...он снова один. Но восторг не покидает его. Он весел и сыт --
что еще нужно человеку?
     Перед ним покинутая деревня. Кое-где видны обуглившиеся остовы
домов. Это особенно смешно. По кривым деревенским улочкам, на старом
дребезжащем мопеде носится престарелый мутант с длинной, развевающейся
на ветру, бородой. Желтая пыль стелется вдоль дороги... Он падает на
землю и захлебывается в собственном хохоте.
     ...сны. Сны не дают ему покоя по ночам. Во сне он снова становится
прежним человеком -- уродливым, отчаявшимся, одиноким, дрожащим от
холода и страха, потерявшим надежду. От этих кошмаров он просыпается в
холодном поту -- и тут же все забывает.
     ...их снова трое. Особенно рад он Марсу. Наверное потому, что пес
любит таскать его за уши, а вечерами грызет задеревеневшие пятки. Обувь
давно уже развалилась.
     Там, где оставались их следы, рождалась желтая жизнь...

     2.

     И все-таки тайга пробудилась от зимнего сна -- судорожно,
болезненно, с заметным опозданием, но пробудилась.
     Чахлая трава, куцые сморщенные листочки, бледные цветы -- это,
пожалуй, все, что смогла из себя выжать обреченная Природа. Ни жужжания
пчел, ни трескотни кузнечиков, ни суеты юрких белок, ни гордого шествия
грациозного оленя, ни мерного стука красноголового дятла, ни ночного
шелеста летучих мышей -- ничего этого не было и в помине, все это
исчезло, растаяло, растворилось в прошлом. Тайга вымерла, и даже
деревья не шелестели своей листвой, так как вот уже несколько дней
стояло полное безветрие.
     Но словно грибы после теплого дождя, возникали в тайге островки
новой жизни. То была желтая жизнь, жизнь-мутант.
     Разрывая рыхлую землю, выползали на свет Божий фантастические
змееподобные мясистые стебли, в считанные часы возносились ввысь, на
недосягаемую высоту, обхватывали стволы ближайших сосен и, подобно
тропическим лианам, карабкались к мутному солнцу. Огромные желтые
цветы, испускающие удушливый, приторный аромат, в одночасье покрывали
лесные поляны; гигантские грибы разбухали буквально на глазах. В тайге
появились птицы, но то были птицы-мутанты -- огромные, лишенные
оперения, с выпученными глазами. Они не пели -- они выли подобно диким
волкам.
     Нет, жизнь не ушла из тайги, она сконцентрировалась в желтых
островках. Бурная активность желтой флоры на фоне полусонного
бледно-зеленого леса казалась исступлением, безумным вихрем,
бешенством. Желтая зараза с жадностью расползалась по тайге, оккупируя
все новые и новые территории. Тайга не сопротивлялась, она знала, что
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама