Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Станислав Лем Весь текст 339.31 Kb

Следствие (Расследование)

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29
способы, как обратить на себя внимание  начальства,  но  за  свою
недолгую карьеру детектива он ни разу ими  не  воспользовался.  А
сейчас жалел, что у него такой  маленький  чин:  это  существенно
уменьшало шансы на получение дела.
     Прощаясь, Шеппард  спросил  у  Грегори,  что  он  собирается
делать дальше. Грегори ответил, что не знает. Это было честно, но
подобная честность, как известно, начальством не ценится. А вдруг
Шеппард воспримет его слова  как  проявление  ограниченности  или
легкомысленного отношения к службе?
     А чего небось не наговорил за его спиной главному инспектору
Фаркар. Этот тип уж  явно  постарался  представить  его  в  самом
черном свете. Грегори попробовал убедить себя,  что  такой  отзыв
только льстит ему, ибо мнение Фаркара - чего оно стоит?
     Затем мысли Грегори перешли к Сиссу. Да,  это  человек  явно
незаурядный. Грегори кое-что о нем слышал.
     Во  время  войны  доктор  работал  в   оперативном    отделе
генерального штаба, и вроде бы там на  его  счету  были  коекакие
достижения. Но через год после войны он с треском оттуда вылетел.
Кажется, повздорил с кем-то из  шишек,  чуть  ли  не  с  маршалом
Александером [Александер Харольд Руперт  (1891-1969)-британский
фельдмаршал.  С  декабря  1943  г.  главнокомандующий    союзными
войсками на Средиземноморье, в 1952-1954 гг. министр  обороны.].
И вообще он был знаменит  тем,  что  восстанавливал  против  себя
всех, с кем  сталкивался.  Говорили,  что  это  желчный,  злобный
человек, лишенный и тени такта, да к тому же еще наделенный даром
совершенно по-детски выкладывать людям все, что он о них думает.
     Грегори отлично понимал, почему Сисс  возбуждает  неприязнь.
Он прекрасно помнил замешательство, какое охватило его  во  время
доклада, когда он ничего не мог противопоставить железной  логике
ученого. Но в  то  же  время  он  испытывал  почтение  к  мощному
интеллекту  этого  человека,  похожего  на  птицу  с    крохотной
головкой. "Надо будет им  заняться",  -  завершил  Грегори  свои
размышления, не уточняя, впрочем, в чем же будет  выражаться  это
"заняться".
     Загорались витрины, день быстро угасал. Улочка стала  совсем
узкой; это был сохранившийся в неприкосновенности, видимо, еще со
времен  средневековья  уголок  старого  города  с    потемневшими
уродливыми домами, в  которых  сверкали  неестественно  огромные,
насквозь просвечивающие стеклянные коробки новых магазинов.
     Чтобы сократить путь, Грегори вошел в пассаж. У входа намело
небольшой  сугроб,  и  ему  показалось  странным,  что  снег   не
затоптан. Женщина  в  красной  шляпке  рассматривала  безжизненно
улыбающиеся манекены, наряженные в бальные  платья.  Чуть  дальше
пассаж плавно заворачивал; сухой бетон был расчерчен  фиолетовыми
и белыми квадратами света, падающего из витрин.
     Грегори шел медленно, не глядя по сторонам. Он вспомнил смех
Сисса  и  старался  понять,  чем  же  он  был  вызван.   Хотелось
восстановить  в  памяти  его  звучание,  почему-то  это  казалось
чрезвычайно важным. Сисс, вопреки  создающемуся  впечатлению,  не
любитель дешевых эффектов, зато самомнения у него хоть  отбавляй,
и смеялся он, если можно так выразиться,  только  для  себя,  над
чем-то, что известно ему одному.
     Из глубины пустого пассажа навстречу  Грегори  шел  человек.
Высокий,  худой,  он  шел  и  покачивал  головой   так,    словно
разговаривал сам  с  собою.  Грегори  был  слишком  занят  своими
мыслями, чтобы наблюдать за встречным, но тем не менее держал его
в поле зрения. Они неуклонно сближались. В этой части пассажа был
темно: в трех магазинах окна погашены, стекла четвертого забелены
известкой - ремонт, и только там, откуда шел одинокий  прохожий,
светились несколько больших витрин.
     Грегори поднял голову. Встречный  сбавил  темп;  он  шел  на
сближение, но заметно медленней. Наконец оба они остановились  на
расстоянии нескольких шагов. Грегори все еще  думал  о  своем  и,
хотя смотрел на встречного, лица его  не  видел.  Он  сделал  шаг
вперед, тот тоже продвинулся на шаг.
     "Что ему нужно?" - подумал Грегори. Они стояли и исподлобья
рассматривали друг друга. У встречного были широкое лицо, черт  в
темноте не разобрать, шляпа  как-то  слишком  надвинута  на  лоб,
кургузое пальто небрежно стянуто кушаком,  конец  кушака  обернут
вокруг пряжки. С пряжкой явно было что-то  не  в  порядке,  но  у
Грегори своих дел было выше головы, чтобы еще задумываться и  над
этим. Он двинулся вперед,  стараясь  обойти  встречного,  но  тот
заступил ему дорогу.
     - А ну давай... - гневно начал Грегори и умолк.  Встречный
-  это  был  он  сам.  Он  стоял  перед    огромным    зеркалом,
перегораживающим пассаж. По ошибке вошел в тупик.
     С минуту он рассматривал свое отражение  с  таким  чувством,
словно глядел на постороннего. Смуглое лицо, выражение  не  очень
умное, волевая челюсть - как порой казалось ему. А возможно, это
вовсе не признак воли, а упрямства, ослиного упрямства -  и  так
он иногда думал.
     - Ну, налюбовался? - пробормотал он,  резко  повернулся  и
направился к выходу.  У  него  было  такое  чувство,  словно  его
оставили в дураках.
     Пройдя  несколько  шагов,  он  все-таки  не   удержался    и
оглянулся. "Встречный" тоже остановился -  где-то  там,  далеко,
между двумя рядами пустых освещенных магазинов, - и почти  сразу
же двинулся дальше, в глубь  пассажа,  уходя  по  каким-то  своим
зеркальным делам. Поправив со злостью кушак и  сдвинув  шляпу  со
лба, Грегори вышел на улицу.
     Следующий  пассаж  привел  его  прямо  к  "Европе".  Швейцар
распахнул  стеклянную  дверь.  Грегори  прошел  мимо  столиков  к
фиолетовым огням бара. Благодаря своему росту Грегори не пришлось
вставать на цыпочки, чтобы взгромоздиться на трехногий табурет.
     - "Белая лошадь"? - спросил бармен. Грегори кивнул.
     Бутылка  зазвенела,  словно  в  ней  был  скрыт    маленький
колокольчик. Грегори сделал глоток и снова убедился,  что  "Белая
лошадь" чересчур крепка, отдает  сивухой  и  дерет  в  горле.  Он
терпеть не мог этот сорт виски. Но так получилось, что  несколько
раз он бывал здесь с молодым  Кинзи  и  они  пили  именно  "Белую
лошадь". С тех пор бармен причислил его к завсегдатаям  и  помнил
вкусы. А встречался он  здесь  с  Кинзи,  чтобы  договориться  об
обмене квартиры. И вообще, он предпочел бы выпить  теплого  пива,
но в столь фешенебельном заведении стеснялся его заказывать.
     Сейчас же он забрел сюда просто потому, что не хотелось идти
домой. Он надеялся, что за рюмкой  удастся  связать  воедино  все
известные факты "серии", но не смог вспомнить ни  одной  фамилии,
ни одной даты.
     Запрокинув голову, Грегори допил остатки виски.
     И вдруг вздрогнул: бармен что-то говорил ему.
     - Что, что?
     - Поужинать не желаете? У нас сегодня подают дичь, и  время
для ужина в самый раз.
     - Дичь?
     Он не понимал ни слова.
     - Ах, ужин? -  дошло  наконец  до  него.  -Нет,  спасибо.
Налейте еще одну.
     Бармен кивнул. Он мыл под серебристыми кранами бокалы и  так
гремел ими, словно собирался превратить в  кучу  осколков.  Потом
поднял багровое мясистое  лицо,  заговорщицки  прищурил  глаза  и
прошептал:
     - Ждете, да?
     За стойкой никого, кроме Грегори, не было.
     - Нет! А в чем дело? - грубо  бросил  Грегори,  во  всяком
случае, грубей, чем хотел.
     - Да нет, ничего, просто я думал, что вы тут по службе,  -
пробормотал бармен и отошел. Кто-то осторожно тронул  Грегори  за
плечо, он резко обернулся и не смог скрыть  разочарования:  сзади
стоял официант.
     - Прошу прощения... Лейтенант Грегори? Вас к телефону.
     Грегори пробирался сквозь толпу танцующих, его толкали, и он
старался идти как можно быстрее.  Лампочка  в  телефонной  кабине
перегорела. Было темно, только сквозь круглое оконце падало пятно
света, ежеминутно меняющего цвет.
     - Грегори у телефона.
     - Говорит Шеппард.
     У Грегори упало сердце.
     - Лейтенант, я хотел бы вас видеть.
     - Хорошо, сэр. Когда вам...
     - Я предпочел бы не откладывать. У вас есть время?
     - Конечно. Я завтра...
     - Нет. Если можно, сегодня. Вы свободны?
     - Да, да.
     - Отлично. Вы знаете мой адрес?
     - Нет, но я могу...
     - Уолэм,   восемьдесят  пять.  Это  в  Паддингтоне.  Можете
приехать прямо сейчас?
     - Да.
     - Может, вам удобнее часика через два?
     - Нет, я сейчас...
     - Ну жду.
     В трубке прогудел сигнал отбоя. Грегори остолбенело  смотрел
на телефон. Господи, откуда  Шеппард  узнал  об  этой  несчастной
"Европе", в которой он тешит свой грошовый снобизм? А  может,  он
обзванивал все бары, разыскивая его?  При  одной  мысли  об  этом
Грегори стало жарко.  Он  выскочил  из  ресторана  и  помчался  к
автобусной остановке.
     От автобуса пришлось пройти добрый кусок пешком.  петляя  по
каким-то безлюдным улочкам. Наконец он оказался в  переулке,  где
не было ни одного многоэтажного здания. В лужах дрожали отражения
газовых фонарей. Странно, что почти в самом центре  этого  района
сохранился такой запущенный уголок.
     У восемьдесят пятого дома он удивился еще больше. В саду  за
низкой оградой, вдали от соседних домов, стояло массивное здание,
совершенно  темное,  точно  вымершее.  И  только   приглядевшись,
Грегори заметил слабую полоску света, пробивавшегося из  крайнего
окна на втором этаже.
     Тяжело, со скрипом открылась калитка. Грегори шел  почти  на
ощупь:  ограда  закрывала  свет  уличного  фонаря.  Дорожка    из
уложенных на расстоянии  каменных  плит  вела  к  входной  двери.
Прежде чем ступить, Грегори нащупывал их ногой. Звонка  не  было,
вместо него из  черной  плоскости  двери  торчала  отполированная
временем ручка. Он потянул за нее, но не  сильно,  словно  боялся
наделать шума.
     Ждать пришлось  довольно  долго.  Из  невидимой  водосточной
трубы время от времени падали капли; от перекрестка донесся  визг
шин  автомобиля,  тормозящего  на  мокром   асфальте.    Бесшумно
отворилась дверь. На пороге стоял Шеппард.
     - А, это вы! Очень хорошо. Входите.
     В холле было темно. В глубине виднелась лестница, на которую
падала полоска света. На втором этаже все двери  были  распахнуты
настежь, перед ними - что-то вроде небольшой прихожей. Сверху на
Грегори кто-то смотрел  пустыми  черными  глазами;  это  оказался
череп  какого-то  зверя,  почти  сливающийся  со  стеной,  только
глазницы чуть выделялись на желтоватом фоне костей.
     Грегори снял пальто и вошел в комнату. После долгой дороги в
темноте глаза стали чувствительными к свету, и он даже зажмурился.
     - Усаживайтесь.
     В комнате царил полумрак. Абажур яркой настольной лампы  был
направлен на раскрытую книжку. На стенах  и  на  потолке  дрожали
пятна света, отраженного разбросанными по столу бумагами. Грегори
продолжал стоять. В кабинете было всего одно кресло.
     - Садитесь, садитесь, - повторил главный инспектор.
     Это звучало почти как приказ. Грегори  нерешительно  уселся.
Он оказался так близко к лампе, что почти  ничего  не  видел.  На
стенах смутно маячили какие-то туманные пятна, очевидно  картины,
под ногами вроде бы лежал мягкий  ковер.  Кресло  было  не  очень
удобное,  но  хорошо  подходило  для  работы  за  этим   огромным
письменным столом. Напротив стоял длинный стеллаж  с  книгами.  В
центре его поблескивало матовое бельмо телевизора.
     Шеппард  подошел  к  столу,  вытащил  из-под  книг    черный
металлический портсигар и предложил Грегори  сигарету.  Сам  тоже
закурил и принялся расхаживать между  дверью  и  окном,  закрытым
тяжелыми коричневыми шторами. Молчание  затягивалось,  и  Грегори
уже устал следить за тем, как инспектор меряет шагами комнату.
     - Я решил поручить это дело вам, - вдруг  бросил  на  ходу
Шеппард.
     Грегори не знал, как реагировать. Он еще чувствовал хмель  и
глубоко затягивался, словно надеясь, что  табачный  дым  отрезвит
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама