Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Робин Кук Весь текст 462.65 Kb

Мозг

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 40
его не  интересовали и  он мысленно  удалил их.  Ему важно  было знать, что
скажет по  поводу краниотомии  компьютер. Филипс  знал, что в программу эта
операция не закладывалась.
          Он  щелкнул   выключателем  центрального   процесссора.  Зажглась
красная лампочка,  и он  медленно стал вставлять кассету. Едва кассета была
вдвинута на  три четверти,  как  машина  вцепилась  и  проглотила  ее,  как
голодный пес.  Сразу ожила пишущая машинка. Филипс подвинулся и стал читать
выдаваемое ею.
          - Привет! Я Радиолог, Череп 1. Введите имя пациента.
          Филипс настукал двумя пальцами "Лиза Марино" и ввел.
          - Спасибо. Введите нынешние жалобы.
          Филипс напечатал "нарушения, связанные с припадками" и тоже ввел.
          - Спасибо. Введите соответствующую клиническую информацию.
          Филипс напечатал:  "Женщина 21  года, в течение 1 года эпилепсия,
связанная с височной долей".
          - Спасибо. Вставьте снимок в лазерный сканер.
          Мартин подошел  к сканеру.  Ролики в  приемной щели двигались. Он
осторожно вставил  снимок, держа его эмульсией вниз. Машина схватила снимок
и втянула  внутрь. Заработала выходная пишущая машинка. Подойдя, он прочел:
"Спасибо. Выпейте  чашечку кофе."  Филипс улыбнулся.  Чувство юмора Майклза
проявляется самым непредвиденным образом.
          Сканер издавал  слабое электрическое  гудение; устройство  вывода
молчало. Филипс схватил фартук и вышел.
          В операционной  21  стояла  тишина,  пока  Маннергейм  освобождал
правую височную  долю Лизы  и медленно  отделял ее от основания. Было видно
несколько мелких вен, связывающих ее с венозными синусами, и Ньюмен искусно
коагулировал  и   отделил  их.  Наконец,  височная  доля  была  свободна  и
Маннергейм вынул  эту часть  мозга из  черепа Лизы  и  бросил  в  лоток  из
нержавеющей стали,  поданный операционной  сестрой Дарлен Купер. Маннергейм
взглянул на  часы. Все  идет хорошо.  В ходе проведения операции настроение
его вновь  изменилось. Теперь  он  был  исполнен  радости  и  справедливого
удовлетворения своей  работой. Все  проделано вдвое быстрее обычного. Можно
рассчитывать, что в полдень он вернется в кабинет.
          - Это  еще   не  все, - сказал  Маннергейм,  беря  в  левую  руку
металлический отсасыватель,  а  в  правую  зажим.  Он  тщательно  обработал
прежнее место  нахождения  височной  доли,  отсасывая  мозговую  ткань.  Он
называл  это   удалением  глубинных  ядер.  Это  была,  вероятно,  наиболее
рискованная часть  процедуры, но  именно она и нравилась Маннергейму больше
всего.  Маннергейм  действовал  отсасывателем  с  величайшей  уверенностью,
избегая касаться жизненно важных структур.
          В какой  то момент  крупная частица  мозговой ткани  на мгновение
заблокировала отверстие.  Послышался слабый свистящий звук, а затем частица
прошла  по  трубке. - Музыкальные  уроки, - произнес  Маннергейм.  В  устах
Маннергейма  после   всего  вызванного  им  напряжения  это  обычное  среди
нейрохирургов присловье  прозвучало смешнее обычного. Рассмеялись все, даже
два японских врача.
          Как только  Маннергейм закончил  удаление мозговой  ткани,  Ранад
сократил вентиляцию  пациента.  Он  хотел,  чтобы  кровяное  давление  Лизы
немного поднялось, пока Маннергейм осматривал полость, чтобы удостовериться
в отсутствии  кровотечения. После  тщательной проверки  Маннергейм  признал
операционное поле  сухим. Взяв  иглодержатель, он  стал  закрывать  прочную
мозговую оболочку.  В это  время Ранад начал понемногу уменьшать анестезию.
По окончании  операции нужно  было  иметь  возможность  удалить  трубку  из
лизиной трахеи,  не вызвав у нее кашля и напряжения. Это требовало искусной
оркестровки всех  применяемых медикаментов.  Кровяное давление  у Лизы ни в
коем случае не должно было повышаться.
          Закрытие оболочки  шло быстро;  ловким поворотом кисти Маннергейм
наложил последний шов. Мозг Лизы был вновь закрыт, хотя оболочка опустилась
и  была  темнее  удаленной  височной  доли.  Маннергейм  приподнял  голову,
восхищаясь плодами  своего искусства,  затем, отступив  назад,  резко  снял
резиновые перчатки. Звук эхом пронесся по комнате.
          - Порядок! - произнес Маннергейм, - закрывайте  ее. Но  только не
затягивайте это на целую вечность.
          Жестом пригласив двух японских врачей, он вышел из комнаты.
          Ньюмен занял место Маннергейма у лизиного изголовья.
          - Окей,    Лоури, - заговорил     Ньюмен,     подражая     своему
боссу, - старайтесь помогать мне, а не мешать.
          Опустив черепной  клапан на  место, Ньюмен  стал накладывать швы.
Пользуясь пинцетом  с  шершавыми  зубчиками,  он  захватил  кромку  раны  и
частично вывернул  ее. Затем  он погрузил  иглу глубоко  в  кожу,  стараясь
захватить и  надкостницу, и  вытащил иглу из раны. Отсоединив иглодержатель
от хвостовика  иглы,  он  захватил  им  острие  и  вытащил  нить  из  раны.
Практически таким  же образом  он продел  нить через  другую кромку  раны и
вытянул ее  в подставленную  руку доктора Лоури, чтобы тот сделал узел. Эта
процедура продолжалась до тех пор, пока вся рана покрылась черными нитями и
стала похожа на большую застежку-молнию в боковой части лизиной головы.
          В течение  этой части процедуры доктор Ранад продолжал вентиляцию
легких, нажимая  на дыхательный  мешок. Как  только будет наложен последний
шов, он  планировал дать  Лизе чистый  кислород, чтобы удалить не усвоенные
телом остатки мышечного парализатора. В нужный момент его рука вновь нажала
на дыхательный  мешок, но  на этот  раз его  опытные пальцы  уловили слабое
изменение  по   сравнению  с   предыдущим  нажатием.  В  течение  последних
нескольких минут  Лиза начала  первые попытки самостоятельного дыхания. Это
создало определенное сопротивление вентиляции легких. При последнем нажатии
это сопротивление  исчезло. Следя за дыхательным мешком и прослушивая через
эзофагальный  стетоскоп,  Ранад  установил,  что  Лиза  прекратила  попытки
дыхания. Он  сверился со  стимулятором периферической  нервной системы. Тот
показывал, что  мышечный парализатор выводится, как положено. Но почему она
не дышит? У Ранада участился пульс. Для него анестезия была подобна стоянию
на прочном, но узком уступе над пропастью.
          Ранад быстро  замерил у  Лизы кровяное давление. Оно поднялось до
150 на 60. Во время операции давление устойчиво находилось на уровне 105 на
60. Что-то не так!
          - Подождите, - сказал он Ньюмену, бросая взгляд на кардиомонитор.
Сокращения  были   регулярными,   но   замедлялись - паузы   между   пиками
удлинялись.
          - Что случилось? - спросил  доктор Ньюмен,  уловив возбуждение  в
голосе Ранада.
          - Не знаю. - Ранад  замерил венозное  давление,  готовясь  ввести
нитропруссид для  снижения давления.  До этого  момента Ранад  считал,  что
изменение показателей  жизненно важных  функций отражало  реакцию  лизиного
мозга  на   хирургическое  вмешательство.  Но  теперь  он  начал  опасаться
кровотечения! От  этого  и  могло  подниматься  давление  в  черепе.  Тогда
становилась понятна последовательность признаков. Он вновь замерил кровяное
давление. 170  на 100. Он немедленно ввел нитропруссид. При этом у него все
внутри похолодело от ужаса.
          - У  нее,  возможно,  кровоизлияние, - произнес  он,  наклоняясь,
чтобы  поднять   веки  Лизы.   Он  увидел   то,  чего  так  боялся.  Зрачки
расширялись. - Я уверен, что у нее кровоизлияние! - крикнул он.
          Стажеры глядели  друг на  друга поверх  пациента. Они  думали  об
одном  и   том  же. - Маннергейм   придет   в   ярость, - произнес   доктор
Ньюмен. - Лучше позвать  его. Давай, - велел он Нэнси Донован. - Скажи ему,
что здесь экстренная ситуация.
          Нэнси Донован бросилась к интеркому и вызвала центральную.
          - Будем снова вскрывать? - спросил доктор Лоури.
          - Не знаю, - ответил  Ньюмен нервно. - Если у нее кровоизлияние в
мозге, лучше  было бы  экстренно получить  томограмму. Если  кровотечение в
месте операции, тогда нужно вскрывать.
          - Кровяное давление  все  растет, - недоверчиво  произнес  Ранад,
глядя на  свой  прибор.  Он  приготовился  вводить  новые  медикаменты  для
снижения давления.
          Два стажера оставались недвижимы.
          - Кровяное давление  все растет, - закричал Ранад. - Делайте что-
нибудь, Христа ради!
          - Ножницы, - прорычал доктор  Ньюмен. Ножницы  шлепнулись  в  его
руку, и  он стал  разрезать только что наложенные швы. Когда on добрался до
конца шва,  рана самопроизвольно  раскрылась. Стоило  ему потянуть черепную
створку, как  удаленный  для  краниотомии  участок  черепа  вытолкнуло.  Он
пульсировал.
          - Дайте мне те четыре флакона крови! - прокричал Ранад.
          Доктор Ньюмен  разрезал два основных шва, удерживавших створку на
месте. Она  вывалилась прежде чем он успел ее подхватить. Мозговая оболочка
выглядела зловещим темным вздутием.
          Дверь операционной  резко распахнулась и влетел доктор Маннергейм
в расстегнутой, если не считать двух нижних пуговиц, операционной куртке.
          - Что здесь,  черт побери, происходит? - заорал он. Тут он увидел
пульсирующую и  вздутую мозговую  оболочку. - Боже правый!  Перчатки! Дайте
мне перчатки!
          Нэнси  Донован  начала  вскрывать  новую  пару  перчаток,  но  он
выхватил их у нее и натянул без обработки.
          Как только  было  разрезано  несколько  швов,  мозговая  оболочка
раскрылась  и   ярко-красная  кровь   тонкой  струйкой  плеснула  на  грудь
Маннергейма. Он  был весь  в крови,  но вслепую  разрезал последние швы. Он
знал, что нужно отыскать место кровотечения.
          - Отсасыватель, - крикнул  Маннергейм.  Неприятно  жужжа,  машина
начала отсасывать  кровь. Сразу  же стало  ясно,  что  мозг  сместился  или
вздулся, так как Маннергейм быстро на него натолкнулся.
          - Кровяное давление падает, - сказал Ранад.
          Маннергейм заорал,  требуя  нейрохирургический  подъемник,  чтобы
попытаться увидеть основание операционного поля, но кровь вновь все залила,
как только он убрал отсасыватель.
          - Кровяное давление..., - начал  Ранад и сделал паузу. - Кровяное
давление не замеряется.
          Звук  кардиомонитора,   сопровождавший  операцию   на   всем   ее
протяжении, замедлился до болезненной пульсации и совсем умолк.
          - Остановка сердца! - прокричал Ранад.
          Стажеры сдвинули  тяжелые хирургичежкие  салфетки,  обнажив  тело
Лизы и  закрыв голову.  Ньюмен взобрался на табурет у операционного стола и
попытался  восстанавливать  сердечную  деятельность,  нажимая  на  грудину.
Доктор Ранад,  прекратив измерять  кровяное  давление,  открыл  все  трубки
внутривенного вливания, стараясь как можно быстрее подать жидкость в лизино
тело.
          - Стоп, - заорал Маннергейм,  отступивший от операционного стола,
когда доктор  Ранад крикнул  об  остановке  сердца.  С  выражением  полного
поражения Маннергейм бросил нейрохирургический подъемник на пол.
          Некоторое время  он постоял  здесь, опустив  руки по бокам; с его
пальцев    стекали     капли    крови     и    частицы     мозга. - Хватит!
Бесполезно, - произнес он. - Очевидно  повреждена крупная  артерия. Похоже,
оттого что  чертова пациентка всадила эти электроды. Вероятно, артерия была
пробита и  находилась в  спазме, которого  не заметили  из-за  припадка.  С
ослаблением спазма из нее потекло. Ее уже никак не оживить.
          Подхватив  хирургические   штаны,  чтобы   не  дать   им  упасть,
Маннергейм   повернулся    к   выходу.    От   двери    он   оглянулся   на
стажеров. - Закройте все так, как будто она еще жива. Поняли?
     
     5
          Меня  зовут   Кристин  Линдквист, - сообщила   молодая   женщина,
ожидавшая в  университетской клинике гинекологии. Ей удалось улыбнуться, но
уголки рта  у нее  слегка дрожали. - Я записана к доктору Джону Шонфелду на
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 40
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (3)

Реклама