Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Каткевич Вл. Весь текст 102.28 Kb

Германская шабашка

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9
   Владимир Каткевич
   Германская шабашка
 
   СОДЕРЖАНИЕ
 
 
   + Как ехать и как не ехать . . . . . . . .2
 
   + В бельэтаже по Европе . . . . . . . . . 3
 
   + Котю Любовича вызывает Ганновер . . . . 4
 
   + У Ленце . . . . . . . . . . . . . . . . 5
 
   + Бытовуха . . . . . . . . . . . . . . . .6
 
   + Герда, Кай и Марио . . . . . . . . . . .7
 
   + Автохлопоты . . . . . . . . . . . . . . 8
 
   + Человек из штази . . . . . . . . . . . .9
 
   + Жизнь по-черному . . . . . . . . . . . .10
 
   + Свалка "Незабудка" . . . . . . . . . . .11
 
 
   Повесть ...Послезавтра будет ездить в автомобиле по Берлину  и  поку-
пать пронзительные галстуки.
   А нам с вами на паршивый автобус - и домой.
   В. Катаев. Наши за границей
 
   ...Я составляю протокол, а не пишу поэму из жизни оборванцев.
   М. Зощенко. Голубая книга
   - Гудэ, як переляканый...
   Дальше неразборчиво. Что ему снится, поезд? Пароход навряд ли.
   Мычит, ворочается, поролоновый матрац надо мной выдавливается в круг-
лые отверстия фанерного дна койки. На фанере написано: "ЗВЯЗДА -  ПАРТИ-
ЗАН" 3 : 0.
   До нас в каюте жили юги.
   - Ыѕыѕымѕм... Нин...
   Нину он добывал на гармане, а поселили девчат на току, или  наоборот.
Прислали к ним в деревню хореографическое училище на уборочную. Сражался
изѕза нее с какимѕто Ноликом, потом мирился две недели, пока не  осушили
бабушкин бочонок вина. Бормочет, но не ругается. Коля Дацюк  никогда  не
ругается во сне и не угрожает. С вечера принял и  спит  с  полуоткрытыми
глазами. Кажется, проснулся.
   Отдернул коечную занавеску, опустил чубатую голову. Пора бы его пост-
ричь. Мы беспощадно стрижем друг друга. Ухватился за трубу системы пожа-
ротушения, спрыгнул, лесенкой не пользуется. Если оторвет  трубу,  каюту
зальет ржавой пеной.
   - Я вчера с Федькой Рацу чуть не подрался, -  говорит.  -  Тростецкий
разнял.
   Помочился в умывальник, смыл. С подволока спускается паучок.
   - Рацу сказал: "Представляешь, вот сейчас с твоей Нинкой лежит  воло-
сатый грузин".
   Они не в первый раз пускают в ход грузина. Или негра.
   - Зачем тебе это шобло?
   - Одному же тоже нельзя, скучно.
   Со мной ему, пожалуй, скучно, я часто занят, или выпускаю  широкофор-
матную стенгазету, или печатаю снимки с береговых пленок.
   До вахты еще целый час, но уже не засну.
   - Женским пахнет. Ты не чувствуешь?
   Поѕмоему, пахнет моей робой.
   - Сними паука, - говорю.
   - Где? Бабушка их не срывала, они комаров ловят, - переселил паука  в
свой рундук. - Всеѕтаки пахнет.
   Три часа ночи, судно на переходе из Ресифи в ЛаѕГуайру, и вдруг женс-
кие флюиды.
   Нюх у него звериный. Какѕто учуял меня  по  запаху  в  вентиляторной.
Вокруг улитки вентиляторов в человеческий рост, теснотища, все  вибриру-
ет, дрожит.
   Меня в этом дрожащем помещении уже нет, а запах остался, и Дацюк  на-
ходит меня в соседней подсобке. "Тебя, - говорит,  -  помпа  шукает,  по
трансляции вызывали". Помпе нужно было грамоты рисовать перед экватором.
   Остановился перед Хуаном. Хуан - мулат в натуральную величину, выдав-
лен из пластика, стоит прямо напротив двери и целится во  входящего.  Из
кольта струится дымок, уже успел когоѕто положить.
   Во многих каютах остались такие декорации, есть шерифы, индейцы, ков-
бои, фигуры все разные. Пароходная компания одаривала нижние  чины  кар-
тинками, чтобы украсить быт. Комсостав были немцы, а машинисты югославы.
Потом пароход продали нам, и помполит приказал выбросить ковбоев.  Перед
обходами их прятали, после обходов снова украшали быт, и в конце  концов
охота на ковбоев начальству надоела.
   Дацюк отдирает Хуана, лезет в вентиляционную решетку и выуживает кон-
дом. Мы уже находили подвязки, заколки, теперь резинка.
   Говорят, заблудшие братьяѕславяне брали в рейс наяд, обычно  одну  на
двоих.
   Наяда им стирала, штопала, мурлыкала и все остальное.
   Моет руки, вздыхает, цепляется за трубу и лезет на верхний ярус.
   Мы думаем об одном и том же, о югах, об одной на двоих. Где они брали
их и где высаживали? Хуан - единственный свидетель смешанных плаваний.
   Возвращаюсь с вахты, Дацюк лежит с полуоткрытыми глазами, но не спит.
На моей койке банка пива, пиво охотничье, собачка ушастая нарисована.
   - Я тебя в увольнение записал, - говорю.
   - А ты пойдешь? - Если я пойду, пойдет и он. - И аппарат возьмешь?  -
Аппарат второе непременное условие.
   У борта караван автобусов.
   - Сейчас я Губаря спрошу, - говорит Дацюк. - Губарь нормальный пацан.
   Губеру лет тридцать пять, он сотрудник немецкой дирекции круиза, гид,
затейник, устраивает в салонах глупую беготню между кеглями, ведет судо-
вую телепрограмму, на Рождество был Санта Клаусом. Губер обещает нас по-
садить, если будут места.
   - Снимиѕка.
   Дацюк ставит ногу на бампер автобуса, чтобы видна была табличка  "Ка-
ракас".
   Немцы вежливо улыбаются, не садятся, ждут, когда я щелкну. В  Сантосе
я сфотографировал его на пляже с чужой доской для серфинга.  Он  перенес
доску поближе к воде, чтобы океан попал в кадр, и не положил на место.
   - Надо бы вычеркнуть нас из списков, - говорю.
   Я записал себя и его в плановое увольнение, старшие групп,  наверное,
сбились с ног. Дацюк бежит на судно вычеркивать. Автобус фыркнул,  сорок
немцев ждут, гидѕвенесуэлец показывает Губеру на часы, а Дацюка все нет.
   - Шнейль! - торопит Губер. - Один нога там, другой тут.
   Бегу к судну, встречаю на трапе особиста, потом Дацюка.
   Автобус нырнул в тоннель, загудело, снова  вспыхнул  день.  Сразу  за
тоннелем мост, под нами вечнозеленая пропасть, скалы переплетены  лиана-
ми, внизу пенится речка, но шума воды не слышно. Еще тоннель. Я  засыпаю
и просыпаюсь уже в Каракасе. Справа  антисейсмические  высотные  дома  в
форме усеченных пирамид, детский сад переходит авениду,  малолетние  ин-
дейцы держат друг дружку за штанишки. Памятник Боливару,  театр  Муниси-
паль, каравелла Колумба. Все уважающие  себя  латиноамериканские  страны
обзаводятся каравеллами Колумба.
   На остановках я фотографирую Дацюка или рядом с двухметровой бутылкой
кокаѕколы, или рядом с чужой машиной. У водопада он меня спрашивает:
   - Как ты думаешь, мы к двенадцати вернемся?
   - Думаю, что нет.
   - Ну и хрен с ним! Сними хоть на память.
   У водопада семья: папа, мама и две дочери персикового возраста, глаз-
ками стреляют. Он уже затесался в семью.
   - Снимай с телками! - кричит.
   Щелкаю их несколько раз, на счетчике остался один кадр. Сажусь  пере-
мотать пленку, крутится легко.
   - Я пленку забыл заправить, - говорю.
   - Ну ты даешь! На хрена ж ехали?
   Настроение у него сразу упало. Куранты бьют, уже час дня, а нас долж-
ны еще везти кудаѕто за город.
   Привезли к хижинам, вокруг очень чисто, урны, травка подстрижена. Под
пальмовыми навесами полные бабушки чтоѕто ткут, толкут,  плетут  лукошки
из перьев и лохматых стеблей.
   Немцы дегустируют пальмовую жидкость. Дацюк пригубил, сразу выплюнул.
   На поляне низкорослая аравакская молодежь скачет с  копьями.  Туристы
выстроились на лужайке полукругом, фотограф снимает их сквозь  ритуально
танцующих. Мы торчим в толпе, Дацюк от отчаяния, а я из солидарности.
   - Губарь сказал, что после этого бацѕмайдана еще кудаѕто  повезут,  -
говорит он упавшим голосом. - Это конец.
   Нас привезли в ресторан. Когда мы уговаривали графинчик с вином, офи-
циант сразу же приносил полный. Вино нас на время успокоило. Бодрствовал
я только до моста в Береговых Андах, одну из самых живописных дорог Аме-
рики с пятью тоннелями проспал.
   Я отстоял две вахты подряд, не пошел в душ и  заснул  прямо  в  робе.
Просыпаюсь, Дацюк сидит на столе, укрепляет проволокой рабочие ботинкиѕ-
гады и от старания морщит нос.
   - Мы погибли, - говорит. - На променадѕдек повесили образцы  снимков,
наши рожи среди вражеских.
   И достает из конверта цветной снимок. Голова Дацюка высовывается изѕ-
за плеча пожилой фрау, если приглядеться, то  на  правом  виске  заметна
стрижка лесенкой, моя работа.
   - Должно же чтоѕто остаться на память, если светофор прихлопнут. Если
выгонят, я не знаю, как дальше жить.
   Визы нам почемуѕто не закрыли.
   Через шесть месяцев в каюту постучали.
   - Я эта каюта жил, - говорит, - четыре  роки.  -  И  ставит  на  стол
"Скотч виски".
   Мы работали на австралийской линии, возили сезонных рабочих из  Евро-
пы.
   Оказалось, хорват из Дубровника.
   - Вас тоже двое жило? - спрашивает Дацюк, хватило  такта  не  сказать
"трое".
   - Так самэ, так. Он Уругвай работал.
   - Михуил, твою мать! - кричат снаружи. - Поднимай меня!
   Гость выглядывает в иллюминатор, а там судовые золушки висят на  тра-
пециях и вытирают борт тряпками. На причале толпа зевак,  Сидней  такого
еще не видел.
   Ночью в ходу выпустили масло не из того шпигата, и пароход в  отрабо-
танном масле, такой вот конфуз. Налил в бумажный  стаканчик,  передал  в
иллюминатор.
   Золушка выпила, не моргнув глазом, и поблагодарила  почемуѕто  поѕне-
мецки.
   - Потому у вас страна нет страйк, - сказал. И улыбнулся грустно.
   - Ты спишь? - спрашивает. Два часа ночи. Когда засыпал, Дацюка не бы-
ло, а теперь сидит на диванчике, сосет баночное пиво.
   - Хочешь пива? Я в баре со Светозаром зацепился.
   - С каким?
   - С югом, который к нам приходил. Это ведь его жена плавала  в  нашей
каюте, а потом с его товарищем убежала в Уругвай.
   - Бывает, - говорю.
   Я знаю подобную историю, правда, вместо Уругвая там фигурировали Киц-
каны.
   - Я что думаю... На чужой беде счастья не построишь. Чтоѕнибудь  обя-
зательно случится.
   - Что?
   - Мало ли.
   Мало ли. После выхода из Фримантла мы всей командой искали бомбу. По-
том горели в доке Триеста. Пароход уцелел, визы  нам  после  самовольной
экскурсии в Каракас не закрыли, значит, чтоѕто должно было  случиться  с
одним из нас. Коля Дацюк через год с небольшим выбросился за борт. Я  же
оказался в шкуре того хорвата и стал безработным.
   О пользе сезонников никто не спорит. В команде "Фрама" был единствен-
ный иностранец Иван Кучин, из поморов. О Кучине у нас на  всякий  случай
не писали.
   Теперь можно, но тоже не пишут. Пишут о себе. Названия броские: "Наши
в Тюрингии" (Патагонии, Соуэто. Кстати, Соуэто наши упорно называют  Со-
вето).
   Или: "Как я был помощником фермера". Фермера же, а  не  канцлера.  Но
печатают охотно и все подряд: "Как я пил пиво "Бэкс" и закусывал  сосис-
кой", "Как я был гастарбайтером". В конце хвастливой  заметки  гастролер
выясняет, что никто из великих не начинал с заграншабашки. Линкольн  был
дровосеком у себя дома, ему некуда было рвать, в Старой Англии все повы-
рубали. Ронни Рэйган до Голливуда  тоже  подвизался  на  лесоповале,  но
опять же в Иллинойсе.
   А наш прочтет и бежит к соседям деньги одалживать.  Переплачивает  за
мультивизу, загранпаспорт ему выписывают за два дня как тяжелобольному.
   Контакты тесные, и тихо завидующие получают информацию не  только  из
газет.
   Общаются часто и беспорядочно. Один ездил из Брауншвайга в Мелитополь
смотреть КВН с Новосибирском. Получил социал и туѕту. Назад на свое  ПМЖ
отправляется как в рейс, пустой и пьяный. Хочется, почему не поехать?  Я
с ним стелил черепицуѕэрзац. Ему хватает.  С  самостийной  стороны  тоже
топчутся непоседы.
   Есть места в автобусе? Хорошо. Нет, придет через  три  дня  к  отходу
другого. Ему ж не на похороны. Он и сам не знает, зачем мотается, соску-
читься не успевает.
   Денег в обрез, только до ФранкфуртаѕнаѕОдере. Вещей  -  кулек  "Lidl"
дешевого государственного супермаркета, в кульке железнодорожное  распи-
сание, еще сухарик с прошлой поездки. Он путешественник облегченного ти-
па.
   - А дальше как? - спрашиваю.
   - На электричке.
   На электричках от БерлинаѕЦуу до Мюнхена можно добраться за сутки.
   - А если контролеры?
   - Скажу, сел на последней станции.
   Для чего и справочник в кульке с оторванной ручкой. В  электричке  он
неуязвим, там два этажа. Герр контролер на горыще сунется,  он  вниз.  В
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама