Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP 153: Черви в водостоке
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#27| Dragon Shrine
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#26| Guardian Dragon
The Elder Scrolls Online: High Isle — |Main menu ost|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Различные авторы Весь текст 220.85 Kb

Анналы королей и правителей (по Толкиену)

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 19
давно в древние дни, звал ее Берен.
     Девушка повернулась к нему, улыбнулась и спросила:
     - Кто ты? И почему зовешь меня этим именем?
     И он ответил:
     - Потому что думаю, что ты действительно Лютиен Тинуваил, о которой я
и пел. А если ты не она, то очень похожа на нее.
     - Многие говорят так, - серьезно ответила она. - Однако у меня другое
имя. Но, может, судьба моя будет подобно ее судьбе. А кто ты?
     - Меня звали Эстел, - сказал он. - Я Арагорн, сын Араторна, наследник
Исилдура, глава дунаданцев. - но, говоря это, он почувствовал, что вся его
высокая родословная, которой так  радовалось  его  сердце,  мало  ценна  в
сравнении с ее благородством и красотой.
     Но она весело рассмеялась и сказала:
     - Тогда мы оба издалека. Я Арвен, дочь Элронда, и меня называют также
Ундомиель.
     - Часто в опасные дни люди прячут свое главное  сокровище,  -  сказал
Арагорн. - Но я дивлюсь Элронду и его сыновьям, твоим братьям:  я  живу  в
этом доме с детства и не слышал о тебе ни слова.  Как  случилось,  что  мы
никогда не встречались  раньше?  Ведь  отец  не  держал  тебя  запертой  в
сокровищнице?
     - Нет, - ответила она и взглянула на горы, поднимавшиеся на  востоке.
- Я жила некоторое время в земле родственников  своей  матери,  в  далеком
Лотлориене. Я лишь недавно приехала  навестить  отца.  Уже  много  лет  не
ходила я в Имладрисе.
     Арагорн удивился, потому что она казалась не старше его, а  ему  было
всего двадцать лет. Но Арвен посмотрела ему в глаза и сказала:
     - Не удивляйся! У детей Элронда жизнь перворожденных.
     Арагорн смутился, увидев в  ее  глазах  эльфийский  свет  и  мудрость
многих лет, но с этого часа он полюбил Арвен Ундомиель, дочь Элронда.


     В последующие дни Арагорн был молчалив, и  мать  поняла,  что  с  ним
что-то случилось, наконец он уступил ее расспросам и рассказал о встрече в
лесу.
     - Сын мой, - сказала Гилраен, - цель твоя высока,  даже  для  потомка
многих королей. Ибо эта девушка  прекрасней  и  благородней  всех  ходящих
теперь по земле. И не годится смертным жениться на эльфах.
     - Но ведь мы с ними  в  родстве,  -  сказал  Арагорн,  -  если  верны
сказания о моих предках.
     - Они верны, - сказала Гилраен, - но это было давно, в  другой  эпохе
нашего мира, прежде чем наша раса  ослабла.  И  поэтому  я  боюсь:  доброе
отношение мастера Элронда к наследнику Исилдура может прийти к  концу.  Не
думаю, чтобы ты встретил согласие Элронда в этом деле.
     - Тогда дни мои станут горькими, и я буду  бродить  одиноко  в  диких
землях, - сказал Арагорн.
     - Такова твоя судьба, - сказал Гилраен,  и  хотя  она  владела  даром
пророчества, она ничего не сказала сыну о своих предвидениях и  никому  не
говорила о том, что рассказал ей сын.
     Но Элронд многое видел и легко читал в сердца. Однажды, незадолго  до
конца года, он позвал Арагорна в свой кабинет и сказал:
     - Слушай меня, Арагорн, сын  Араторна  и  глава  дунаданцев!  Великая
судьба ожидает тебя. Либо ты достигнешь высоты своих  предков,  начиная  с
Элендиля, либо падешь во тьму вместе с  остатками  своего  народа.  Долгие
годы труда ждут тебя. Ты не женишься, пока не придет твое время и пока  ты
не будешь достоин этого.
     Арагорн заволновался и сказал:
     - Неужели моя мать рассказала вам об этом?
     - Нет, - ответил Элронд. - Твои глаза выдали тебя.  Но  я  говорю  не
только о своей дочери. Ты вообще не должен обручаться ни с  кем  из  детей
земли. Что  же  касается  Арвен  Прекрасной,  леди  Имладриса  и  Лориена,
Ивенстар - вечерней звезды ее  народа,  то  ее  родословная  гораздо  выше
твоей, и она жила в мире так долго, что ты  по  сравнению  с  ней  годовой
отросток рядом с молодой березой, прожившей уже  много  лет.  Она  слишком
далека от тебя. И, я думаю, она считает так же. Но даже если это  было  бы
не так и сердце ее повернулось бы к тебе, я по-прежнему горевал  бы  из-за
ожидающей нас судьбы.
     - Какова же эта судьба? - спросил его Арагорн.
     - Пока я живу здесь, она сохраняет  молодость  старейших,  -  ответил
Элронд, - а когда я уплыву,  она  должна  будет  уплыть  со  мной  или  же
расстаться с этим даром.
     - Понятно, - сказал Арагорн. - Я поднял глаза на сокровище, не  менее
ценное, чем сокровище, которое некогда пожелал берен. Такова моя участь. -
Неожиданно дар пророчества ожил в нем, и он сказал. - Мастер  Элронд,  час
вашего отъезда приближается, и вашей дочери придется делать выбор:  уехать
с вами или остаться в Среднеземелье.
     - Верно, - согласился Элронд, - это будет  скоро,  по  нашему  счету,
хотя много жизней людей может пройти до того времени. Но  перед  Арвен  не
будет выбора, если только ты, Арагорн, сын  Араторна,  не  встанешь  между
нами и не поставишь нас перед необходимостью горького расставания до конца
мира. Ты не знаешь, чего ты хочешь от меня.  -  Он  вздохнул  и,  серьезно
глядя на юношу, добавил. - Годы принесут свое  решение.  Больше  не  будем
говорить об этом. Тьма сгущается, и приближаются злые времена.


     На следующий день, получив разрешение Элронда, Арагорн  попрощался  с
матерью, со всеми жителями дома Элронда, с  Арвен  и  отправился  в  дикие
земли. Он около тридцати лет боролся с Сауроном. Он стал другом  Гэндальфа
Серого, заимствовав у него много  мудрости.  Вместе  они  совершили  много
опасных путешествий, но чем дальше, тем чаще Арагорн действовал один. Пути
его были долгими и трудными, наружность у  него  стала  суровой,  и  редко
случалось ему улыбаться. И людям  он  казался  королем  в  изгнании,  если
только он не скрывал своего облика. Ибо он действовал во многих образах  и
завоевал славу под многими именами. Он ехал в войске рохирримов и сражался
за повелителя Гондора на суше и на  море,  а  в  час  победы  он  ушел  из
видимости людей запада и отправился один далеко на восток и на юг,  изучая
сердца людей, злых и добрых, раскрывая и срывая заговоры  и  интриги  слуг
Саурона.
     Он стал мудрейшим из людей,  знатоком  их  искусств  и  сказаний,  он
обладал мудростью эльфов, и мало кто мог выдержать  огонь  в  его  глазах.
Лицо его было печально и строго  из-за  возложенной  на  него  судьбы,  но
надежда жила в глубинах его сердца, и иногда в нем рождалось веселье,  как
ручей в скалах.


     В  возрасте  сорока  девяти  лет  Арагорн  возвращался  из   опасного
путешествия к самым границам Мордора, где теперь жил и  творил  свои  злые
дела Саурон. Арагорн устал и хотел вернуться  в  Раздол,  чтобы  отдохнуть
немного от своих путешествий в далекие  страны.  Путь  его  пролегал  мимо
границ Лориена, и госпожа Галадриэль приняла его у себя.
     Он не знал, что здесь же жила в это время  Арвен  Ундомиель.  Она  же
изменилась, ибо хотя годы  смертных  не  трогали  ее,  но  лицо  ее  стало
серьезно, и редко звучал ее  смех.  Арагорн  же  достиг  расцвета  тела  и
разума, и Галадриэль просила его расстаться с изношенной дорожной  одеждой
и одела его в белое с серебром, в серый  эльфийский  плащ,  а  на  лоб  он
повязал звезду. Казалось, что  это  не  человек,  а  повелитель  эльфов  с
островов на западе. Таким увидела его Арвен впервые после долгой  разлуки.
И когда он подошел к ней под цветущими деревьями Карас Галадона, выбор  ее
был сделан и судьба решена.
     В течение всего лета ходили они вдвоем по лужайкам Лот-Лориена,  пока
не пришло время расставания. И вечером в день середины лета  Арагорн,  сын
Араторна, и Арвен, дочь Элронда, пошли на холм Керин Амрот в самом  центре
Лориена и босиком прошли по траве, усеянной цветами Эланора  и  Нифредила.
Здесь, на холме, они смотрели на восток - в сторону тени и на  запад  -  в
сторону сумерек. Здесь они обручились и были рады.
     И Арвен сказала:
     - Тень темна, но сердце мое радуется - ты, Эстен,  будешь  среди  тех
великих, кто ее уничтожит.
     Но Арагорн ответил:
     - Увы! Я не вижу этого. От меня скрыто,  как  это  произойдет.  Но  в
твоей надежде моя надежда. Тень я отвергаю полностью. Но и сумерки не  для
меня. Ведь я смертный, и если ты останешься верна мне, Ивенстар, то  и  ты
должна отказаться от сумерек.
     Она стояла, как белое деревце, глядя на запад, и наконец сказала:
     - Я буду верна тебе, дунадан, и откажусь от  сумерек.  Но  там  лежит
земля моего народа и дом всех моих родичей.
     Она горячо любила своего отца.


     Узнав о выборе своей дочери, Элронд ничего не сказал, но  сердце  его
опечалилось, и он понял, что хоть  давно  это  предвидел,  перенести  горе
оказалось не легче. Однако когда Арагорн прибыл в Раздол,  Элронд  призвал
его к себе и сказал:
     - Сын мой, приближаются годы, когда надежда моя слабеет и я мало  что
вижу вдали. Тень легла меж нами. Может, так и  было  предназначено,  чтобы
моя потеря привела к спасению людей. И хоть я и люблю тебя, я говорю тебе:
Арвен Ундомиель не расстанется со своим бессмертием  из-за  меньшей  цели.
Она не станет женой ни одного человека, только короля  Гондора  и  Арнора.
Для меня твоя победа принесет лишь горе и расставание, для тебя -  радость
и надежду. Увы, сын мой! Боюсь, что Арвен тяжело ощутит на  себе  в  конце
концов судьбу людей.
     Больше Элронд или Арагорн не говорили об  этом.  Арагорн  вернулся  к
опасностям и трудам. И пока в мире темнело и страх полз по  Среднеземелью,
а сила Саурона увеличивалась и Барад-Дур становился выше и  мощнее,  Арвен
жила в Раздоле, и когда  Арагорна  с  ней  не  было  она  издали  мысленно
следовала  за  ним,  и  с  надеждой  подготовила  она  для  него   большое
королевское  знамя,  которое  мог  поднять  тот,  кто  заявляет  права  на
руководство всеми нуменореанами и на наследие Элендиля.
     Через несколько лет Гилраен вернулась к своему  народу  в  Эриадор  и
жила одна, она редко видела сына,  так  как  он  проводил  долгие  годы  в
далеких странах. Но однажды, вернувшись на север, он пришел к ней,  и  она
сказала ему:
     - Это наша последняя встреча, Эстел, сын мой. Я состарилась от забот,
как  меньшие  люди,  я  не  могу  смотреть  на  тьму,   сгустившуюся   над
Среднеземельем. Я скоро покину тебя.
     Арагорн пытался успокоить ее, говоря:
     -  Но  за  тьмой  может  скрываться  свет,  ты  еще  увидишь  его   и
возрадуешься.
     Но она ответила только таким _л_и_н_п_о_д_о_м_:
     - Онен и - эстел эдейн, у - кебин эстел аним [15].
     И Арагорн уехал с тяжелым сердцем. Гилраен умерла до следующей весны.


     Годы близились к войне кольца. О  ней  уже  много  сказано  в  другом
месте: как было обнаружено средство, при помощи  которого  можно  победить
Саурона, и как в безнадежном положении  помогло  это  средство.  И  в  час
поражения Арагорн пришел со стороны моря и развернул знамя Арвен  в  битве
на полях Пелеанора, и в этот день его впервые приветствовали как короля. И
наконец, когда все свершилось, он  вступил  в  права  наследства,  получил
корону Гондора и скипетр Арнора. И  в  день  середины  лета  года  падения
Саурона он взял за  руку  Арвен  Ундомиель,  и  они  поженились  в  городе
королей.
     В победе и надежде кончилась третья эпоха; и среди радости  печальным
было расставание Элронда и Арвен, ибо море и судьба разделяли их до  конца
мира. Когда одно кольцо было  уничтожено,  а  три  кольца  лишились  своей
власти, Элронд почувствовал  усталость  и  решил  покинуть  Среднеземелье,
чтобы никогда не возвращаться. А Арвен стала смертной женщиной, но  не  ее
судьба была умереть пока она не утратила все свои дары.
     Как королева эльфов и людей жила она с Арагорном сто двадцать  лет  в
великой славе и благословении,  но  наконец  он  почувствовал  приближение
старости и понял, что жизнь его подходит к концу. И Арагорн сказал Арвен:
     - Наконец, леди Ивенстар, прекраснейшая в мире и самая  любимая,  мир
мой тускнеет. Мы собирали и тратили, а теперь приближается время платы.
     Арвен знала, о чем он говорит, она давно предвидела это, и все же  ее
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 19
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама