Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 307.92 Kb

(3) Знак Единорога

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 27
еще раз поговорить с ним.
     Я прошел через мраморную столовую  в  темный  узкий  коридор.  Кивнув
стражнику, я вернулся к двери, вышел на  платформу,  пересек  ее  и  начал
спуск. Бесконечная винтовая лестница, ведущая в  недра  Колвира.  Ступени.
Иногда - огни. За ними - тьма.
     Казалось, что на пол-пути все изменилось:  я  уже  действовал  не  по
собственной воле, меня вынуждала двигаться какая-то непонятная  сила.  Она
гнала меня, словно барана. Каждое движение вело к  следующему.  Когда  все
это началось? Может быть много лет  назад,  и  лишь  сейчас  я  заметил  и
осознал это? Может быть все мы жертвы, но никто не может сказать почему  и
до какой степени? Какая пища для патологических мыслей! Зигмунд, где ты? Я
всегда хотел стать королем больше всего на свете. Я и  сейчас  хочу  стать
королем. Но чем больше я узнаю, тем больше мне кажется, что я не более чем
королевская пешка в шахматной  партии  Амбера.  До  меня  дошло,  что  это
чувство возникло у меня давно. Оно  росло  и  все  это  мне  абсолютно  не
нравилось. Но никому из живущих сейчас  и  живших  до  меня  не  удавалось
избежать ошибок, утешал я сам себя. Если моя интуиция не подвела меня,  то
с каждым звонком мой Павлов, тот, что экспериментировал со мной, все ближе
и ближе подходил к моим клыкам. Скоро, теперь уже скоро, я знал, что ждать
осталось недолго. Я подпущу его совсем близко. А  потом  уж  мне  придется
позаботится о том, чтобы ему не удалось уйти или снова возвратиться.
     Поворот, еще поворот, ниже и ниже, тут и там огни, мои  мысли  словно
нити в клубке, сматываются и разматываются, я ни в чем не  уверен.  Где-то
внизу металл скрежещет о камень. Ножны стражника. Он встает.  Колеблющийся
свет поднятого фонаря.
     - Лорд Корвин...
     - Здравствуй, Джерми.
     Спустившись на дно, я взял с полки фонарь, зажег  его,  повернулся  и
направился к туннелю, подталкивая перед собой тьму. Шаг за шагом.
     Наконец-то туннель. Вверх по нему  и  считать  боковые  проходы.  Мне
нужен седьмой. Эхо, тени. Плесень и пыль.
     Ну вот и проход. Повернуть. Теперь уже близко.
     Наконец-то огромная, темная, обитая металлическая дверь. Я отпер ее и
толкнул изо всех сил. Она скрипела, не поддавалась и наконец  распахнулась
внутрь.
     За дверью справа я поставил на пол фонарь, больше он  не  был  нужен:
сам Лабиринт давал достаточно света.
     Несколько секунд я разглядывал Лабиринт, сияющую массу кривых  линий,
проследить за которыми было невозможно. Вот он, огромный,  замурованный  в
блестящий, черный пол. Он дал мне власть над  Тенью,  он  почти  полностью
восстановил мою память. Он же в один миг уничтожит меня, если  я  попробую
пройти его не так, как надо. Поэтому я испытывал к Лабиринту благодарность
с  изрядной  толикой  страха.  Это  была  старая  таинственная   фамильная
реликвия, которая хранилась там, где ей и следовало быть. В подземелье.
     Я  подошел  к  углу,  где  начинался  узор,  собрал  в  комок   волю,
расслабился и ступил левой ногой в Лабиринт. Не останавливаясь,  я  шагнул
вперед и почувствовал, как пошел ток, голубые искры очертили  мои  сапоги.
Еще  шаг.  Теперь  я  услышал  явственное  потрескивание  и   почувствовал
сопротивление, пока еще легкое. Я быстро прошел первый вираж, стараясь как
можно быстрее дойти до Первой Вуали. Когда я добрался до нее,  мои  волосы
шевелились, а искры становились все длинней и ярче.
     Сопротивление усилилось. Каждый шаг давался трудней, чем  предыдущий.
Треск становился громче, ток сильнее. Мои волосы стали дыбом, искры так  и
летели с меня. Не отрываясь, я смотрел  на  огненную  линию  и  пробивался
дальше.
     Внезапно давление исчезло. Я пошатнулся, но  продолжал  путь.  Первая
Вуаль осталась позади и меня охватило чувство облегчения. Я вспомнил,  как
в последний раз проходил Лабиринт в подземном городе Ремба. После этого ко
мне стала возвращаться память. Да. Я шел дальше, искры снова стали больше,
токи возросли, все тело стало пощипывать.
     Вторая Вуаль... Углы...  здесь  требовалось  максимальное  напряжение
сил. Казалось, все твое существо переходило в  чистую  энергию.  Это  было
неистовое, беспомощное ощущение. В этот момент для  меня  не  существовало
ничего,  кроме  необходимости  пройти  Лабиринт.  Я  всегда   был   здесь,
пробиваясь вперед, никогда не покидал  его,  всегда  буду  в  нем,  вечная
борьба моей воли  против  сил  Лабиринта.  Время  исчезло.  Осталось  лишь
напряжение.
     Искры дошли мне до пояса. Я вошел в Большой Вираж и с  трудом  прошел
его. На каждом шагу  я  умирал  и  вновь  возрождался,  сгорая  в  пламени
творения, замерзая в холоде конца энтропии.
     Вираж кончился. Дальше, дальше.  Поворот.  Еще  три  виража,  прямая,
несколько дуг. Головокружение. Ощущения будто я исчезаю и снова  возникаю,
вибрируя между небытием и существованием. Поворот... поворот, поворот, еще
поворот... короткая, крутая дуга... прямая, ведущая к последней  Вуали.  К
этому времени я должно быть задыхался, с меня лил пот, но потом  я  ничего
не помнил. Я едва передвигал ноги, искры были уже по плечи.  Они  ослепили
меня, и я больше не видел Лабиринта, Шаг, еще шаг... вот она.  Я  протащил
правую ногу вперед. Вот как чувствовал себя Бенедикт, когда  черная  трава
опутала ему ноги! Перед тем, как я трахнул его по  затылку.  Я  чувствовал
себя так, будто меня с ног до  головы  обработали  дубинкой.  Левая  нога,
вперед... так медленно, что трудно было понять, движется ли она  на  самом
деле. Мои руки - голубые вспышки, ноги - огненные столбы.  Еще  шаг,  еще,
еще.
     Я чувствовал себя  медленно  оживающей  статуей,  тающим  снеговиком,
прогибающейся балкой... еще два шага... три... я двигался как обледенелый,
но управлял своими движениями. Времени у меня была  целая  вечность,  воля
моя была несгибаемой. Она поможет... если что.
     Вуаль осталась позади. За ней была короткая дуга. Три шага во тьму  и
спокойствие. Эти шаги оказались самыми трудными.
     Когда я вышел из Лабиринта, первая мысль была:  обеденный  перерыв  у
Иосифа! Вторая: опять прошел! И третья: все, это в последний раз!
     Я  позволил  себе  несколько  раз   глубоко   вздохнуть   и   немного
встряхнуться. Затем я вытащил из кармана Самоцвет, поднял его за цепочку и
поднес к глазам.
     Конечно, внутри он красный с дымчатым отливом, сияющий. Казалось, что
пока я находился в Лабиринте, Камень впитывал в себя свет и блеск.  Я  все
еще смотрел на него, повторяя про себя команды, сравнивая их с теми, что я
уже знал.
     Человек, который прошел Лабиринт и добрался  до  этого  места,  может
перенестись куда угодно. Нужно лишь мысленно представить себе это место. И
еще нужно очень хорошо  хотеть  этого  и  иметь  волю.  Если  все  пройдет
нормально... то я все же могу  угодить  в  коварный  капкан.  На  какой-то
момент мне стало страшно. Но Эрику  это  удалось.  Не  оказался  же  он  в
середине Самоцвета где-то в тени. Дворкин,  написавший  эти  заметки,  был
великим человеком, и я верил ему.
     Собравшись с мыслями, я еще  внимательнее  всмотрелся  вглубь  Камня.
Внутри него было искривленное отражение Лабиринта, окруженное огоньками  -
мигающими, крохотными язычками пламени, другими виражами и  тропинками.  Я
решился и сосредоточил волю.
     Краснота и замедленное движение. Словно я погружался в вязкий  океан.
Сначала очень медленно. Дрейф... во тьме, все красные огоньки  так  далеко
впереди... скорость  медленно  нарастала.  Далекие,  прерывистые  вспышки.
Кажется, еще быстрее. Ориентироваться не по чему. Я  был  точкой  сознания
неизвестных размеров. Я  чувствовал  движение,  видел  фигуру,  в  которой
двигался, теперь уже быстрее. Краснота почти исчезла, казалось, меня ничто
не окружало. Сопротивление исчезло, я несся все быстрее и быстрее. Все это
произошло в одно мгновение, и еще происходило в то же самое  мгновение.  Я
несся к  цели  с  огромной  скоростью.  Маленький,  кривой  Лабиринт  рос,
становился трехмерным отражением нашего Лабиринта. Он увеличивался у  меня
на глазах, освещенный  языками  разноцветного  пламени,  подобно  странной
галактике буйствующей в вечной ночи и в ореоле сияющей бледным огнем пыли,
с протуберанцами из бесчисленных точек. Лабиринт рос или я уменьшался,  он
приближался ко мне или я к нему, мы были близко, совсем рядом, он заполнил
собой все, сверху донизу, справа налево, и моя  скорость  все  возрастала.
Сияние захватило, ошеломило меня. Я увидел протуберанец и понял,  что  это
вход. Я был слишком близко к Лабиринту, фактически заблудился в нем и  уже
не мог различить его общую форму. Но то, что я видел -  изгибы,  мерцания,
переплетения - окружало меня со всех  сторон.  Мне  показалось,  что  трех
измерений не хватит, чтобы объяснить невероятную сложность простирающегося
Лабиринта. Я отбросил сравнение с галактикой, мой мозг  кинулся  в  другую
крайность. Я думал об субатомном гильбертовском пространстве с бесконечным
числом измерений. Но это была метафора,  вызванная  отчаянием.  По  правде
говоря, я просто ничего не  понимал.  А  кто  мог  понять?  Во  мне  росло
чувство,  то  ли  инстинктивное,  то  ли  возникшее  под  влиянием  нашего
Лабиринта, что я должен пройти и через это переплетение,  и  овладеть  той
новой властью, которую искал.
     Я не ошибся. На той же огромной скорости я влетел в Лабиринт  -  меня
вертело, несло по горящим проходам, я пролетел по  нематериальным  облакам
блеска и  света.  Я  не  ощущал  сопротивления,  как  в  нашем  Лабиринте.
Казалось, что первоначального импульса хватит, чтобы  пролететь  насквозь.
Вихревая  прогулка  по  Млечному  пути?  Утопленник,  которого  несет   по
коралловым каньонам? Воробей, страдающий бессонницей,  который  вечером  4
июля пролетает над парком? Такие смутные мысли пролетают у меня в  голове,
когда я вспоминаю об этом.
     Я влетаю, все, конец, вспышка ярко-красного  цвета,  и  я  смотрю  на
самого себя, стоящего у Лабиринта и держащего в руке  кулон  с  Камнем.  Я
смотрю на подвеску, Лабиринт внутри  нее,  внутри  меня,  я  внутри  него,
краснота отступает,  гаснет,  исчезает.  Потом  -  только  я,  подвеска  и
Лабиринт -  и  больше  ничего.  Связи  между  объективным  и  субъективным
восстановлены, только все на октаву  выше,  иначе  я  никак  не  могу  это
выразить. Потому что теперь я обладаю какой-то эмпатией! Я словно приобрел
еще одно чувство, еще один способ выражения. Странное и приятное ощущение.
     Горя желанием проверить себя, я снова собрался и  приказал  Лабиринту
перенести меня в другое место.
     Я стоял в круглой комнате на вершине самой высокой башни в Амбере.  Я
пересек  ее  и  вышел  на  крохотный  балкончик.  Контраст  с  только  что
закончившимся путешествием был разителен.  Несколько  долгих  мгновений  я
стоял, не шевелясь, и смотрел.
     Море переливалось разными оттенками, часть неба была затянута тучами.
Приближался вечер. В тучах  мягкие,  яркие  тона  чередовались  с  резкими
тенями. Ветер дул с берега в море, и я не чувствовал запаха  соли.  Высоко
над водой черными точками парили птицы. Подо мной  расстилались  дворцовые
постройки и террасы города, простирающиеся во всем своем вечном  изяществе
до подножия Колвира. Крошечные люди толпились на улицах. Их движения  были
неразличимы. Я почувствовал себя очень одиноким.
     Я прикоснулся к Камню и приказал разразиться грозе.



                                    3

     Когда я вернулся к себе, Рэндом и Флора уже  поджидали  меня.  Рэндом
взглянул на камень, а потом на меня. Я кивнул.
     Повернувшись к Флоре, я слегка поклонился:
     - Сестренка, сколько лет, сколько зим!
     Было похоже, что Флора слегка напугана. Неплохо,  неплохо...  Но  она
улыбнулась и взялась за мою руку.
     - Братец, - промолвила она, - я вижу, ты сдержал свое слово.
     Волосы ее были  бледно-золотыми.  Флора  подрезала  их,  но  оставила
челку. Я никак не мог понять, нравится ли мне ее прическа или нет.  Волосы
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 27
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама