Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
TES: Oblivion |№5| Дрожащие Острова
StarCraft II: Wings of Liberty |№1| Начало истории
TES: Oblivion |№4| Мифический рассвет, 4 комментария
DARK SOULS™: REMASTERED |№12| Арториас Путник Бездны

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Иван Ефремов Весь текст 939.61 Kb

Час быка

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 49 50 51 52 53 54 55  56 57 58 59 60 61 62 ... 81
Эвиза посмотрела на вожака.
      Он вспыхнул, как мальчик.
      - Смотря что?
      - Пойти в старый Храм Времени,  где памятник,  отыскать там нашу
владычицу.  Ее зовут Фай Родис.  Поговорите с ней так же прямо и умно,
как говорили со мной. Только сначала найдите инженера Таэля. Хоть он и
"джи", но человек, каких на вашей планете еще не много.
      - Ладно.- Главарь протянул руку.
      - И скажите, что вас прислала Эвиза Танет.
      - Эвиза Танет... какое имя!
      Шестеро исчезли в саду.  От ворот к  Эвизе  направлялась  шумная
группа   врачей   Центрального   госпиталя,   приехавших   на  большой
общественной машине.
      Из-за кустов  вышел  главный  врач,  подозвал помощников,  и они
молча потащили пострадавшего к машине.
      - Кто это? - спросила Эвиза одного из коллег по госпиталю.
      - Знаменитый  писатель.  Как  они  его  отделали!  -  Говоривший
расцвел довольной улыбкой, будто он полностью был на стороне "кжи".
      Недоумевая, Эвиза пошла вместе с врачами к узкому порталу входа.
      Внутри здание  повторяло  обычный стиль Торманса.  Тяжелые двери
вели  в  просторный  вестибюль.   Широкая   лестница   поднималась   в
обрамленный двухрядной колоннадой зал. В вестибюле толпилось множество
людей.  Их взоры мгновенно обратились на Эвизу. Гостью отвели наверх и
усадили в боковой галерее на потертый диван. Все приехавшие продолжали
оставаться внизу, выстроившись живым коридором.
      - Они  ждут  кого-нибудь?  -  спросила  Эвиза  проходившего мимо
пожилого человека в желтом медицинском халате.
      - Разумеется,- строго ответил тот,- должны прибыть представители
Высшего Собрания.
      - Почему "прибыть", а не просто приехать?
      Собеседник испуганно посмотрел на Эвизу, оглянулся и исчез между
колоннами.
      Ожидание длилось более получаса,  пока выяснилось, что сановники
не  приедут.  Стоявшую  внизу  толпу  как будто прорвало.  Со смехом и
громким  говором,  характерным  для  тормансиан,  все  устремились  по
лестнице  в зал.  Главный врач отыскал Эвизу и повел ее на возвышение,
где расселись наиболее знаменитые медики столицы и почетные  гости  из
других мест планеты.  Эвиза отказалась, уверяя, что ничем не заслужила
высокого места,  и ей,  рядовому и молодому врачу Звездного Флота, это
неприлично.  Она  уселась  у  колонны  на краю зала,  чувствуя на себе
внимание всей аудитории и озабоченная предстоящим выступлением.
      Ораторы не  торопясь  сменяли  друг друга.  Говорили подолгу,  о
вещах более чем очевидных,  заранее обусловливая  направление  начатых
докладов.  У тормансиан такое выступление почему-то называлось кратким
вступительным  словом.  По  всему  чувствовалось,   что   эти   потоки
банальностей  никого  не  интересовали.  Эвиза видела это по скучающим
лицам,  по   шуму   в   зале,   который   едва   покрывался   грохотом
звукоусилителей, передающих речь ораторов.
      Наконец распорядитель заседания объявил о желании врача с  Земли
выступить перед врачами Торманса.
      Эвиза пошла поперек  зала  к  трибуне,  приветствуемая  криками,
хлопаньем  по  ручкам  кресел  и свистом восхищенной молодежи.  Как ни
диковат казался  ей  подобный  рев  и шум,  он выражал добрые чувства.
Поклонившись,  Эвиза поблагодарила тормансиан.  Когда она заговорила с
непередаваемо  мягким  земным  акцентом,  который  не  смогли огрубить
усилители,  в зале наступила небывалая тишина.  Тормансиане не сводили
глаз с Эвизы, осматривая ее от пристальных и веселых топазовых глаз до
сильных ног в странной синей сверкающей огоньками обуви, они старались
понять, чем так похожа и не похожа в одно и то же время эта женщина на
женщин Ян-Ях.
      - Ваши  старшие  хотели,  чтобы  я,  познакомившись  с медициной
Ян-Ях,  разобрала ошибки врачей и рассказала о достижениях  Земли.  Но
мои познания в науке Ян-Ях ничтожны,  и, главное, у меня нет основного
критерия,  необходимого, чтобы судить о любой науке, нет представления
о   ее  доле  в  создании  человеческого  счастья.  Поэтому  выступать
советчиком  и  критиком  было  бы   с   моей   стороны   нескромно   и
неуважительно.  Все,  что  я могу,- это рассказать вам о препятствиях,
преодоленных  на  Земле...  Преподавание  любого  предмета,   особенно
больших разделов науки,  у нас начинается с рассмотрения исторического
развития и всех ошибок, сделанных на пути. Так человечество, борясь со
свойственным людям стремлением забывать неприятное,  ограждает себя от
неверных дорог и повторения  прошлых  неудач,  которых  было  много  в
докоммунистической  истории.  Уже  в ЭРМ определилась огромная разница
между силами и материальными средствами, какие человечество тратило на
медицину и на науку военного и технического значения.
      Лучшие умы были заняты в физике, химии, математике. Шаг за шагом
биология и медицина расходились  с  физико-математическими  науками  в
своем  представлении  о  мире,  хотя  внешне  широко  пользовались  их
методами и аппаратами исследования.
      В результате  окружающая  человека природа и он сам как часть ее
предстали перед человечеством  как  нечто  враждебное,  долженствующее
быть подчиненным временным целям общества.
      Ученые забыли,  что великое  равновесие  природы  и  конструкция
организма есть результат исторического пути невообразимой длительности
и  сложности,  в  соподчинении  и  взаимосвязи  интегральных   частей.
Изучение   этой   сложности,   хотя   бы  в  общих  чертах,  требовало
многовековой работы, а земное человечество принялось неосмотрительно и
торопливо приспосабливать природу к переходящим утилитарным целям,  не
считаясь  с  необходимыми  людям  биологическими  условиями  жизни.  И
человек  -  наследник мучительного миллиардолетнего пути,  пройденного
планетой,- как неблагодарный и неразумный сын  принялся  растрачивать,
переводить в энтропию основной капитал, ему доставшийся: накопленную в
биосфере энергию,  которая, как взведенная когда-то пружина, послужила
для технического прыжка человечества...
      Эвиза остановилась, и тотчас же зал загрохотал стуком ладоней по
дереву.  Затронутая  тема была близка планете Ян-Ях,  дотла разоренной
неразумием предков.
      Эвиза, не   привыкшая   к  подобной  реакции  собрания,  стояла,
беспомощно  оглядывая  шумящую   аудиторию,   пока   председатель   не
утихомирил восторженных слушателей.
      Эвиза вовсе  не   собиралась   накалять   страсти   несдержанной
аудитории,  что вело к утрате разумного и критического восприятия. Она
решила быть осмотрительнее.
      Она рассказала,  как  близоруко ошибались те,  кто торжествовал,
побеждая  отдельные  проявления  болезней  с  помощью  средств  химии,
ежегодно  создававшей  тысячи новых,  по существу,  обманных лекарств.
Отбивая   мелкие   вылазки   природы,   ученые   проглядели   массовые
последствия.  Подавляя болезни, но не исцеляя заболевших, они породили
чудовищное количество аллергий  и  распространили  самую  страшную  их
разновидность  -  раковые заболевания.  Аллергии возникали и из-за так
называемого иммунного перенапряжения,  которому  люди  подвергались  в
тесноте   жилищ,   школ,   магазинов  и  зрелищ,  а  также  вследствие
постоянного переноса быстрым авиатранспортом новых штаммов микробов  и
вирусов   из   одного   конца   планеты  в  другой.  В  этих  условиях
бактериальные  фильтры,  выработанные   организмом   в   биологической
эволюции,  становились  своей  противоположностью,  воротами инфекции,
как,  например,  миндалины горла,  синусы лица или лимфатические узлы.
Утрата   меры   в   использовании   лекарств   и   хирургии  повредила
охранительные  устройства  организма,  подобно  тому   как   безмерное
употребление  власти  сокрушило  охранительные  устройства  общества -
закон и мораль.
      Существо врачевания,   основанное   на   старых  представлениях,
отстало от жизни.  Когда в процессе развития общества погибли религия,
вера  в  загробную  жизнь,  в  силу  молитвы и в чудо,  миросозерцание
отсталого капиталистического строя зашло в безнадежный тупик  неверия,
пустоты  и бесцельности существования.  Это породило повальные неврозы
пожилого  поколения.  Нагнетание  угрозы  тотальной  войны  как  прием
политической  агитации,  постоянное  напоминание  об  этом  в газетах,
радио,  телевидении способствовали психозам молодой части населения  -
противоречивым стремлениям скорее испытать все радости жизни и уйти от
ее  реальности.  Насыщенность   развлечениями,   накал   искусственных
переживаний создали своеобразный "перегрев" психики.  Люди все упорнее
мечтали уйти в другую жизнь,  к простым радостям бытия предков,  к  их
наивной  вере  в  ритуалы  и тайны.  А врачи пытались лечить по старым
канонам прежних темпов, другой напряженности бытия.
      Машины, благоустройство жилищ, техника быта существенно изменили
нормальную физическую нагрузку людей. Медицина продолжала пользоваться
опытом, накопленным в совершенно иных условиях жизни. Общее ослабление
организма,  мышечной,  связочной и скелетной систем вело,  несмотря на
отсутствие  тяжелой работы,  к массовому развитию грыж,  плоскостопия,
близорукости,   учащению   переломов,   расширению   вен,    геморрою,
разрастанию  полипов  и слабости сфинктеров с ухудшением пищеварения и
частыми явлениями аппендицита.  Множество дефектов кожи  было  обязано
плохому обмену веществ.
      Врачи, озадаченные наплывом заболеваний,  оперировали без конца,
кляня   скучную   рутину   "простых  случаев"  и  не  подозревая,  что
встретились  с  первой  волной  бедствия.  А  когда  вслед  за   общим
ослаблением  людей  все  чаще  стали  встречаться  болезни испорченной
наследственности, лишь немногие передовые умы смогли распознать в этом
Стрелу   Аримана.   Величайшее   благодеяние   -  уничтожение  детской
смертности -  обернулось  бедствием,  наградив  множеством  психически
неполноценных,  полных  кретинов или физически дефективных от рождения
людей.  Тревожной неожиданностью стало учащение рождений двоен, троен,
в  общем  снижающих  уровень здоровья и психики.  Борьба с новой бедой
оказалась исключительно трудной.  Ее можно было  преодолеть  лишь  при
высочайшей  моральной ответственности всех людей и проникновении науки
в самую глубь молекулярных генетических аппаратов.
      Эвиза перечислила  еще несколько коварных ловушек,  выставленных
природой на прогрессивном пути человечества.  Путь этот  заключался  в
возвращении к первоначальному здоровью,  но без прежней зависимости от
безжалостной природы.  Суть дела заключалась в том,  чтобы уйти от  ее
гекатомб, через которые она осуществляет улучшение и совершенствование
видов  животных,  беспощадно  мстя  за  неуклюжие   попытки   человека
избавиться от ее власти.
      - И это нам удалось!  -  воскликнула  Эвиза.-  Мы  все  здоровы,
крепки,  выносливы  от  рождения.  Но  мы  поняли,  что  наше чудесное
человеческое тело заслуживает лучшего, чем сидение в креслах и нажатие
кнопок.  Наши руки - самые лучшие из инструментов,  созданных природой
или  человеком,-  просят  искусной  работы,  чтобы  получить  истинное
удовлетворение.  Мало этого, мы боремся за жизнь своего ума совершенно
так,  как и за жизнь тела.  Вы можете узнать про все те усилия,  какие
потребовались  нам в неравной борьбе.  Неравной потому,  что глубина и
всеобъемлющая мощь природы до сих  пор  не  исчерпаны  и  до  сих  пор
неустанно  человечество ведет сражение за свое умственное и физическое
здоровье и готово к любому выпаду природных стихийных сил!
      Окончание речи  Эвизы  вызвало  новую волну одобрительного шума.
Строгая, даже вдохновенная серьезность спала с нее, и она превратилась
в  жизнерадостную,  с  оттенком кокетства женщину,  которая склонилась
перед залом в свободном поклоне танцовщицы.  Метаморфоза  усилила  рев
восторга  среди  медицинской  молодежи.  Тормансианам вообще нравилась
веселая серьезность землян,  никогда не шутивших с большими чувствами,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 49 50 51 52 53 54 55  56 57 58 59 60 61 62 ... 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама