Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Гребнев Г. Весь текст 176.05 Kb

Мир иной (Стругацким)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16
опытах с атомом лорд Резерфорд? - уже серьезно спросил Венберг.
     Арнаутов на  миг  отвернулся,  и все увидели за его спиной черную
(похожую на классную) доску. Арнаутов быстрыми ударами мела написал на
ней формулу:
                               E = mc^2
     - Вы знакомы с этой формулой, господа?
     Венберг, Майгин и Берсеньев закивали головой.
     - Да,  конечно,  -  ответил  Берсеньев.  - Это знаменитая формула
Эйнштейна  о   пропорциональности   между   массой   любого   тела   и
соответствующей ей энергией. Но при чем тут она?..
     - А вот  при  чем,  В  прошлом  году  моя  супруга  прислала  мне
интересные  материалы  о  так  называемом сольвеевском съезде физиков,
происходившем два года назад.  На этом  съезде  вместе  с  Эйнштейном,
Ланжевеном,  Лоренфем,  Резерфордом  и  другими  светилами современной
физики присутствовала молодая  женщина,  руки  которой  были  обтянуты
глухими  высокими  перчатками.  Когда  Эйнштейн  спросил ее,  что с ее
руками,  она  улыбнулась  и  начертала  пальцем  в  воздухе  вот   эту
формулу...  -  Арнаутов  указал  на  доску.  - Она сказала:  <Мои руки
обожжены лучами  радия...  Это  лучшее  доказательство  справедливости
вашей   формулы,   господин  Эйнштейн,  формулы,  выражающей  действие
энергии,  которая  равна  массе,  помноженной  на   квадрат   скорости
света>... Надеюсь, вы догадались, господа, что женщину эту зовут Мария
Кюри...  На наших руках и на руках тех чудесных призраков,  которых мы
видели   в   картинах   <иллюзиона>,  нет  следов  неведомой  энергии,
несомненно  питавшей  и  питающей   до   сих   пор   механизмы   этого
подземно-звездного мира, но мы не сомневаемся, что здесь мы имеем дело
именно с такой энергией...
     Венберг хотел  было  сказать:  <А доказательств тому у вас все же
нет>, но передумал и только махнул рукой.
     - Но  оставим  в  покое источники энергии,  - продолжал Арнаутов,
словно угадав  мысль  Венберга.  -  Перейдем  к  доказательствам более
убедительным.  Дело в том,  что мы с вами находимся в... обсерватории.
Да,  да,  именно в обсерватории.  Только в этой обсерватории нет и  не
было никаких телескопов... в нашем понимании этого слова. Вот над нами
купол-потолок.  Давно,  когда  этот   космический   корабль   был   на
поверхности земли, и еще раньше, когда он мчался с большой скоростью в
мировом  пространстве,  этот  потолок  служил  зеркалом,  на   котором
появлялось  точное  изображение  небосвода или увеличенное изображение
небесных тел. Для наблюдения над светилами, видимо, существовала целая
система зеркал,  стенных и настольных... Петя, <иллюзионы> с картинами
обсерватории здесь?
     - Здесь,  Константин  Платонович.  -  Петя  положил  на  стол три
шарообразных аппарата.
     - Как  получал астроном в этой обсерватории изображения небосвода
или  звезды?..  На  этот  вопрос  ответить  пока  трудно.  Но  давайте
просмотрим некоторые звездные панорамы.
     Арнаутов включил  первый  <иллюзион>,  и   белый   куполообразный
потолок  превратился  в  глубокий  небесный  свод.  Между Ниной Росс и
Майгиным появилось объемное изображение молодого  гиганта-астронома  в
лучистой одежде.
     Но глаза всех были обращены к потолку-куполу.  Звездная  панорама
была  великолепна.  Собственно,  это не была панорама в обычном смысле
слова.  Те,  кто ожидал увидеть застывший небесный свод,  ошиблись.  В
чернильной  тьме  стройным  потоком  двигались яркие немигающие искры.
Казалось,  небо быстро поворачивается над головами. И вдруг из-за края
черного  купола вынырнул большой светлый диск величиной с полную Луну.
Но это была не Луна.  Диск излучал мягкое зеленоватое сияние и по мере
продвижения через купол быстро увеличивался в размерах. Никто не успел
как следует разглядеть его - он уже скрылся за  противоположным  краем
купола.
     - Что это? - ошеломленно спросила Нина Росс. - Марс? Луна?
     - У меня даже голова закружилась,  - признался Венберг. - Что это
было, Константин?
     - Одну минуту,  господа,  - сказал Арнаутов. - Сейчас это светило
появится вновь. Надеюсь, вы узнаете его...
     И в ту же секунду из-за края черной бездны вслед за потоком звезд
вновь вынырнул край зеленого диска.  Но теперь он был огромен,  и края
его  казались  туманными,  словно  размытыми.  И  он все увеличивался,
выходя в зенит, пока не заполнил купол целиком.
     - Земля!   -  задыхаясь  от  волнения,  проговорил  Васенькин.  -
Смотрите, вон Африка... И Европа!
     Видение исчезло. Вспыхнул свет.
     Все молчали.  Слова здесь  были  излишни...  Впервые  люди  Земли
увидели свою планету из тысячекилометровой глубины неба, они летели к
ней,  и планета Земля стремительно приближалась к ним, готовая вот-вот
превратиться в землю с маленькой буквы...
     На восторженный возглас доктора ответил торжественный,  звенящий,
как туго натянутая тетива, голос Арнаутова:
     - Да,  господин Васенькин!  Да!  Это Земля! И вы - один из первых
людей   на   этой   Земле,   которые  увидели  свою  планету  с  борта
межпланетного корабля,  описывающего вокруг нее спираль, перед тем как
сесть.  В других метаморфозах <иллюзиона>,  господа,  запечатлен полет
над Азией, а затем и плавное причаливание корабля в таежных дебрях...
     - Покажите! - потребовала Нина.
     - Нет,  Нина Семеновна,  - отрицательно мотнул  лохматой  головой
Арнаутов,  -  это  зрелище  не  для  всех.  Даже  у  такого крепкого и
невозмутимого  человека,  как  Клавдий  Владимирович  Берсеньев,   эти
картины вызывают головокружение и приступы морской болезни... Конечно,
- голос его зазвучал  иронией,  -  господин  Венберг  и  сейчас  может
доказывать, что он видел <американский аттракцион>... Как ты, Григорий
Николаевич?
     Венберг молчал.
     - Мы верим,  Константин Платонович, - сказала Нина. - Но скажите,
где   находится   этот   самый  <мир  иной>,  откуда  прилетел  к  нам
город-корабль?
     Арнаутов покачал головой.
     - Боюсь, Нина Семеновна, что сейчас мы не сможем ответить вам. Мы
не  нашли  ничего,  что могло бы пролить свет на этот вопрос.  Если же
исходить из данных нашей,  земной науки,  то родиной строителей  этого
чудесного  корабля  может  быть  хотя  бы  Марс,  где недавно Лоуэлл и
Скиапарелли открыли таинственные  каналы...  или  Венера...  или  даже
миры, обращающиеся вокруг неподвижных звезд - далеких солнц...
     - Десятки  световых  лет,  -  недоверчиво  произнес  Венберг.   -
Триллионы триллионов километров...
     - А почему бы и нет?  - быстро  повернулся  к  нему  Арнаутов.  -
Позволь мне опять напомнить тебе об Эйнштейне.
     - Это  ты  о  сокращении  масштабов  времени  в  зависимости   от
скорости?  -  поморщился  Венберг.  - Но ведь это только спекулятивная
теория. И потом... Какие же это должны быть скорости!
     - А кто тебе сказал,  что этот корабль неспособен развивать такие
скорости?  Вот погоди,  дай срок, мы разберемся в его механике и тогда
на практике докажем тебе...
     Арнаутов умолк на полуслове и сел.  Все с недоумением и  тревогой
уставились на него. Только Майгин сделал вид, что это его нисколько не
интересует, и рассеянно глядел в потолок.
     - Это как же понять,  Константин?  - осторожно спросил Венберг. -
Ты что, серьезно надеешься поднять этот корабль в небо?
     - Да, - коротко сказал Арнаутов.
     - Бред! - воскликнул Венберг.
     - Почему?
     Арнаутов снова поднялся и снова поочередно оглядел всех.
     Это была   невиданная  <научная  ассамблея>.  Тысячелетиями  люди
видели Солнце,  Луну,  звезды;  одаренные богатой  фантазией  писатели
мечтали о космических полетах, часто выдавая свои домыслы за подлинную
действительность.  Большая группа ученых и самоучек изобретала в конце
XIX  и  в начале XX века множество межпланетных и межзвездных кораблей
самого различного типа, которые <обязательно> должны были доставить их
авторов  на  Луну  и  даже  значительно  дальше.  Где-то  в  заштатном
российском городке Калуге неустанно трудился безвестный русский ученый
Константин  Циолковский,  создатель теории ракетного движения,  именно
такого движения,  которому через пятьдесят лет суждено было  забросить
первые  космические  ракеты в заатмосферное,  а затем и в межпланетное
пространство.  ...А здесь,  в таежных дебрях Приморья,  в самый  канун
первой мировой войны горсточка людей в фантастическом подземном городе
спорила  об  астральном  происхождении   подземного   феномена   и   о
возможности  полета на странном <звездном корабле> в глубины звездного
мира...
     Мысль о  полете  в  страшное  и  в  то  же  время манящее мировое
пространство поражала воображение.  Никто  не  представлял  ясно,  что
может произойти в таком полете, чем этот полет закончится, но какая-то
внутренняя сила влекла и манила каждого в неведомую даль... Нина Росс,
Петя   Благосветлов,   доктор   Васенькин  глядели  на  Арнаутова  как
завороженные.  И   только   скептик   Венберг,   вынужденный   принять
очевидность  того,  что все они в данную минуту находятся на <звездном
корабле>, назвал мечту о полете на этом корабле в Космос <бредом>.
     - Почему ты считаешь, что это бред, Григорий? - спросил Арнаутов.
     - Прежде всего потому...  - Венберг тоже встал и  уперся  в  стол
ладонями. - Прежде всего потому, что ты никогда не сможешь разобраться
в машинах этого корабля и научиться управлять ими. Я признаю, что этот
город-корабль  построен  не  на Земле.  Его строили разумные существа,
ушедшие в развитии на тысячи  лет  от  нас.  Прости  меня,  но  ты  на
капитанском   мостике   этого  корабля  выглядишь  так  же,  как  воин
Чингиз-хана в будке современного локомотива...
     - Это нехорошо... нечестно так говорить!
     - Я полечу с вами, Константин Платонович!
     Возгласы Нины и Пети прозвучали одновременно.  Арнаутов мягко, но
с величайшей убежденностью сказал:
     - Милый Венберг!  Я ни минуты не  сомневаюсь,  что  мы  не  можем
управлять  полетом  этой маленькой планеты.  Это говорит мне логика...
Если бы я строил такой корабль,  я позаботился бы, чтобы он управлялся
сам собой,  с помощью определенных приспособлений,  которые направят и
поведут его в заданную точку мирового пространства... даже если никого
из   машинистов   не  останется  в  живых...  Кстати,  о  вашем  воине
Чингиз-хана...  Я полагаю,  что в конце  концов  он  нашел  бы  нужный
рычажок и локомотив отправился бы в путь, куда поведут его рельсы...
     - И ты уверен, что найдешь здесь этот самый рычажок?
     - Непременно.
     - И корабль взовьется в небо и умчится туда, откуда прилетел?
     - Обязательно!  - без тени сомнения ответил Арнаутов.  - И заметь
при этом,  что никакие древние пласты над нами не удержат наш звездный
корабль, если оживут его двигатели. Он сметет их, сдует, как карточный
домик!
     Венберг опустил глаза и едва заметно  пожал  плечами.  Воцарилось
молчание.  Нина  Росс  и Петя Благосветлов сияющими глазами глядели на
Арнаутова.  Берсеньев задумчиво пропускал бороду через пальцы.  Майгин
чему-то   улыбался,  барабаня  пальцами  по  столу.  Доктор  Васенькин
поминутно снимал,  протирал и снова водружал на нос пенсне.  Он словно
порывался сказать что-то, но не решался.
     - Ну хорошо,  - нарушил наконец молчание Венберг.  - Я  допускаю,
что  вы...  мы...  что  ты  найдешь  этот самый таинственный рычажок и
корабль придет в движение.  Но каков смысл такого  опыта?  В  чем  его
идея?
     Арнаутов не успел  ответить.  Внезапно  вскочил  на  ноги  доктор
Васенькин.  Лицо  его  побледнело,  только  на  запавших  щеках горели
лихорадочные пятна.
     - Величайший смысл!  - закричал он пронзительным, тонким голосом.
- Вы забываете,  Григорий Николаевич, что мы находимся в данную минуту
в мире совсем ином,  нежели наш земной сегодняшний мир. Это мир нашего
будущего!  В этом  мире  человеку  облегчают  жизнь  разумные  машины,
которые  он создает...  Здесь,  на этом звездном корабле,  мы окружены
такими таинственными механизмами...  Мы их не  понимаем,  даже,  может
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама