Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Ингеборг Бахман Весь текст 74.34 Kb

Рассказы к 70-летию со дня рождения

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7
умереть и больше не умираете: не в свой срок, увлеченными и  от  высшего
знания.
   Почему бы мне это не высказать, не возбудить презрение к вам  прежде,
чем я уйду?
   Ведь я ухожу.
   Ибо я еще раз свиделась с вами, услышала, как вы говорите  на  языке,
на котором вам со мной говорить не следует. Память у  меня  нечеловечес-
кая. Пришлось мне вспомнить обо всем, о каждой измене и каждой  низости.
Я свиделась с вами в прежних местах, только теперь  они  показались  мне
местами стыда, хотя раньше были местами света. Что вы наделали! Я молча-
ла, не сказала ни слова. Лучше скажите себе сами. Зачерпнув горстью  во-
ды, я окропила эти места, дабы они могли зазеленеть, как  могилы.  Чтобы
они все же остались местами света.
 
   Но так я уйти не могу. Поэтому позвольте мне еще раз  сказать  о  вас
хорошее, чтобы проститься не так.
   Чтобы ни с чем не проститься.
   Хороши все-таки были ваши речи, ваши блуждания, ваше рвение и ваш от-
каз от полной правды, чтобы сказана была полуправда, чтобы свет  освещал
лишь одну половину мира, которую вы в своем рвении только и можете восп-
ринять. Вот как вы были отважны, по отношению к другим тоже, но и  трус-
ливы, конечно, а отважны зачастую ради того, чтобы не казаться трусливы-
ми. Если вы видели, что спор сулит вам беду,  вы  продолжали  спорить  и
настаивать на своем, хотя это не приносило вам никакой выгоды. Вы спори-
ли против собственности и за собственность, за ненасилие и за оружие, за
новое и за старое, за реки и за регулирование рек, за  клятву  и  против
того,  чтобы  клясться.  А  ведь  вы  знаете,  что  распаляетесь  против
собственного молчания, и все же продолжаете распаляться. Наверно, за это
надо похвалить.
   Похвалить надо нежность, скрытую в ваших неуклюжих телах. Нечто  осо-
бенно нежное проявляется у вас, когда вы оказываете какую-то любезность,
делаете что-нибудь доброе. Намного нежнее, чем все нежности  ваших  жен,
бывает ваша нежность, когда вы даете кому-нибудь слово или кого-то  слу-
шаете и понимаете. Ваши тяжелые тела сидят в креслах, но сами вы  совер-
шенно невесомы, и печаль или улыбка на ваших лицах  могут  быть  такими,
что даже беспочвенные подозрения ваших друзей на какое-то время лишаются
пищи.
   Похвалить надо ваши руки, когда вы берете ими  хрупкие  вещи,  берете
бережно, чтобы не повредить, и когда вы таскаете тяжести  и  убираете  с
дороги препятствия. И хорошо, когда вы лечите тела людей и животных и со
всей осторожностью убираете из этого мира боль. Вот то немногое, что ис-
ходит от ваших рук, но есть благие дела, и они вам зачтутся.
   Можно восхищаться и тем, как вы склоняетесь над моторами и  машинами,
создаете их, понимаете и объясняете, до тех  пор,  пока  от  бесконечных
объяснений их снова  не  окутает  тайна.  Разве  ты  не  говорил:  здесь
действует такой-то принцип и такая-то энергия? Разве не замечательно это
было сказано? Никто больше не будет так говорить о токах и силах, о маг-
нитах и механизмах и о сущности всех вещей.
   Никто больше не будет так говорить о стихиях, о мироздании  и  свети-
лах.
   Никто никогда не говорил так о Земле, о ее облике, о периодах ее  су-
ществования. В твоих рассказах все было так четко: кристаллы, вулканы  и
пепел, лед и пламя в недрах.
   Никто никогда не говорил так о людях, об условиях, в каких они живут,
об их зависимости, их имениях, идеях, о людях на этой  Земле,  на  Земле
прошедших и будущих времен. И было справедливо так говорить  и  в  столь
многом сомневаться.
   Никогда не окутывало предметы столько волшебства, как в твоих  речах,
и никогда не звучали слова так высокомерно. Благодаря тебе язык мог даже
взбунтоваться, и сбиться с пути, и обрести мощь. Со словами и фразами ты
делал все что угодно - объяснялся с их помощью или преображал их,  назы-
вал что-то по-новому, и предметы, которые не различают прямых и  косвен-
ных слов, от этих названий начинали прямо-таки шевелиться.
   Ах, чудовища, никто ведь не умел так хорошо играть! Это  вы  изобрели
все игры - цифровые лото и каламбуры, фантасмагории и любовные игры.
 
   Никто и  никогда  не  говорил  так  о  себе.  Почти  правдиво.  Почти
убийственно правдиво. Склонившись над водой, почти отрекшись  от  всего.
Мир уже во тьме, и я не могу надеть ожерелье из ракушек. Не будет больше
прогалины. Ты не такой, как другие. Я под водой. Под водой.
 
   А теперь кто-то ходит наверху и ненавидит воду, ненавидит зелень и не
понимает, не поймет никогда. Как я никогда не понимала.
 
   Почти онемев
   едва еще
   слыша
   зов.
 
   Приди. Хоть раз.
   Приди.
 
 
   Шаг к Гоморре
 
   Последние гости ушли. Только девушка в черном пуловере и красной юбке
не поднялась вместе с другими и все еще сидела в углу. Напилась, подума-
ла Шарлотта, вернувшись в комнату, хочет, наверно, остаться со мной нае-
дине, что-то мне рассказать, а я до смерти устала.  Она  заперла  дверь,
возле которой упорно стояла, давая понять засидевшимся гостям, что  путь
свободен, и взяла с комода до краев полную пепельницу, откуда уже сыпал-
ся пепел. В комнате - сдвинутые с места стулья, мятая салфетка на  полу,
спертый воздух, беспорядок, разор после нашествия. Ей стало  дурно.  Она
все еще держала в руке горящую сигарету и пыталась воткнуть  ее  в  кучу
окурков - сигарета задымилась. Шарлотта метнула взгляд на кресло в углу,
на свисающие волосы с рыжеватым отливом, на красную юбку,  которая,  как
широкая пелерина, ниспадала девушке на ноги  и,  охватив  полукругом  ее
ступни, ковер и кресло, сползала на пол. Шарлотта видела не столько саму
девушку, сколько все эти случайные и разрозненные красные тона в  комна-
те: свет, который сочился сквозь красный абажур, и столбик мерцающей пы-
ли, ряд красных книжных корешков на полке позади лампы, броскую фланеле-
вую юбку и не столь броские волосы. Лишь на мгновение мир  предстал  та-
ким, каким ему уже никогда не быть, - один-единственный раз он оделся  в
красное.
   На этом фоне вдруг широко раскрылись глаза девушки - влажные, темные,
пьяные - и встретились с глазами женщины.
   Шарлотта подумала: скажу ей, что плохо себя чувствую и должна  поско-
рее лечь спать. Найти бы только верную вежливую фразу, чтобы убедить  ее
уйти. Она должна уйти. Почему она не уходит? Я до смерти устала.  Почему
гости не уходят вовремя? Ну почему эта девушка не ушла вместе с другими?
   Однако момент был упущен. Шарлотта слишком долго  стояла  молча.  Она
тихо шмыгнула на кухню, вытряхнула пепельницу, ополоснула лицо, смыла  с
него этот долгий вечер, бесконечные улыбки, напряженное внимание -  надо
ведь было глядеть в оба. В ее глазах запечатлелось: широкая юбка красно-
го цвета смерти, которому должна сопутствовать дробь барабана.
   Начнет сейчас рассказывать мне какую-нибудь  историю.  Почему  именно
мне? Осталась нарочно, чтобы со мной поговорить. Сидит без денег или  не
может устроиться здесь, в Вене, приехала откуда-то с юга, словенка,  по-
лусловенка из приграничья, в общем, из тех мест, имя  ее  тоже  об  этом
свидетельствует - Мара. Наверняка что-нибудь  такое  в  этом  роде,  ка-
кая-нибудь просьба, душещипательная история,  все  равно  какая,  только
спать она мне не даст. В Вене она, конечно же, ужасно одинока или попала
в какую-то передрягу. Спросить Франца, что это за девушка, прямо завтра.
   Завтра!
   Шарлотта испугалась, перебрала в памяти все, что от нее  требовалось:
завтра утром встретить Франца, поставить  будильник,  выглядеть  свежей,
выспавшейся, производить приятное впечатление. Больше нельзя терять вре-
мя. Быстро наполнив два стакана минеральной водой, она понесла их в ком-
нату и один протянула девушке. Та молча выпила  воду  и,  ставя  стакан,
внезапно сказала:
   - Значит, завтра он возвращается.
   - Да, - ответила Шарлотта. И, слишком  поздно  почувствовав  шпильку,
прибавила: - Кто? - Слишком поздно.
   - Он часто уезжает. И вы подолгу бываете одна.
   - Не часто, иногда. Вы же знаете.
   - Вам хочется, чтобы я ушла?
   - Нет, - сказала Шарлотта.
   - У меня было такое чувство, что мужчина, который без  конца  болтал,
тоже с удовольствием бы остался.
   - Нет, - сказала Шарлотта.
   - У меня было такое чувство... - Мара скривила губы.
   Шарлотта разозлилась, но отвечала все еще вежливо.
   - Нет, конечно нет. - Она встала. - Пойду сварю кофе. А потом  вызову
вам такси.
   Вот она и нашла нужные слова и опять обрела почву под ногами. Все  же
дала девчонке понять, что отправит ее восвояси, а ведь совсем не считала
себя способной на такое заявление.
   Мара вскочила и схватила Шарлотту за руку.
   - Нет, - воскликнула она. - Я этого не допущу. За нынешний вечер вы и
так уже набегались туда-сюда. Выпить кофе мы можем и где-нибудь в  горо-
де. Давайте уйдем отсюда куда подальше. Я знаю один такой бар.  Ну  что,
пошли?
   Шарлотта высвободила руку и, не ответив, взяла с вешалки плащи.
   Она подтолкнула девушку к двери и почувствовала облегчение. На  лест-
нице, где было темно и только на площадки падал  слабый  свет  дворового
фонаря, к ней опять потянулась рука Мары и опять схватила ее за руку вы-
ше локтя. Шарлотта боялась, как бы девушка не  упала,  она  одновременно
тащила и поддерживала ее, пока они не спустились во двор и не  вышли  из
ворот.
   Францисканерплац лежал перед ними тихий-тихий, как  деревенская  пло-
щадь. Плеск фонтана, тихий-тихий. Хотелось вдыхать запахи лугов и  лесов
и чтобы они были рядом, хотелось взглянуть на  луну,  на  небо,  которое
после шумного дня опять простерло свою гладкую ночную  синеву.  На  Вай-
бурггассе не было ни души. Они быстро дошли до Кернтнерштрассе, и  вдруг
Мара опять, точно пугливый ребенок, взяла Шарлотту за руку. Так, держась
за руки, они пошли еще быстрее, словно их кто-то преследовал. Мара  пус-
тилась бегом, и под конец они бежали обе, как две школьницы, будто  идти
шагом было просто невозможно. Звенели Марины браслеты, один из них впил-
ся Шарлотте в запястье, и боль еще подгоняла ее.
   С чувством неуверенности озиралась Шарлотта в жарком и душно вестибю-
ле бара. Мара открыла перед нею дверь в зал. Здесь тоже все  было  крас-
ное. И стены, цвета адского пламени, и столы, и стулья, и  лампы,  кото-
рые, как огни светофоров, ждали, когда их сменит зеленый  свет  утра,  а
пока что пытались удержать ночь и задержать людей в этой ночи, в дыму  и
дурмане. Однако засилье красного в этом баре, поскольку оно возникло там
не случайно, не так поразило Шарлотту, как перед тем неожиданные красные
тона у нее дома, и даже приглушило то, первое впечатление - эта  зияющая
красная пасть поглотила и волосы Мары, и ее широкую красную юбку.
   Люди вяло пили и танцевали, и все же у Шарлотты  было  ощущение,  что
она попала в какой-то круг ада, где ее будут жечь огнем  и  терзать  еще
неведомыми пытками. Музыка, гул голосов были для  нее  мучительны,  ведь
она без разрешения покинула свой мир и боялась, как  бы  ее  не  заметил
здесь и не узнал кто-нибудь из знакомых. Низко опустив голову, она прош-
ла следом за Марой к столу, который им указал кельнер,  длинному  столу,
за которым уже сидели двое мужчин в темных костюмах, а чуть  подальше  -
молодая пара, эти двое ни на миг не поднимали глаз и только тихонько ка-
сались друг друга кончиками пальцев. Вокруг все затопили танцующие и уже
напирали на стол, словно соскальзывая с палубы тонущего корабля; они то-
пали по полу так, будто хотели провалиться сквозь землю. Все плыло,  ка-
чалось, курилось в красном свете, в шуме и гаме, все стремилось в  безд-
ну, в тартарары...
   Шарлотта заказала кофе и вино. Когда она снова  подняла  глаза,  Мара
встала из-за стола и начала танцевать в метре от нее.  Сперва  казалось,
что она одна, но потом обнаружился и партнер - разгоряченный худой юнец,
наверное ученик или студент, он покачивал бедрами и дергал ногами,  вре-
менами танцевал один, потом опять хватал Мару за руки или на  миг  обни-
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама