Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Стенли Эллин Весь текст 107.82 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10
     Он вошел в сопровождении нарядного, как всегда, де  Марешаля,  который,
как я заметил, был в лихорадочном возбуждении. Мое удивление возрастало.
     Мы едва успели поздороваться, как де Марешаль перешел прямо к делу.
     - Бутылка  "Нюи Сент-Оэна" 1929 года, мсье Драммонд, - сказал он. - Вы,
наверное, помните, что когда-то оценили ее в сто тысяч франков.
     - Только потому, что никто не купит ее за такую цену.
     - Может быть, продадите ее дешевле?
     - Я уже ясно сказал: не продам.
     - Немыслимые условия, мсье Драммонд. Но вам,  наверное,  будет  приятно
узнать, что мсье Кассулас теперь готов заплатить вашу цену.
     Я недоверчиво повернулся к Кассуласу. Прежде чем ко мне возвратился дар
речи,  он  вынул из кармана чек и бесстрастно, как всегда, вручил его мне. Я
невольно взглянул на  него.  Чек  был  выписан  на  сто  тысяч  франков.  По
нынешнему курсу это равнялось двадцати тысячам долларов.
     - Но это просто смешно, - выдавил я наконец. - Я не могу его принять!
     - Но вы должны! - встревоженно сказал де Марешаль.
     - Мне  очень  жаль.  Все  же  ни одна бутылка вина не стоит и части той
суммы. Особенно вино, которое, может быть, уже погибло.
     - Ах, - небрежно сказал Кассулас, -  очевидно,  именно  за  возможность
выяснить это я и плачу вам.
     - Если  это  единственная  причина... - возразил я, но Кассулас покачал
головой.
     - Нет. По правде говоря, друг мой, это вино  решает  для  меня  трудную
проблему. Скоро настанет торжественный день, пятая годовщина моей свадьбы, и
я  думал,  как  нам  лучше ее отпраздновать. Потом меня озарило. Лучше всего
открыть бутылку "Сент-Оэна" и узнать, сохранило ли оно свои качества, так ли
оно безупречно, как во  время  своей  зрелости?  Что  может  глубже  тронуть
женщину в подобных случаях?
     - Тем  хуже, если вино погибло, - возразил я. Моя рука так сжимала чек,
что он нагрелся. Мне хотелось разорвать его, но я не мог заставить себя  это
сделать.
     - Неважно.  Беру  на  себя  весь риск, - сказал Кассулас. - Конечно, вы
должны присутствовать и сами оценить вино. Я на этом настаиваю. Это  событие
запомнится  надолго,  чем бы оно ни кончилось. Небольшая компания, за столом
нас будет только четверо - и "Сент-Оэн" в придачу.
     - Украшением стола должен быть антрекот,  -  вздохнул  де  Марешаль.  -
Конечно, телячий. Он прекрасно подойдет к вину.
     Они  добились  своего: назад пути не было. Я медленно сложил чек на сто
тысяч франков и  положил  его  в  бумажник.  В  конце  концов,  я  занимался
виноторговлей ради заработка.
     - Когда  вы  устроите этот обед? - спросил я. - Помните, бутылка должна
несколько дней находиться в стоячем положении, прежде чем вы нальете вино  в
графин.
     - Естественно,  я  это  предусмотрел,  -  ответил  Кассулас.  - Сегодня
понедельник; обед состоится в субботу.  Более  чем  достаточно  времени  для
того,  чтобы  прекрасно  подготовить  все до мелочей. В среду я распоряжусь,
чтобы  в  столовой  поддерживалась   соответствующая   температура   и   был
приготовлен  специальный  столик, где будет стоять бутылка "Сент-Оэна", пока
не уляжется осадок. Потом комната на всякий случай будет заперта. К  субботе
осадок  полностью  уляжется. Но я не собираюсь переливать вино в графин. Его
будут наливать прямо из бутылки.
     - Рискованно, - заметил я.
     - Ничуть, если наливать твердой рукой.  Вот  так.  -  Кассулас  вытянул
вперед  сильную короткопалую руку, которая вряд ли могла дрогнуть. - Да, это
замечательное вино заслуживает, чтобы его наливали прямо из бутылки.  Думаю,
мсье  Драммонд,  теперь  у  вас есть основания считать, что я готов в случае
необходимости рискнуть.
     Когда через несколько дней я  встретился  с  Софией  Кассулас,  у  меня
появилась веская причина вспомнить его слова. Она позвонила мне рано утром и
спросила, не смогу ли я позавтракать с ней в ресторане и поговорить наедине.
Полагая, что это приглашение связано с ее собственными планами насчет обеда,
я  охотно  согласился. Но все мое удовольствие испарилось, когда я увидел ее
за столиком тускло освещенного полупустого зала. У нее был  явно  испуганный
вид.
     - Что-то случилось? - спросил я. - Что именно?
     - Все  очень  скверно,  -  жалобно ответила она. - И вы единственный, к
кому я могу обратиться за помощью, мсье Драммонд. Вы всегда были так  добры.
Вы мне поможете?
     - С  удовольствием.  Если  вы объясните мне, что случилось и что я могу
сделать.
     - Увы, без этого не обойтись. Вы должны услышать всю  правду.  -  Мадам
Кассулас судорожно вздохнула. - Все очень просто. У меня была связь с Максом
де Марешалем. И Кирос узнал об этом.
     Сердце  у меня упало. Меньше всего на свете мне хотелось бы вмешиваться
в подобные дела.
     - Мадам, - беспомощно сказал я, - вы должны сами все  уладить  с  вашим
супругом. Поймите, я не могу этого касаться.
     - О, пожалуйста! Если бы вы только поняли...
     - Не вижу, что здесь можно еще понять.
     - Очень  многое.  Понять  Кироса,  меня, наш брак. Я не хотела выходить
замуж за Кироса, я вообще не хотела выходить замуж. Но мои  выдали  меня  за
него,  что  я  могла  сделать? С самого начала это было ужасно. Для Кироса я
только красивая безделушка, он совсем меня не любит. Для  него  эта  бутылка
вина,  которую  он  купил  у  вас, дороже, чем я. Со мной он как каменный. А
Макс...
     - Понимаю, - утомленно сказал я. - Макс показался вам совсем другим. Вы
ему очень дороги. Или по крайней мере он так вам говорит.
     - Да, он говорил мне это, - вызывающе  сказала  мадам  Кассулас.  -  Не
знаю,  искренним  он  был  тогда  или  нет, но я нуждалась в таких словах. У
женщины должен быть мужчина, который говорил бы, что она дорога ему, иначе у
нее вообще ничего нет. Но с моей  стороны  было  эгоизмом  подвергать  Макса
опасности. Теперь же, когда Кирос все знает, Максу угрожает страшная беда.
     - Почему вы так думаете? Ваш супруг высказывал какие-нибудь угрозы?
     - Нет,  он  даже  не сказал, что знает о нашем романе. Но он все знает.
Могу поклясться, что знает. Я это чувствую по тому,  как  он  обращается  со
мной в последние дни, какие замечания делает: как будто наслаждается шуткой,
которую   понимает  только  он.  И  мне  кажется,  это  связано  с  бутылкой
"Сент-Оэна", которая заперта в столовой. Поэтому я попросила вас помочь.  Вы
знаете толк в таких вещах.
     - Мадам,  я  знаю  только  то,  что  "Сент-Оэн"  приготовлен  к  вашему
праздничному обеду, который состоится в субботу.
     - Да, так говорит Кирос. Но каким тоном он говорит... - Мадам  Кассулас
наклонилась  ко  мне, внимательно глядя в лицо. - Скажите мне вот что. Можно
ли отравить вино прямо в бутылке, не вынимая пробки? Существует какой-нибудь
способ сделать это?
     - Ох, перестаньте! Неужели вы могли серьезно подумать хоть  на  минуту,
что ваш муж хочет отравить Макса?
     - Вы не знаете Кироса так, как я. Вы не знаете, на что он способен.
     - Даже на убийство?
     - Даже  на  убийство, если он будет уверен, что это сойдет ему с рук. У
нас в семье рассказывали, как он в молодости убил человека, который  обманул
его, из-за какой-то мелкой суммы. Но он сделал это так умело, что полиция не
разгадала, кто убийца.
     Тогда-то  я  и  вспомнил  слова  Кассуласа о том, что он может пойти на
любой риск, если считает его оправданным, и почувствовал, как мороз пробежал
по коже. Я очень живо представил себе, как игла прокалывает пробку в бутылке
"Сент-Оэна" и как падают в вино капли смертельного  яда.  И  тут  же  понял,
насколько нелепа эта картина.
     - Мадам,  -  сказал  я,  - вот как бы я ответил на ваш вопрос. У вашего
супруга нет намерения кого-нибудь отравить на этом обеде, разве что он хочет
отравить нас всех, а это весьма сомнительно. Вспомните, что я тоже приглашен
насладиться своей долей "Сент-Оэна".
     - А что, если яд будет только в стакане Макса?
     - Этого не  может  быть.  Ваш  супруг  слишком  уважает  дегустаторские
способности  Макса,  чтобы  пойти  на такой дешевый трюк. Если вино погибло,
Макс это сразу поймет и не станет его пить. Если оно не  испортилось,  он  с
первого  же  глотка  поймет,  что  в  него  что-то  подмешано,  и  больше не
притронется к вину. Во всяком случае, почему бы вам  не  обсудить  вопрос  с
Максом, ведь в первую очередь это затрагивает именно его.
     - Я  пыталась говорить, но он только смеется надо мной. Он твердит, что
во всем виновато мое воображение.  Я  знаю  почему.  Он  так  безумно  хочет
попробовать это вино, что никому не даст удержать его.
     - Могу  его  понять.  -  Даже  вернув  себе  самообладание, я стремился
держаться подальше от этой неприятной темы. -  И  Макс  прав,  что  во  всем
виновато  ваше  воображение.  Если  вы  действительно хотите послушать моего
совета, то мне кажется, что лучше всего вести себя с вашим мужем, как  будто
ничего не случилось, и в дальнейшем держаться подальше от мсье де Марешаля.
     Это  был  единственный  совет,  который  я  мог  ей  дать  при подобных
обстоятельствах. Я надеялся, что она не настолько напугана, чтобы  поступить
иначе. И не слишком потеряла голову из-за де Марешаля.

     Я  слишком  много  знал,  чтобы  хранить спокойствие, и чувствовал себя
неважно в тот вечер.  Но,  встретившись  с  участниками  обеда,  вздохнул  с
облегчением,  убедившись, что мадам Кассулас прекрасно владеет собой. Что же
касается самого  Кассуласа,  я  не  смог  уловить  никакой  перемены  в  его
обращении  с  женой  или  де  Марешалем.  Это как нельзя лучше убеждало, что
угрызения совести возбудили воображение Софии и Кассулас ничего не знал о ее
романе. Вряд ли он был тем человеком, который мог хранить спокойствие, когда
ему наставляли рога, а в тот вечер он был абсолютно спокоен. Когда  мы  сели
за  стол, было ясно, что он думает только о меню, а главное - о бутылке "Нюи
Сент-Оэна", стоящей перед ним.
     Бутылка простояла три дня, и было сделано все, чтобы ее  содержимое  не
пострадало.   В  помещении  поддерживалась  умеренная  температура,  с  того
момента, когда бутылка была внесена, ее не разрешалось изменять. Де Марешаль
уверял, что он лично проверял показания термометра. Я не сомневался, что  он
оставался  в  комнате  на  несколько  минут,  в восторженном трансе созерцая
бутылку и считая часы до момента, когда ее откупорят.
     Стол, за которым разместилась наша маленькая компания, был рассчитан на
восемнадцать-двадцать персон, мы сидели далеко  друг  от  друга,  и  бутылка
пребывала  в  гордом  одиночестве,  так, чтобы неосторожная рука не могла ее
задеть. Интересно, что слуги, подававшие на стол, далеко обходили ее. Должно
быть, широкоплечий мрачный Жозеф,  наблюдавший  за  прислугой  с  угрожающим
блеском   в   глазах,  пригрозил  им  жестокой  карой,  если  они  осмелятся
дотронуться до бутылки.
     Теперь Кассуласу  надо  было  проделать  две  рискованные  процедуры  -
необходимую прелюдию к ритуалу дегустации вина.
     Столь ценное вино, как "Сент-Оэн" урожая 1929 года, должно находиться в
вертикальном  положении,  пока  осадок  не  останется на дне бутылки. Только
после этого можно наливать его в графин. Это не  только  позволяет  оставить
осадок   и   крошки  от  пробки  в  бутылке,  но  и  дает  возможность  вину
проветриться. Чем старше вино, тем  нужнее  ему  свежий  воздух,  изгоняющий
затхлость, что накапливается за долгие годы в бутылке.
     Но  Кассулас,  вознамерившись  оказать честь "Сент-Оэну", наливая его в
бокалы прямо из бутылки, должен был проявить немалое  искусство.  Во-первых,
надо  было  не  раскрошить  пробку.  Во-вторых,  после того как вино немного
постоит, до подачи закуски, ему нужно было налить его в бокалы так, чтобы не
всколыхнуть со дна бутылки осадок. Малейшая неосторожность при откупоривании
бутылки или разливе вина по бокалам - и понадобится по меньшей мере еще  три
дня, прежде чем вино можно будет пить.
     Все  уселись,  и Кассулас приступил к первой процедуре. Затаив дыхание,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама