Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Виктор Суворов Весь текст 424.49 Kb

Освободитель

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 37
злостные  курильщики  иной  раз,  завернув  обломочек сигареты в
бумажку,  ухитрялись  проносить  его на губу в заднице. Хитрость
эта давно известна губному руководству, и пресекается немедленно
и беспощадно.
   Звероподобные  ефрейторы  завершили  тем временем краткий, но
предельно тщательный осмотр нашей одежды  и  обуви, брошенной на
полу.
   - 15 секунд... Одевайсь!!!
   Если  тебя арестовали не в городе, а в части или в училище, и
ты  имеешь  стандартную  подготовку: продовольственный и вещевой
аттестаты,  стрижка,  баня, найди пять минут, чтобы сменить свои
сапоги на большие. Любой, зная, что тебя ждет, отдаст свои. Взяв
твои   меньшие,  он  будет  страдать,  может,  не  меньше  тебя,
терпеливо  дожидаясь  твоего  возвращения.  Но  большие сапоги -
спасение  на  губе.  Если  ты с трудом натягиваешь сапоги, то не
поспеть тебе в те секунды: Одевайсь!!! Раздевайсь!! И пять суток
ареста  могут  превратиться  в  десять, а то и в пятнадцать. Это
явление  обычное  и именуется оно "дополнительный паек", или ДП,
для краткости.
   - Документы на стол!!!
   - Ефрейтор, примите ремни!!!
   На  губе  все  без  ремней  живут, чтоб не удавились. Правда,
история  Киевской  губы  знает  одного  очень  предприимчивого и
изобретательного  человека,  который в одиночной камере, где нет
ничего,  кроме  привинченной  к  полу  табуретки, оторвав нижний
прошитый  рубчик  гимнастерки, смастерил себе короткую и тонкую,
но  очень  прочную  веревочку. Все это он делал очень осторожно,
почти под постоянным наблюдением выводных, которые круглосуточно
патрулируют   в   коридоре.  После  этого  он  сделал  маленькую
петельку, конец которой привязал к ножке табуретки. Минут десять
он катался по полу, закручивая петлю. А все ж таки удавился!
   -  Деньги,  часы? - Нет, мы такое на губу не берем, все равно
отберут, а потом чужие поломанные выдадут. Протестовать некуда.
   -   Значки,  знаки  отличия?  А  что  это  вы,  мать  вашу, с
гвардейскими знаками? Что за карнавал?
   -   Товарищ   младший  лейтенант,  мы  курсанты  Харьковского
гвардейского высшего танкового командного училища.
   - А какого черта в Киеве отираетесь?
   -    Мы    технику    привезли    для    передачи   Киевскому
танко-техническому  училищу. Приемки техники затянулись, и, чтоб
мы  без  дела  не  сидели, нас в наряд поставили, кого на кухню,
кого на КТП, и мы на КПП попали...
   - Ефрейтор Алексеев!
   - Я!
   - Первым делом всех этих гвардейцев на дровишки.
   - Есть, товарищ младший лейтенант!
   По   асфальтовому   необычно   чистому  двору  нас  провели в
небольшой   хозяйственный   дворик,   окруженный  очень  высокой
кирпичной стеной.
   Первое,  что  сразило  меня,  был  ослепительный порядок. Все
дрова,  уже  напиленные,  были  сложены настолько аккуратно, что
их  торцы образовывали почти полированную стенку. Каждое поленце
отрезалось  точно  по  эталону  - 28 см, и отклонение в 3 - 4 мм
считалось  браком,  который  жестоко пресекался. Все эти поленья
через  день  все  равно  пойдут  в  печку,  и  такая точность их
нарезки никому не нужна, но порядок есть порядок.
   Те  дрова, что нам предстояло с такой же точностью порезать и
сложить,  были привезены день-два тому, но и они не были свалены
кучей,  но сложены с неописуемой любовью и даже искусством, я бы
сказал.  Прежде всего, они были рассортированы по толщине: самые
толстые  внизу  и  затем  все  тоньше  и  тоньше, на самом верху
поленницы  -  самые  тонкие.  Но  те,  кто  поленницу складывал,
обладали,  видимо, тонким художественным вкусом, они учли и цвет
поленьев:  те,  что  справа,-  самые  темные, дальше постепенный
переход  влево  до  совершенно  белых  колод. Нам предстояло это
художественное  произведение  развалить,  все  дрова  нарубить и
нарезать по эталонам и вновь уложить.
   Тут  же  во  дворе лежала совершенно немыслимой формы коряга,
похожая   на   все   что   угодно,   кроме   дерева.   Это  было
фантастическое переплетение канатов или шлангов, или чего-то еще
очень  гибкого.  Сучья  были переплетены настолько сложно, что с
трудом  верилось в то, что природа может создать такое чудо. При
всей  сложности  переплетения  сучьев, живо напоминающего клубок
змей,  колода при этом сохраняла очень высокую прочность всех ее
элементов.  Чурка  та лежала там, видать, не одно десятилетие, о
чем свидетельствовали тысячи старых и новых надрезов пилой.
   Все, кто проявлял строптивость, не до конца осознав, куда они
попали,  получали  задачу  нарезать  дровишек, то есть распилить
чурку.   Через  час  кто-нибудь  из  руководства  губы  приходил
проверить,   как   идут  дела,  удивлялся,  что  еще  ничего  не
сделано,  после  чего  следовало  наказание.  Вдобавок ко всему,
задачу   эту  ставили  только  одному  человеку,  никогда  двоим
сразу;  и  этот  один  получал  для  работы  длинную  гибкую, но
предельно   тупую   пилу,  которой  могут  работать  только  два
человека, но не один.
   Когда  мы  вошли  во  двор,  какой-то  чернявый солдат тщетно
пытался  сделать  хотя  бы  один надрез. Его забрали минут через
двадцать, как не желающего работать. В зависимости от настроения
руководства,   действия   неудачливого   дровосека   могут  быть
квалифицированы   любым   образом,   от   нежелания   работать и
пререкания  с  руководством  (если  он  попытается доказать, что
это    невозможно    сделать)   до   экономического   саботажа и
категорического  отказа  выполнять  приказы  командования. После
такой  формулировки  начальник  гауптвахты  или  его заместители
могут  сотворить  с  несчастным  все,  что им придет в голову. А
чурке этой выпала долгая жизнь, я уверен в том, что она и сейчас
там  лежит  и  какой-то несчастный пытается ее тщетно распилить.
Закусил   он   губу,   на   глазах  слезы  навернулись,  а  лицо
совершенно отреченное... а время истекает...
   Начав  пилить  дрова по эталону 28 сантиметров, мы узнали еще
одно  очень  интересное  положение.  Мы-то  хотели все напилить,
наколоть,  разложить  поленья по толщине и по цветам, а уж потом
подмести все опилки.
   - Не-е-е-т, так дело не пойдет! У нас так не принято! Порядок
должен быть всегда!
   -  Так  и  пошло.  Отпилишь  одно  поленце  - собери опилки -
руками.  Отпилишь  второе  -  опять же все собери. Веников-то не
было.
   А  к  уникальной колоде тем временем конвой все водил и водил
строптивых по одному: а напили-ка, брат, дровишек!
   Часам  к  семи  двор стал наполняться шумом. Начали прибывать
машины  с  губарями,  которые  весь  день  на морозе работали на
бесчисленных   объектах:  кто  на  танкоремонтном  заводе  ленты
гусеничные   таскал,   кто   эшелоны   со  снарядами  разгружал.
Замерзших,  мокрых,  голодных,  смертельно  уставших, всех их по
прибытии  немедленно  ставят  в строй, ибо после работы положены
занятия - три часа без перерывов. В общий строй поставили и нас,
именно  с  этого момента и начинается отсчет времени для губаря,
весь рабочий день до этого момента - лишь разминка.
   Киевская   губа  знает  только  два  вида  занятий:  строевая
подготовка   и   тактика.  Я  не  говорю  здесь  о  политической
подготовке  оттого,  что  она  не каждый день, а лишь два раза в
неделю  по  два  часа, и не вечером, а утром перед работой, но о
ней рассказ впереди. А пока строевая и тактика.
   Полтора  часа  строевой  -  занятие совершенно изнурительное.
Примерно  сотня  губарей  в  колонну  по  одному  по  кругу,  по
периметру  двора именно не идут, а рубят строевым шагом, задирая
ногу  на  немыслимую высоту. Во дворе кроме губарей - никого: ни
начальников, ни конвоя. А двор содрогается от их мощного топота.
   Лишь  иногда  кто-нибудь  из штатных звероподобных ефрейторов
выглянет на крылечко:
   -  Эй  ты,  ушастый,  да  не  ты, вот ты! Фильм "Обыкновенный
фашизм" видал? То-то. А вот что-то у тебя, голубь, не получается
так  ходить,  как  люди-то  в  фильме строевым выбивали! Ну-кась
потренируйся пока на месте.
   "Ушастый"  должен  выходить  в  центр круга и топать на месте
так,  чтобы  колени  подлетали  чуть ли не к груди. После такого
распоряжения  все,  кто  продолжает  отбивать  шаг  по периметру
внутреннего  двора,  рвение  свое  удваивают.  Дело в том, что в
центре  двора  асфальт  несколько ниже, чем по краям, это личная
инициатива   товарища  Гречко,  в  пору,  когда  он  был  только
командующим Киевским округом. Идея проста и гениальна - во время
дождя  и  таяния  снега  посреди двора губы всегда стоит большая
глубокая  лужа воды. В летнее время, когда нет дождей, воды туда
подпускают  под  предлогом  поливания двора. Тот, кто оказался в
центре  двора,  должен  маршировать  прямо  в  луже. Если их там
собирается  человек пять, то они не только сами по уши вымокнут,
но  и  брызгами  порядочно  намочат  всех остальных, марширующих
вокруг.  Сушиться  на  губе негде, и топят ее только днем, когда
губари  на  работе,  к  вечеру, когда они возвращаются в камеры,
печки  (а батарей там нет) давно уже холодные. "Гречкин бассейн"
я  испытал на собственной шкуре в марте, когда днем снег таял, а
по ночам трещали морозы.
   Строевая  подготовка  проводится каждый день без выходных при
любой погоде и при любой температуре, как, впрочем, и все другие
"мероприятия".   Полтора  часа  строевой  подготовки  при  нашем
стандартном  темпе 60 шагов в минуту - это 5 400 шагов, и каждый
из  них  с максимальным подъемом ноги и невыносимым оттягиванием
носка,  ибо  в  центр-то  кружка  никому  неохота. Зато строевая
подготовка  и  именуется  "Индивидуальным  зачетом".  А  за  ним
следует "Коллективный зачет" - тактика.
   Тактика  в  отличие  от  строевой подготовки базируется не на
личном   страхе  каждого,  а  на  социалистическом  соревновании
коллективов, и оттого она выматывает куда больше, чем строевая.
   Вся   тактика   сводится   к   одному  тактическому  навыку -
переползанию  по-пластунски,  то  есть так, чтобы и голова и все
тело  были  максимально  прижаты  к  грунту,  в  нашем  случае к
асфальту. Руки и ноги должны двигаться с проворством, а все тело
извиваться, как тело ящерицы.
   Итак,   переползание.   Каждая   камера   сейчас  -  пехотное
отделение.
   - Ориентир  -  береза!  Отделение, к ориентиру по-пластунски,
ВПЕРЕД!!!
   Секундомер   выключается,   когда   последний   из  отделения
приползет, и если время отделения окажется неудовлетворительным,
то последнему ночью камера устроит битие, ибо в социалистическом
мире битие определяет сознание.
   -  Ну  что  ж,  время  неплохое,-  чумазые,  мокрые  от пота,
задыхающиеся  губари,  высунув  языки,  улыбаются.-  Но придется
отделению время не засчитать: вот этот красавчик задницу слишком
оттопыривал, все на карачках ползти пытался.
   Что  ж,  красавцу  ночью  битие  обеспечено за то, что подвел
коллектив камеры в социалистическом соревновании.
   -  А  ну-кась,  отделение,  еще  разок попробуем. На исходный
рубеж    бегом...   АРШ!!!   Ориентир   -   береза!   Отделение,
по-пластунски к ориентиру... ВПЕРЕД!!!
   - А вот на этот раз время хуже! Что ж, потренируемся.
   В  конце  занятий начальник губы или его заместитель подводят
итоги,  худшей  камере объявляют сперва фамилию того, из-за кого
она сейчас поймет испытание, а затем следует команда:
   - Ориентир - дуб...
   Дуб  -  это значит надо ползти прямо через центр плаца, прямо
по  ледяной  воде,  прямо  через  водную  преграду, изобретенную
гениальным полководцем. Горазд был на выдумки товарищ Гречко!
   Солдат Советской Армии кормят хуже, чем любых других солдат в
мире,  и  в  первый  день  на  губе после того,  как  целый день
голодным   он  провел  на  морозе,  после  немыслимых  нагрузок,
привыкший  ко  всему  солдат  не  может все-таки побороть в себе
отвращения к тому, что принято называть ужином на губе. В первый
вечер  он не может прикоснуться к тому, что называется пищей. Он
еще  не  готов  воспринять  того, что есть надо не из отдельной,
пусть  даже  собачьей  миски,  а  из общей кастрюли, куда налито
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 37
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (10)

Реклама