Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 477.65 Kb

Полдень, XXII век

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 41
широкоплечий  человек,  сидевший  за  соседним  столиком.  -  Обошлись  бы
как-нибудь без ваших процентов...
     - У тебя  не  спросили,  -  ответствовал  Москвичев,  не  поворачивая
головы.
     Широкоплечий  немедленно  схватил  свой  стул   и   втиснулся   между
Кондратьевым и Еленой Владимировной.
     - Не спросили? - сказал  он.  -  А  зря,  Ваня,  не  спросили.  -  Он
повернулся к Кондратьеву:  -  Я  Зегерс,  шахтер.  Посудите  сами,  Сергей
Иванович. Мы десять лет роем шахту к центру Земли. Нас тоже десять  тысяч.
Теперь все бросают на Венеру. У нас отбирают производственные  мощности  и
просят помочь. Где же справедливость?
     - А вы бы отказались, - с сочувствием сказал штурман.
     На  лицах  праправнуков  изобразилось  замешательство,  и  Кондратьев
понял, что  наконец  что-то  ляпнул.  На  него  смотрели  так,  словно  он
посоветовал шахтеру обокрасть детский сад.
     - То есть как это... отказаться? - сказал шахтер натянутым голосом.
     - Простите, - пробормотал Кондратьев. - Я,  кажется...  В  общем,  не
обращайте на меня внимания.
     Все заулыбались. Шахтер, сообразив, видимо, что от экс-штурмана толку
мало, апеллировал к Елене Владимировне.
     - Ведь верно, Елена Владимировна? - сказал он.
     - Вашу шахту я предлагала закрыть пять лет назад, -  ледяным  голосом
сказала Елена Владимировна.
     Москвичев злорадно захохотал.
     - О врачи, врачи! - воскликнул он. - Понавыбирали мы вас в  Совет  на
свою голову!
     - Мы хотим _р_а_б_о_т_ы_! -  сказала  девушка.  -  Поймите!  Большой,
ответственной, чтобы вся Земля работала! Чтобы было весело и трудно! А как
же иначе? Что мои тяжелые системы на Земле? Ну передвинуть домик  с  места
на место, ну котлованчик для фабрики отрыть... Да разве я только это могу?
Дайте мне построить ракетодром. - Она взмахнула сжатым кулачком.  -  Дайте
построить город на болоте! И чтобы была буря! И подземные взрывы! И  чтобы
потом сказали: "Этот город строила Марина Черняк", понимаете?
     - Ну... без бури и взрывов было бы лучше, - сказал Москвичев.
     - Правильно, Маринка! - закричали за  соседними  столиками.  -  А  то
зажали нас на Земле, и развернуться негде...
     За спиной Марины воздвигнулся худущий юноша с очень большим носом.
     - Это все правильно, - сказал он  рассудительным  голосом.  -  Я  сам
подрывник и ужасно хочу больших взрывов. Но есть еще другая сторона. Самая
главная,  простите  меня,  Елена  Владимировна.  Двадцать  тысяч   человек
работают на Венере в тяжелых условиях. Это очень хорошие люди. Я бы  прямо
сказал - лучшие люди. А мы, десять миллиардов землян, никак  не  соберемся
им помочь! Это просто срам! Ну и что же, что они хотят работать на Венере?
Это их право - работать на Венере! И раз они не хотят уходить  оттуда,  мы
должны им помочь. И, простите, Елена Владимировна, поможем.
     - Милый! - растроганно пробасил  Иоанн  Москвичев.  -  Милые  вы  мои
десять миллиардов!..
     Елена Владимировна бесконечно умными глазами  поглядела  на  носатого
юношу, улыбнулась и сказала:
     - Да-да, в том-то все и дело.
     "Ах, молодцы, молодцы! - весело подумал Кондратьев. - Все правы!"
     - Елена Владимировна, - понизив голос, спросил он,  -  а  вы-то  сами
почему летите на Венеру?
     - На Венере пока еще  очень  мало  хирургических  кабинетов,  -  тоже
вполголоса ответила Елена Владимировна. - А я хирург-эмбриомеханик. Я могу
работать без кабинета, в любых условиях, даже по пояс в болоте...
     Кондратьев огляделся.  Шахтер  перебрался  поближе  к  Москвичеву,  и
сейчас Москвичев во взаимодействии с носатым юношей наступал на него, а он
яростно  отбивался.  Коренастый  Басевич  шептался  с  оператором  тяжелых
систем. Елена Владимировна, прищурившись, задумчиво смотрела поверх голов.
Кондратьев встал и потихоньку вышел на  крыльцо.  Ночь  была  безлунная  и
ясная. Над черной бесформенной громадой  леса  низко  висела  яркая  белая
Венера. Кондратьев долго смотрел на нее и думал: "Может  быть,  попытаться
туда? Все равно кем - землекопом, каким-нибудь водителем или подрывником".
     - Смотрите? - раздался  из  темноты  голос.  -  Я  вот  тоже  смотрю.
Дождусь, когда она зайдет, и пойду спать. - Голос был спокойный и усталый.
- Я, знаете, думаю и думаю. Насадить на Венере  сады...  Просверлить  Луну
огромным буравом. Была, знаете, такая юмореска у Чехова - прозорливец  был
старик. В конечном счете смысл нашего существования -  тратить  энергию...
И, по возможности, знаете, так, чтобы и самому  было  интересно  и  другим
полезно. А на Земле теперь стало трудно тратить энергию. У нас все есть, и
мы слишком могучи. Останавливаться - не в природе человека.  Противоречие,
если угодно... Конечно, и сейчас есть  много  людей,  которые  работают  с
полной  отдачей  -  исследователи,  педагоги,   врачи-профилактики,   люди
искусства... Агротехники, ассенизаторы... И их всегда будет много. Но  вот
как быть остальным? Если человеку  хочется  стать  инженером,  оператором,
лечащим врачом... Конечно, кое-кто уходит в искусство, но ведь большинство
ищут в искусстве не убежища, а вдохновения. Судите сами - чудесные молодые
ребята... Им мало места! Им нужно взрывать, переделывать, строить... И  не
дом строить, а  по  крайней  мере  мир  -  сегодня  Венера,  завтра  Марс,
послезавтра еще что-нибудь... Молодцы Совет! Вот и начинается межпланетная
экспансия Человечества - разрядка великих аккумуляторов... Вы согласны  со
мной, товарищ?
     - С вами я тоже согласен, - сказал Кондратьев.



                           2. СКАТЕРТЬ-САМОБРАНКА

     Женя и Шейла работали.  Женя  сидел  за  столом  и  читал  "Философию
скорости" Гардуэя. Стол был завален книгами, лентами микрокниг, альбомами,
подшивками  старых  газет.  На  полу,  среди  разбросанных   футляров   от
микрокниг, стоял переносной пульт связи с Информарием. Женя читал  быстро,
ерзал от нетерпения и часто делал  пометки  в  блокноте.  Шейла  сидела  в
глубоком кресле, положив ногу за ногу, и читала Женину рукопись. В комнате
было светло и почти тихо, в экране стереовизора вспыхивали  цветные  тени,
едва слышно звучали нежнейшие такты старинной южноамериканской мелодии.
     - Изумительная книга, - сказал Женя. - Я не могу ее читать  медленно.
Как он это сделал?
     - Гардуэй? - рассеянно отозвалась Шейла. - Да, Гардуэй - это  великий
мастер. - Как он этого добился? Я не понимаю, в чем секрет.
     - Не знаю, дружок, - сказала Шейла, не отрываясь  от  рукописи.  -  И
никто не знает. И он сам не знает.
     - Поразительное чувство ритма мысли и ритма слова. Кто  он  такой?  -
Женя заглянул в предисловие. - Профессор  структуральной  лингвистики.  А!
Тогда понятно.
     - Ничего тебе не понятно, - сказала Шейла. -  Я  тоже  структуральный
лингвист.
     Женя поглядел на нее и снова углубился в чтение.  За  открытым  окном
сгущались сумерки. В  темных  кустах  мелькали  искорки  светляков.  Сонно
перекликались поздние птицы.
     Шейла собрала листы.
     - Чудесные люди! - громко сказала она. - Смелые люди.
     - Правда? - радостно вскричал Женя, повернувшись к ней.
     - Неужели вы все это перенесли?  -  Шейла  смотрела  на  Женю  широко
раскрытыми глазами. - Все  перенесли  и  остались  людьми.  Не  умерли  от
страха. Не сошли с ума от одиночества. Честное слово, Женька,  иногда  мне
кажется, что ты действительно старше меня на сто лет.
     - То-то, - сказал Женя.
     Он поднялся, пересек комнату и  сел  у  ног  Шейлы.  Шейла  запустила
пальцы в его рыжие волосы, и он прижался щекой к ее колену.
     - Знаешь, когда было страшнее всего? - сказал  он.  -  После  второго
эфирного моста. Когда Сережка поднял меня из амортизатора и я хотел пройти
в рубку, а он не пустил меня.
     - Ты об этом не писал, - сказала Шейла.
     - В рубке оставались Фалин и Поллак, - сказал Женя. - Они погибли,  -
добавил он, помолчав.
     Шейла молча гладила его по голове.
     - Знаешь, - сказал он, - в известном смысле предки всегда были богаче
потомков. Богаче мечтой. Предки мечтают о том, что  для  потомков  рутина.
Ах, Шейла, какая это была мечта - достигнуть звезд! Мы все отдавали за эту
мечту. А вы летаете к звездам, как мы летали к маме  на  летние  каникулы.
Бедные вы, бедные!
     - Всякому времени своя мечта, - сказала Шейла. -  Ваша  мечта  унесла
человека к звездам, а наша мечта вернет его на Землю.  Но  это  будет  уже
совсем другой человек.
     - Не понимаю, - сказал Женя.
     - Мы и сами этого еще  как  следует  не  понимаем.  Ведь  это  мечта.
Человек Всемогущий. Хозяин каждого атома во Вселенной. У  природы  слишком
много законов. Мы их открываем и используем, и все они нам  мешают.  Закон
природы нельзя преступить. Ему можно только следовать. И это очень скучно,
если подумать. А вот Человек  Всемогущий  будет  просто  отменять  законы,
которые ему неугодны. Возьмет и отменит.
     Женя сказал:
     - В старое время таких людей называли волшебниками. И обитали они  по
преимуществу в сказках.
     - Человек Всемогущий будет обитать во Вселенной. Как  мы  с  тобой  в
этой комнате.
     - Нет, - сказал Женя, - этого я не понимаю. Это как-то выше меня.  Я,
наверное, мыслю очень прозаически. Мне даже сказали  вчера,  что  со  мной
скучно разговаривать. И я не обиделся. Я действительно еще не все понимаю.
     - Это кто сказал, что ты скучный? - сердито спросила Шейла.
     - Да там... Неважно. Я действительно был не  в  форме.  Очень  спешил
домой.
     Шейла взяла его за уши и посмотрела в глаза.
     - Тот, кто тебе это сказал, - проговорила она, - неблагодарный  осел.
Ты должен был посмотреть на него сверху вниз и ответить: "Я проложил  тебе
дорогу к звездам, а мой отец проложил тебе дорогу ко всему, что ты  сейчас
имеешь".
     Женя усмехнулся:
     - Ну, это забывается. Неблагодарность потомков -  обыкновенная  вещь.
Мой дед, например, погиб под Ленинградом, а  я  даже  не  помню,  как  его
звали.
     - И очень плохо, - сказала Шейла.
     - Шейлочка, Шейлочка, - легкомысленно сказал Женя, - потому потомки и
забывчивы, что предки не обидчивы.
     Он схватил ее в охапку и принялся целовать. В дверь постучали.
     - Ну вот! - недовольно сказал Женя.
     - Войдите! - крикнула Шейла.
     Дверь  приоткрылась,  и  голос  соседа,  инженера-ассенизатора   Юры,
спросил:
     - Я здорово вам помешал?
     - Входите, входите, Юра, - сказала Шейла.
     - Эх, мешать так мешать, - произнес Юра и вошел. - А ну, пошли в сад,
- потребовал он.
     - Чего мы не видели в саду? - удивился Женя. - Давайте лучше смотреть
стереовизор.
     - Стереовизор у меня у самого есть, - сказал Юра. -  Пойдемте,  Женя,
расскажете нам с Шейлой что-нибудь про Луи Пастера.
     - Какую сливную станцию вы обслуживаете? - осведомился Женя.
     - Сливную станцию? Что это такое?
     - Обыкновенная сливная станция. Свозят туда всякое... мусор, помои...
А она перерабатывает и, стало быть, сливает. В канализацию.
     - А! - радостно воскликнул инженер-ассенизатор. - Как  же,  вспомнил.
Сливные башни. Но на Планете давно уже нет сливных башен, Женя!
     - А я родился через полтора века после Пастера, - сказал Женя.
     - Ну, тогда расскажите про доктора Моргенау.
     - Доктор Моргенау, насколько я знаю, родился через год  после  старта
"Таймыра", - устало возразил Женя.
     - Одним словом, пойдемте в сад. Шейла, берите его.
     Они вышли в сад и уселись на скамейке под яблоней. Было совсем темно,
деревья в саду казались черными. Шейла зябко поежилась, и  Женя  сбегал  в
дом за курткой. Некоторое время  все  молчали.  Потом  с  ветки  сорвалось
большое яблоко и с глухим стуком ударилось о землю.
     - Яблоки еще падают, - сказал Женя. - А Ньютонов что-то не видно.
     - Ты имеешь в виду ученых-полилогов? - серьезно спросила Шейла.
     - Д-да, - сказал Женя, который всего-навсего хотел сострить.
     - Во-первых, мы все сейчас полилоги,  -  с  неожиданным  раздражением
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 41
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама