Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP 153: Черви в водостоке
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#27| Dragon Shrine
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#26| Guardian Dragon
The Elder Scrolls Online: High Isle — |Main menu ost|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 96.04 Kb

Повесть о дружбе и недружбе

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9
привычно отметив натренированным глазом и попорченную прическу, и подбитый
глаз, и ссадины  на  костяшках  пальцев.  Все  это  было,  конечно,  очень
интересно, однако по-настоящему  внимание  Андрея  с  первого  же  взгляда
целиком поглотила удивительная публика, вольно расположившаяся у  стены  в
левой части кастрюли на множестве  кресел,  стульев,  диванов,  кушеток  и
прочих седалищ. В течение первых секунд невероятная пестрота красок и форм
в этой массе народа не давала Андрею сосредоточиться, и только  постепенно
обрел он способность выделять из нее отдельные фигуры.
     Была там омерзительного  вида  старуха  в  сером  штопаном  балахоне,
который вздымался у нее на спине двумя острыми  горбами  разной  величины.
Физиономия у нее тоже была серая, нос загибался ястребиным клювом,  правый
глаз горел кровавым огнем наподобие катафота, а  на  месте  левого  тускло
отсвечивал большой шарикоподшипник, подбородка же у нее не  было  вовсе  -
торчали там, на месте подбородка, растопыренные желтые зубы.  Словом,  это
была такая старуха, что от нее надлежало бежать со  всех  ног  немедленно,
стремительно и в бесконечность...
     Был там страхолюдный толстяк в бесформенном  костюме  в  красно-белую
шашечку, распространившийся на четыре стула и половину тахты,  целая  гора
нездорового ноздреватого сала. Лицо его общими  очертаниями  и  цветом,  а
также выразительностью походило на небезызвестный первый блин, да вдобавок
и не просто первый, а самый первый из всех блинов. Впрочем, при всей своей
устрашающей  наружности,  толстяк  этот  был,  наверное,  не  из   опасных
противников, ибо все свои силы без остатка  употреблял  на  то,  чтобы  не
расползтись и не расплыться по полу...
     И был там удивительный мужчина, похожий на покосившуюся  вешалку  для
одежды. Он единственный из всей компании стоял, подпертый костылем спереди
и двумя костылями по бокам, а на нем висело расстегнутое пальто горохового
цвета, из-под которого виднелись:  висящий  до  полу  засаленный  шелковый
шарф, свободно болтающиеся полосатые брюки и шерстяной  полосатый  свитер,
не  содержащий  внутри  себя,  как  казалось,  ничего,  кроме   некоторого
количества слегка спертого воздуха. Сдвинутая вперед и  набок  широкополая
шляпа скрывала почти все лицо его, так что видеть можно  было  только  его
узкий, лаково поблескивающий подбородок и торчащую  далеко  вперед  узкую,
лаково поблескивающую трубку...
     И был там еще попсовый  -  нет,  не  просто  попсовый,  а  прямо-таки
забойный молодой  человек  с  длинными  прямыми  волосами,  с  одутловатым
прыщавым лицом и с глазами столь красными, воспаленными, что  они  тут  же
вызывали воспоминание об уэллсовском спящем, который проснулся.  Помещался
он в массивном кожаном кресле, развалившись поперек на манер сыщика  Пауля
Дрейка, покачивая ногой, перекинутой  через  подлокотник  и  облаченной  в
задубеневший от грязи клеш сверхъестественной ширины, копая в носу и то  и
дело поднося к свисавшей с губы сигарете роскошную зажигалку "Ронсон"...
     И еще был там  могучего  телосложения  хмырь  без  шеи,  в  пятнистой
лиловой майке, замшевых штанишках выше колен  и  кедах  на  босу  ногу,  с
бледной  безволосой  кожей,  испещренной  затейливой  татуировкой,   и   с
колоссальной щетинистой челюстью, которая непрерывно  и  весьма  энергично
двигалась, то ли перетирая попавшие в ротовую  полость  булыжники,  то  ли
умеряя зуд в воспаленных деснах. Глаз и лба у этого гражданина  почти  что
не  было,  во  всяком  случае,  чтобы  их  заметить,  зато  у  него   были
колоссальные,  под  стать  челюсти,  вилоподобные  длани,  и  ими   он   в
рассеянности сгибал и разгибал железный дворницкий лом...
     Всего их там было не менее двух десятков, нехороших и разных,  и  все
они поразительно различались друг от друга формами и  расцветками,  словно
бы принадлежали к различным зоологическим семействам, и в то  же  время  в
чем-то были схожи - наверное, в том, что самим обликом своим  и  повадками
дружно и нагло бросали вызов распространенному мнению, будто бы в человеке
все  должно  быть  прекрасно,  а   потому,   несомненно,   составляли   то
неопределенное   сообщество,   которое   принято   называть   дурной   или
неподходящей  компанией.  И  странное  дело,  хотя  каждый  из  них  являл
мерзопакость  совершенно  бредовую,  однако  у  Андрея,   остолбенело   их
разглядывавшего, шевелилось в глубине души ощущение, что они ему не совсем
знакомы, что где-то он их или таких же уже видывал - то ли на репродукциях
картин знаменитых художников, то ли на иллюстрациях  к  книгам  знаменитых
писателей, а может быть, и в натуре, живьем, во плоти...
     Вцепившись в мокрое железо  перил,  Андрей_Т.  понемногу  приходил  в
себя, оцепенение от первого шокового  удара  отпустило  его,  и  он  разом
ощутил волны ледяного  зловония,  поднимавшиеся  из  гигантской  кастрюли,
услыхал голоса, гулко раздававшиеся в этой железной бочке,  и  понял,  что
тут происходит.
     Происходил допрос.  Неподходящая  компания  допрашивала  пленника,  а
пленником был не кто иной,  как  старый  верный  друг  Генка  по  прозвищу
Абрикос.
     - Так что же,  юноша,  -  произнес  удивительный  мужчина,  подпертый
костылями, - так и будем все время молчать?
     - Он полагает, что мы тут  собрались  играть  с  ним  в  молчанку!  -
пропыхтел самый первый блин и рассмеялся собственной  шутке,  отчего  весь
пошел волнами, как плохо застывший студень.
     - В молчанку унд в гляделку, - добавил красноглазый юноша,  поигрывая
"Ронсоном".
     - Уж полночь близится, а толку нет  и  нет,  -  брюзгливо  проговорил
недобитый фашист в мундире без пуговиц и на  деревянной  ноге.  -  Сколько
можно   уговаривать   этого   молодчика?   Обед    проуговаривали,    ужин
проуговаривали...
     - Дайте его мне, - свистящим шепотом предложил  Хмырь-с-челюстью,  не
переставая жевать.
     - Помолчите, коллеги, -  сказал  удивительный  мужчина,  выбросил  из
трубки кольцо синего дыма и снова обратился к Генке: -  Как  мне  кажется,
вы, юноша, все еще не осознали, что выхода у вас нет и  говорить  вам  все
равно придется...
     - А он будет отвечать, - дребезжащим голосом  проворковала  двугорбая
старуха. -  Это  он  с  вами,  скверными  дядьками  и  тетками,  не  хочет
разговаривать, а мне он все расскажет. Ведь правда, моя лапочка?  Ведь  ты
расскажешь милой доброй старой бабушке, как формулируется  закон  Бойля  -
Мариотта?
     В ответ на этот странный  и  неожиданный  вопрос  Генка  только  едва
заметно повел плечом,  и  тогда  в  дело  вступила  эстрадная  халтурщица,
располагавшаяся с ногами на диване и горстями жравшая шоколадную  карамель
из расставленных вокруг нее  коробок.  Утерев  ладонью  пасть,  измазанную
шоколадом и губной помадой, она решительно заявила:
     - Если уж на то пошло, гораздо  интереснее  было  бы  выяснить  схему
промышленного производства серной кислоты.  Да  и  лабораторная  схема  не
помешала бы...
     - Пусть он мне насчет квадратных уравнений все обскажет, не то  я  из
него кишки вытяну и на барабан намотаю... -  просвистел  Хмырь-с-челюстью,
не переставая жевать.
     -  Позвольте,  позвольте!  -  взревел   человек-ишак,   вскакивая   и
опрокидывая при этом свою табуретку. - Я ведь так ничего и  не  услышал  о
строении инфузории! И еще мне так и не сказали, почему при смачивании лица
одеколоном мы ощущаем охлаждение...
     - Не  сметь  без  очереди!  -  рявкнул  недобитый  фашист  и  треснул
деревяшкой об пол.
     Тут почтенная компания чудовищ словно взорвалась.  Разом  разверзлись
все два десятка глоток, угрозы, проклятия и призывы  к  тишине  и  порядку
смешались в сплошной  нечленораздельный  гам,  железные  стены  гигантской
кастрюли загудели, и затряслась даже решетка  галереи,  на  которой  стоял
Андрей Т. уже недобитый фашист схватился врукопашную  с  человеком-ишаком,
уже двугорбая старуха вцепилась с яростью в  патлы  эстрадной  халтурщицы,
уже Хмырь-с-челюстью (не переставая жевать) с угрожающим видом поднял  над
головой лом... Но вот красноглазый  юноша,  так  и  не  покинувший  своего
кресла, отделил  от  губы  сигарету,  сунул  в  рот  два  пальца  и  издал
оглушительный  свист,  от  которого  у  Андрея  засвербило   в   ушах.   И
столпотворение в кастрюле мгновенно утихло.
     - Продолжайте, - сказал красноглазый удивительному мужчине.
     Тот выпустил в гнусный воздух кастрюли два  синих  дымовых  кольца  и
вытянул в сторону Генки длиннющий костлявый палец.
     - Отвечайте, юноша, и не медлите,  -  произнес  он.  -  Какие  страны
играют ведущую роль в мировом производстве хлопчатобумажных тканей?
     Генка молчал.
     - Каков удельный  вес  США  в  производстве  электроэнергии  развитых
капиталистических стран?
     Генка едва заметно повел плечом.
     - Какое минеральное сырье из стран Южной Азии  вывозится  на  мировой
рынок?
     Генка был недвижим.
     Кто бы они ни были, эти жуткие инквизиторы-экзаменаторы -  диверсанты
ли разведчики из другого мира или служители неведомого культа, - с  Генкой
им не повезло. Во-первых, Генка был прирожденным троечником и ничего этого
(из физики, математики, биологии и, тем более, из экономической географии)
не знал и знать не хотел. Но самое главное - он был из  тех,  кто  никогда
никому и ничего  не  уступают.  Особенно  если  его  припирают  к  стенке.
Андрей_Т. сам был свидетелем того, как Генку в  метро  приперла  к  стенке
почтенная пожилая женщина, увешенная сумками и  кошелками.  Генка  проехал
восемь остановок, в том числе  и  ту,  где  им  нужно  было  выходить.  Он
краснел, бледнел, читал газету, в которую были  завернуты  его  ботинки  с
коньками, даже притворялся мертвым, но места своего так  и  не  уступил...
Да, этой банде уродов следовало бы схватить кого-нибудь послабее  духом  и
покрепче знаниями!
     - А скажи мне, малтшик, -  вкрадчиво  произнес  недобитый  фашист,  -
какими характеристиками отличается танк Т-34 от танка Т-6 "Тигр"?
     Это он попал в яблочко. Генка  на  всю  школу  славился  великолепным
знанием танковой, артиллерийской,  авиационной  и  ракетной  техники,  как
отечественной так и иностранной, как современной, так  и  давно  прошедших
эпох. Неужели?.. Генка есть Генка. Он едва заметно повел плечом и  сплюнул
в сторону. Между уродами прошло движение.
     -  Однако  же,  юноша,  -  проговорил  удивительный  мужчина,  -   вы
воображаете, что наше  терпение  безгранично.  Но  перед  вами  не  тюфяки
какие-нибудь, не рохли и не слабонервные интеллигенты! Попробуйте  напрячь
свое убогое воображение и представить себе, что  станется  с  вами,  когда
после полуночи у нас будто развязаны руки!
     Двугорбая старуха облизнулась.  Самый  первый  блин  плотоядно  потер
руки. Эстрадная халтурщица хихикнула.  Хмырь-с-челюстью  сломал  лом  и  с
лязгом швырнул обломки на железный пол.
     Андрей Т. взглянул на светящийся циферблат. Черные стрелки показывали
без пяти минут новогоднюю ночь. Вдруг что-то лязгнуло под  его  ногой.  Он
поглядел... Шпага. Мокрая, ржавая, холодная, как все здесь.  Но  -  шпага.
Оружие. Сила! Только силу можно было противопоставить этому купающемуся  в
зловонии амфитеатру разбойников. У Алексея Толстого сказано как-то не так,
и вообще никакой здесь не амфитеатр, но это  как  раз  неважно.  Андрей_Т.
обтер рукоять шпаги полой куртки.
     - Надо полагать,  -  говорил  удивительный  мужчина,  -  вы  все  еще
надеетесь на помощь вашего приятеля Андрея Т. напрасно. Полночь  близится,
близится время крайних воздействий, близится ужасное  для  вас  испытание,
юноша, а тем временем! - удивительный мужчина  возвысил  голос.  -  А  тем
временем ваш так называемый друг мирно  сидит  себе  в  окружении  любимых
своих марок, смакует свое любимое фруктовое мороженое и о вас даже  думать
забыл!
     - Врешь! - взревел Андрей Т. и выскочил на железные перила. -  Врешь!
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама