Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Айзек Азимов Весь текст 782.32 Kb

Немезида

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 67
	Именно тогда она встретила Крайла и вдруг со смятением обнаружила, что безумно влюблена в землянина. Оказалось, и Дальний Зонд ее уже не интересует, она готова была остаться на Земле, только бы быть вместе с любимым.
	Она до сих пор хорошо помнит, как Крайл, удивленно посмотрев на нее, сказал:
	- Остаться со мной на Земле? Лучше я переселюсь к тебе на Ротор.
	Юджиния и представить себе не могла, что он захочет оставить свою Землю ради нее.
	Она не знала, каким образом Крайлу удалось, получить разрешение прилететь на Ротор. Для нее это так и осталось тайной. Правила иммиграции были очень строгими. Такие правила вводились на каждом поселении, как только численность поселенцев достигала определенного предела. На то были две причины: во-первых, таким образом жителям поселения гарантировались более или менее комфортабельные условия, во-вторых, прекращение иммиграции было отчаянной попыткой сохранить экологический баланс поселения. Все, кто прилетал с Земли или даже с других поселений по какому-либо важному делу, были обязаны пройти утомительную процедуру обеззараживания, а свобода их передвижения по поселению и контактов с местными жителями ограничивалась. В конце концов от таких посетителей всегда старались поскорее избавиться.  И тем не менее Крайл прилетел на Ротор. Позднее он не раз сетовал на долгие недели изоляции, которая была обязательной частью процедуры обеззараживания. Юджиния втайне была рада, что это его не остановило.  Уж если он пошел на это, значит, она ему очень, нужна.  А иногда Крайл был невнимателен, замыкался в себе. Тогда она недоумевала: что же в таком случае заставило его покинуть Землю? Может быть, она тут вовсе ни при чем, и на самом деле ему просто нужно было скрыться от землян? А вдруг он совершил преступление? Или у него есть смертельно опасный враг? Или он сбежал от женщины, которая ему надоела? Спросить она не осмеливалась, а сам Крайл никогда ничего не объяснял.
	Даже после того как Крайлу разрешили свободно передвигаться по Ротору, оставалось неясным, долго ли ему можно будет здесь находиться.  Иммиграционное бюро Ротора могло выдать ему специальное разрешение на получение постоянного гражданства, однако на это было мало надежд.  Юджинию привлекало в Крайле Фишере именно то, что делало его чужаком для всех других жителей поселения. В глазах Юджинии даже сам факт рождения на Земле возвышал Крайла над роторианами, вызывал к нему особый интерес. Хотя в любом случае, получит он гражданство или нет, роториане будут относиться к нему свысока. Но даже тут Юджиния находила для себя особую радость: она решила, что будет бороться за него против всего этого враждебного ему мира и непременно победит.  Юджиния попыталась найти для Крайла работу, которая позволила бы ему зарабатывать на жизнь и занять определенное общественное положение. Именно тогда она однажды заметила, что, женись он на роторианке в третьем поколении, у Иммиграционного бюро появилось бы многим больше оснований дать ему постоянное гражданство.  Сначала Крайл, казалось, удивился, словно ему самому такая мысль никогда не могла прийти в голову, потом с видимым удовольствием согласился. Юджиния даже расстроилась. Ее самолюбию больше польстило бы, если бы Крайл женился на ней по любви, а не ради гражданства. Но что ж поделаешь...
	В конце концов после принятого на Роторе длительного обручения Крайл и Юджиния стали мужем и женой.
	Жизнь продолжалась без особых изменений. Крайла нельзя было назвать страстным любовником, но он им не был и до свадьбы. Внешне его любовь к ней проявлялась лишь изредка, но ей и этого хватало, чтобы чувствовать себя счастливой или почти счастливой. Он никогда не был ни груб, ни жесток. К тому же ради нее отказался от своей Земли, изменил свой образ жизни. Это, безусловно, говорило в ее пользу; так считали все, и Юджиния тоже.
	После официального бракосочетания Крайлу дали постоянное гражданство, но он все же не был вполне удовлетворен. Юджиния видела это и не могла винить во всем его одного. Если ты не родился на Роторе, то формально ты такой же его гражданин, как и все другие роториане, но на самом деле перед тобой оказывались закрытыми многие из наиболее интересных сфер жизни. Юджиния не знала, какое образование получил Крайл на Земле, а сам он об этом никогда не говорил. Его речь нельзя было назвать речью необразованного человека, и в самообразовании нет ничего позорного, но Юджиния знала, что на Земле - в отличие от поселений - высшее образование не считается чем-то само собой разумеющимся.
	Такие мысли немного беспокоили Юджинию. Конечно, ей ничего не стоит осадить своих друзей и коллег при попытке подшутить над ее мужем-землянином. Другое дело, если окажется, что ее муж - необразованный землянин...
	К счастью, никому и никогда такая мысль не пришла в голову. Он терпеливо выслушивал рассказы Юджинии о работе над Дальним Зондом.  Конечно, она никогда не пыталась проверить его знания обсуждением технических деталей. Иногда он задавал вопросы или вставлял какие-то замечания. В таких случаях ей всегда удавалось убедить себя, что эти замечания и вопросы свидетельствуют о его недюжинном уме.  Юджиния нашла для Крайла вполне приличную и даже ответственную работу на одной из ферм; но, увы, эта работа не гарантировала высокого положения в обществе. Крайл не жаловался и не переживал, но никогда не говорил о ней, а по его виду нельзя было сказать, что работа ему в радость. Более того, казалось, он вообще всегда и всем недоволен.  Поначалу Юджиния пыталась полушутливо спрашивать: "Что нового сегодня на работе?" Ответом неизменно было короткое: "Ничего особенного" - и раздраженный мимолетный взгляд. Со временем она научилась не задавать таких вопросов.
	Потом Юджиния решила по возможности избегать и разговоров о мелких административных делах. Такие разговоры тоже можно было расценить как стремление лишний раз показать, что ее работа намного важней работы Крайла.
	Впрочем, иногда она вынуждена была признать, что по крайней мере некоторые из ее опасений и предосторожностей оказались напрасными, значит, неуверенность продемонстрировала скорее она, а не он. В самом деле, Крайл не проявлял и признаков нетерпения, когда она заставляла себя рассказывать о своей работе. Иногда он даже интересовался гиперсодействием и задавал кое-какие вопросы, но в этой области Юджиния сама почти ничего не знала.
	Крайл интересовался роторианской политикой и, как и все земляне, возмущался мелочностью ее целей. Юджиния старалась не слишком демонстрировать свое несогласие.
	Со временем тем для разговоров становилось все меньше, и в доме воцарилось молчание, лишь изредка прерываемое коротким, равнодушным обсуждением только что просмотренного фильма, предстоявшего визита или других ничего не значащих событий.
	Такую жизнь никак нельзя было назвать счастливой. Медовый месяц быстро сменили серые будни, но ведь могло быть и гораздо хуже.  Сложившиеся между ними отношения имели и свои преимущества. Работа над совершенно секретным проектом предполагала, что ее участники не должны рассказывать о ней никому ни слова, но многим ли удавалось удержаться от соблазна шепнуть что-то по секрету жене или мужу?  Сначала у Юджинии не было повода для подобной откровенности, так как ее собственная работа почти не касалась секретной стороны проекта.  Все резко изменилось после открытия Ближней звезды и неожиданного засекречивания всех материалов, имевших к ней хотя бы косвенное отношение. Юджиния понимала, что теперь ее имя будет упоминаться во всех учебниках астрономии до тех пор, пока существует человечество.  Расскажи она мужу о Ближней звезде, это было бы вполне естественно.  Она могла сообщить о ней Крайлу даже раньше, чем Питту. Можно было, например, немного похвастать и поиграть: "Догадайся, что у меня сегодня произошло! Догадайся! Никогда не догадаешься..." Но Юджиния не сказала ни слова. Ей казалось, что Крайлу это совершенно не интересно. С другими, даже с фермерами или жестянщиками, он мог сколько угодно говорить об их работе, но только не с ней.  Поэтому в разговорах с мужем Юджиния ни разу не упомянула Ближнюю звезду, как будто ее вообще не существовало. Так было вплоть до того ужасного дня, когда закончилась их недолгая совместная жизнь.
	
	8
	
	Спустя некоторое время Юджиния стала горячей и искренней сторонницей проекта Питта. Сначала же сама мысль о том, что открытие Ближней звезды должно храниться в строгом секрете, приводила ее в негодование, а перспектива переселения из Солнечной системы к какой-то там звезде, о которой им было известно лишь ее положение в Галактике, казалась авантюрой. Кроме того, она считала неэтичным, аморальным и даже позорным решение о создании новой цивилизации втайне от всего человечества.
	Конечно, когда речь зашла о безопасности Ротора, Юджиния вынуждена была согласиться, но она твердо рассчитывала как-нибудь сразиться с Питтом один на один и высказать ему все свои возражения. Мысленно она не раз оттачивала свои аргументы, так что они казались ей совершенно неопровержимыми. Однако потом почему-то так и не нашла удобного момента, чтобы высказать их вслух. Инициатива всегда была на стороне Питта. Как-то Питт сказал ей:
	- Не забывайте, Юджиния, вы открыли Ближнюю звезду более или менее случайно. Следовательно, кто-то из ваших коллег может открыть ее повторно.
	- Это маловероятно... - начала было возражать она.
	- Нет, Юджиния, нам нельзя полагаться на вероятность, как бы мала она ни была. Мы должны быть абсолютно уверены. От вас требуется, чтобы никому из ваших коллег не могло прийти в голову изучать этот участок неба или просматривать материалы, по которым можно было бы определить положение Немезиды. 
	 - Но как я могу это сделать?
	- Очень просто. Я разговаривал с комиссаром Ротора, с сегодняшнего дня все руководство проектом "Дальний Зонд" возлагается на вас.
	- Но для этого нужно перешагнуть сразу через несколько ступеней.
	- Да. Для вас это будет означать большую ответственность, но одновременно и большую оплату, более высокое социальное положение. Что из этого вас не устраивает?
	- Меня устраивает все. - Юджиния почувствовала, как сильно забилось ее сердце.
	- Я уверен, вы справитесь с обязанностями главного астронома. Ваша основная задача - обеспечить высокий уровень работ и получение важных результатов. Однако ни одна работа никоим образом не должна касаться Немезиды.
	- Но, Джэйнус, вы же не сможете вечно сохранять в тайне открытие Немезиды!
	- Я и не собираюсь этого делать. Как только мы покинем Солнечную систему, все роториане узнают, куда мы направляемся. Чем меньше людей будут знать о Немезиде до того дня, тем лучше, да и те немногие должны узнать как можно позднее.
	Не без стыда Юджиния была вынуждена признать, что повышение по службе охладило ее пыл и стремление возражать Питту.
	В другой раз Питт спросил:
	- А что у вас с мужем?
	- Что с мужем? - переспросила она, инстинктивно заняв оборонительную позицию.
	- Насколько я знаю, он землянин.
	- Он родился на Земле, но подучил гражданство Ротора, - Юджиния плотно сжала губы.
	- Понимаю. Надеюсь, вы ничего не рассказывали ему о Немезиде.
	- Абсолютно ничего.
	- Не говорил ли ваш муж, почему он решил расстаться с Землей и, несмотря на все препятствия, стать гражданином Ротора?
	- Нет, не говорил. Впрочем, я и не спрашивала.
	- Но вы сами когда-нибудь задумывались над этим? Юджиния заколебалась, потом решила сказать правду:
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 67
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама