Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Айзек Азимов Весь текст 782.32 Kb

Немезида

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 67
	- Да, - тихо ответила она, потом вдруг повысила голос: - Впрочем, есть еще одно обстоятельство. Назвать новую звезду должна я. Если я дам ей имя, это будет моя звезда.
	- И как же вы хотите назвать ее? - улыбнулся Питт. - Юджиния? 
	Инсигна?
	- Нет. Я не настолько глупа. Я хочу назвать ее Немезидой.
	- Немезидой? Не-ме-зи-дой?
	- Да.
	- Но почему?
	- В конце двадцатого века обсуждалась возможность существования соседней с Солнцем звезды. Тогда эти дискуссии кончились ничем.  Никакой соседней звезды не нашли, но в научных статьях ее называли Немезидой. Я хотела бы воздать должное смелым древним мыслителям.
	- Немезида... Кажется, так звали древнегреческую богиню? Какую-то богиню зла?
	- Богиню возмездия, справедливого возмездия, наказания. Ее имя давно стало нарицательным. Я проверила, компьютер оценил это слово как устаревшее,
	- А почему древние назвали ее Немезидой?
	- Там была какая-то связь с кометным облаком. Кажется, Немезида, обращаясь вокруг Солнца, каждые двадцать шесть миллионов лет проходила через это облако и вызывала космические возмущения, которые уничтожали большинство живых существ на Земле.
	- Это действительно так? - удивился Питт.
	- Нет. Гипотеза не подтвердилась, но все равно я хочу, чтобы моя звезда была названа Немезидой. И я хочу, чтобы все знали, что так назвала ее я.
	- Это я твердо обещаю, Юджиния. Немезида - ваше открытие и как таковое будет зарегистрировано в наших архивах. В конце концов, когда все человечество узнает о системе Немезиды, станут известны и имя первооткрывателя, и вся история открытия. Ваша звезда, ваша Немезида, будет второй после Солнца звездой, которая сияет над человеческой цивилизацией, и первой звездой над цивилизацией вне Солнечной системы.  Питт смотрел вслед уходящей Юджинии. Он чувствовал себя уверенно.  Можно не сомневаться, Юджиния примет его предложения. Все решило то, что он согласился с ее названием звезды. Конечно же, она полетит к своей звезде. Конечно, она ощутит всю привлекательность задачи построить новую логичную и упорядоченную цивилизацию под своей звездой. Может быть, эта цивилизация станет началом расселения человека по всей Галактике.
	Питт целиком ушел в мечты о грядущем золотом веке, как вдруг ощутил непривычное чувство тревоги.
	Почему Немезида? Почему ей взбрело в голову выбрать именно это имя, имя богини возмездия? Он уже почти готов был поверить в дурное предзнаменование.
	
	
	 Мать
	
	 6 
	
	Наступил час обеда. У Юджинии было плохое настроение; в такие минуты она всегда побаивалась собственной дочери. В последнее время этот страх стал более ощутимым. Юджиния не понимала, в чем дело. Может быть, в том, что Марлена все больше молчала, замыкалась в себе; казалось, она не может выразить словами то, о чем думает.  А иногда к этому страху примешивалось тревожное чувство вины - в обращении с дочерью ей не всегда хватало материнского терпения, и она слишком хорошо видела ее физические недостатки. Да, Марлена была совершенно лишена как типичной женской красоты матери, так и неординарной диковатой привлекательности отца.  Девочка была малорослой и неуклюжей. Именно неуклюжей. И, конечно, несчастной. Юджиния почти всегда про себя называла Марлену бедняжкой и с трудом удерживалась, чтобы не сказать этого вслух.  Маленькая. Нескладная. Толстушка, но и не толстуха. Ни намека на изящество. Вот такая она, Марлена. Темно-каштановые довольно длинные и совершенно прямые волосы, маленький подбородок, нос картошкой, всегда чуть опущенные уголки губ; вся она казалась пассивной и ушедшей в себя.
	На ее лице выделялись только большие, блестящие, темные глаза, тонко очерченные брови и ресницы - настолько длинные, что казались искусственными. Но как бы восхитительны ни были в иные моменты ее глаза, они не могли заменить всего остального.  Когда дочери было только пять лет, Юджиния уже знала, что она никогда не станет красавицей. С каждым годом это становилось все очевиднее.
	И Оринель еще пару лет назад хоть как-то замечал Марлену. Наверно, его привлекали так рано проявившиеся в ней ум и блестящие способности.  Девочка всегда была рада ему, но в его присутствии робела. Похоже, она смутно догадывалась, что этот мальчик обладает какой-то таинственной притягательной для нее силой. Но тогда она не знала, что это за сила.  Юджинии казалось, что последнее время Марлена наконец поняла, почему ее так тянет к Оринелю. Конечно, в этом ей помогли книги, которых она проглатывала невероятно много, и фильмы, предназначавшиеся скорее для взрослых. Однако Оринель тоже повзрослел и потерял всякий интерес к Марлене, которая все еще оставалась ребенком.
	Сегодня за обедом Юджиния спросила:
	- Как ты провела день, дорогая?
	- Никак. Оринель искал меня. Наверно, он сказал тебе. Прости, что я заставила тебя волноваться. Юджиния вздохнула:
	- Марлена, иногда я не могу удержаться от мысли, что ты чем-то подавлена. Конечно, это меня беспокоит. Полагаю, ты понимаешь, что я хочу сказать. Ты слишком много времени проводишь одна.
	- Мне нравится быть одной.
	- Глядя на тебя, этого не скажешь. Непохоже, чтобы одиночество приносило тебе радость. К тебе многие очень хорошо относятся, и было бы лучше, если бы ты позволила им дружить с тобой. Вот твой друг Оринель...
	- Был другом. А сейчас он занят другими делами. Сегодня это было особенно заметно. Представь, он только и думает об этой Долоретте.
	- Понимаешь, Оринеля нельзя винить в этом, - возразила Юджиния. - Долоретта его ровесница.
	- Да, ровесница, - согласилась Марлена. - Но голова у нее совершенно пустая.
	- В его возрасте больше внимания обращают на внешность.
	- Это заметно. Он и сам поглупел. Чем больше он крутится возле этой Долоретты, тем больше глупеет. Я точно знаю.
	- Но он еще взрослеет, Марлена. Когда он станет чуть старше, он сможет понять, что в жизни действительно важно, а что - нет. И ты тоже взрослеешь...
	Марлена насмешливо взглянула на мать.
	- Мама, перестань. Ты сама не веришь тому, что говоришь. Ни капли не веришь.
	Юджиния покраснела. Она вдруг поняла, что Марлена не догадывается, а знает ее мысли. Но как она узнала? Юджиния говорила настолько искренне, насколько могла; она даже пыталась убедить себя, что говорит правду. Но девочка все узнала без всяких усилий. И это уже не в первый раз. Юджиния начинала понимать, что Марлена каким-то непостижимым образом оценивает интонации, непроизвольные движения, малейшие колебания и всегда знает то, что хотели бы от нее скрыть. Должно быть, именно эта необычная способность Марлены беспокоила Юджинию больше всего. Оно и понятно - кому хочется, чтобы кто-то читал его мысли.  Например, из чего Марлена могла заключить, что Земля обречена на уничтожение? Вроде бы Юджиния ничего такого не говорила. Надо бы к этому вернуться и все подробно обсудить.
	Юджиния вдруг почувствовала усталость. Ей никогда не удастся обмануть Марлену, лучше и не пытаться.
	- Хорошо, дорогая, давай ближе к делу. Чего ты хочешь?
	- Вот теперь я вижу, что тебя это действительно интересует. Я скажу. Я не хочу жить на Роторе.
	- Не хочешь жить на Роторе? - До Юджинии не сразу дошел смысл ее слов. - А где же ты хотела бы жить?
	- Мама, Ротор - еще не вся Вселенная.
	- Конечно, не вся. Но ближе двух световых лет других пригодных для жизни миров просто нет.
	- Это не совсем так, мама. Есть Эритро, и до него меньше двух тысяч километров.
	- Ну, Эритро не в счет. Там жить нельзя.
	- Но ведь люди живут.
	- Да, но только под куполом станции. Несколько ученых и инженеров живут там, потому что они выполняют важную научную работу. Станция намного меньше Ротора. Если тебе мало места здесь, то как ты будешь себя чувствовать на станции?
	- А вокруг станции? Ведь Эритро - это большой мир. Когда-нибудь люди выйдут из станции и расселятся по всей планете.
	- Не исключено. Но можно ли сказать с уверенностью?
	- А я уверена, что так и будет.
	- Даже если ты права, на это уйдут сотни лет.
	- Но кто-то должен начать. Почему я не могу быть одной из первых?
	- Ну это же просто смешно. Здесь у тебя вполне комфортный дом. 
	Когда тебе впервые пришла такая мысль? Марлена крепко сжала губы, подумала, потом ответила:
	- Точно не знаю. Наверно, несколько месяцев назад, но мне становится все хуже. Я просто не могу оставаться на Роторе.  Юджиния посмотрела на дочь, пожала плечами и подумала, что, конечно же, всему виной Оринель. Марлена понимает, что потеряла Оринеля. Убита горем. Ей кажется, что, улетев на Эритро, она тем самым накажет его. Отправится в добровольную ссылку на бесплодную планету, и тогда он почувствует свою вину.
	Конечно, так оно и есть. Юджиния вспомнила себя в пятнадцать лет. 
	Ранимый возраст, даже булавочный укол может показаться тяжелой раной.  Правда, такие раны быстро заживают, но ни один подросток не может и не хочет в это поверить. Пятнадцать лет! Вот когда взрослеешь... Впрочем, что думать об этом.
	- Так чем же привлекает тебя Эритро, Марлена?
	- Не могу объяснить. Это большой мир. Разве не естественно хотеть жить в большом мире, - она заколебалась, не зная, стоит ли ей уточнять, насколько большим должен быть этот мир, потом решилась: - Большом, как Земля.
	- Как Земля? Ты никогда не была на Земле и ничего не знаешь о ней! 
	- горячо возразила Юджиния.
	- О Земле я знаю очень много, мама. В библиотеках полно фильмов о Земле.
	(Действительно, полно. Еще раньше Питт подумывал о том, чтобы изъять такие фильмы из библиотек или даже вообще уничтожить. Он придерживался той точки зрения, что разрыв с Солнечной системой должен быть полным. Не следует поддерживать романтические воспоминания, считал он. Она резко возражала Питту, а теперь вдруг подумала, что стоит согласиться с его доводами.)
	- Нельзя судить по этим фильмам, - сказала Юджиния. - В них все идеализируется. Большей частью они о прошлом, когда дела на Земле шли намного лучше, но и тогда на Земле не было так хорошо.
	- В любом случае...
	- Нет, не в любом случае! Ты знаешь, что такое Земля? Это совершенно непригодная для жизни огромная трущоба. Именно поэтому люди покидали Землю и создавали поселения. Люди бежали из гигантской земной трущобы на небольшие цивилизованные поселения. И никто из поселенцев не захотел снова возвратиться на Землю.
	- Но на Земле еще живут миллиарды людей.
	- Вот они-то и превращают Землю в непригодную для жизни огромную трущобу и при первой возможности покидают ее навсегда. Поэтому и построено столько поселений, и все они уже переполнены. Поэтому, дорогая, и мы улетели из Солнечной системы.
	- Мой отец был землянином. Он не улетел, хотя и мог бы, - тихо заметила девочка.
	- Да, не улетел. Он остался, - Юджиния старалась говорить спокойно.
	- Почему он остался, мама?
	- Перестань, Марлена. Мы уже не раз говорили об этом. Многие остались в Солнечной системе. Не захотели расставаться с родными местами. Почти в каждой семье на Роторе есть кто-то, кто предпочел остаться на Земле. Ты сама знаешь. Ты хочешь на Землю? Да?
	- Нет, мама, совсем не хочу.
	- Но если бы и захотела, тебе не добраться туда. До Земли больше двух световых лет. Ты, конечно, понимаешь это.
	- Конечно, понимаю. Вот я и говорю, что у нас здесь есть своя Земля - Эритро. Вот туда я хочу полететь, очень хочу.
	Юджиния не могла сдержаться и ужаснулась собственным словам:
	- Значит, ты хочешь сбежать от меня, как и твой отец? Марлена вздрогнула.
	- Он действительно сам ушел от тебя, мама? Может быть, все было бы по-другому, если бы ты вела себя иначе, - проговорила она.  А потом добавила - спокойно, словно речь шла о том, что она уже поняла:
	- Это ты его выгнала, да, мама?
	
	
	 Отец
	
	 7
	
	Конечно, это странно или даже глупо, но и сейчас, четырнадцать лет спустя, Юджиния не могла вспоминать о муже без боли.  Крайл был высоким мужчиной, по меньшей мере на десять сантиметров выше среднего роторианина. Уже одно это давало ему (как и Питту) определенные преимущества, окружало ореолом силы. Хотя позднее Юджиния решила - впрочем, не признаваясь в этом самой себе, - что ей не следует особенно полагаться на силу Крайла, все-таки в ее памяти он так и остался прежде всего сильным мужчиной.  К тому же у Крайла было выразительное лицо: крупный нос, широкие скулы, немного выступающий тяжелый подбородок. В целом внешне он производил впечатление целеустремленного и независимого человека. Все в нем говорило о мужественности, что сразу же покорило Юджинию.  В то время Юджиния была еще аспиранткой. Она специализировалась на Земле в астрономии и по возвращении на Ротор рассчитывала принять участие в работах над Дальним Зондом. Мечтала о новых открытиях, которые можно будет сделать с его помощью. Впрочем, ей тогда и в голову не могло прийти, что она сама станет автором наиболее удивительного открытия.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 67
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама