Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Сапковский А. Весь текст 985.55 Kb

Владычица озера

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 85
зарубцевавшиеся пальцы все еще были неловкими и почти не гнулись. Удержать
нож и вилку ими было трудно. А есть руками она не  хотела  -  предпочитала
демонстрировать свое превосходство Вильгефорцу и  остальным  пиршествующим
гостям чародея. Ни одного из них она не знала.
    - Искренне сожалею, но вынужден сообщить тебе,  -  сказал  Вильгефорц,
поглаживая  пальцами  ножку  фужера,  -   что   Цири,   твоя   подопечная,
распрощалась с этим миром. Винить за это ты можешь только себя,  Йеннифэр.
И свое безрассудное, бессмысленное упрямство.
    Один  из  гостей,  невысокий  темноволосый  мужчина,   мощно   чихнул,
высморкался в батистовый платочек. Нос у него был опухший, красный и  явно
наглухо забитый.
    -  Будь  здоров,  -  сказала  Йеннифэр,  на  которую  зловещие   слова
Вильгефорца не произвели никакого впечатления. - Откуда бы такая серьезная
простуда, милсдарь? Слишком долго стояли на сквозняке после ванны?
    Второй  гость,  годами  постарше,  крупный,  худой,  с   отвратительно
белесыми глазами, неожиданно  захохотал.  Простудившийся  же  после  ванны
мужчина, хоть физиономию ему перекосило от злости, поблагодарил  чародейку
кивком и короткой простуженной фразой. Однако недостаточно короткой, чтобы
она не уловила нильфгаардского акцента.
    Вильгефорц повернулся к ней. Он больше  не  носил  на  голове  золотой
"опалубки" для хрустального яблока в глазной впадине, однако выглядел  еще
чудовищней, чем тогда, летом, когда она увидела его  рану  в  первый  раз.
Регенерированное левое глазное  яблоко  уже  пришло  в  порядок,  но  было
заметно меньшего размера нежели правое. От  такой  картинки  перехватывало
дыхание.
    - Ты, Йеннифэр, - процедил он, - вероятно, полагаешь, что я лгу, ловлю
тебя в силки, пытаюсь застать врасплох?  Зачем  бы  мне  это?  Известие  о
гибели Цири потрясло меня не меньше, да  что  там,  гораздо  сильнее,  чем
тебя. В конце концов, я связывал с  девушкой  вполне  конкретные  надежды,
строил планы, которым предстояло сыграть решающую роль в  моей  дальнейшей
жизни. Теперь девушка мертва, и мои планы рухнули.
    - Прекрасно. - Йеннифэр, с трудом удерживая нож непослушными пальцами,
пыталась резать нашпигованную черносливом свиную котлету.
    - Тебя же, - продолжал чародей, не обращая внимания на комментарий,  -
связывала с Цири исключительно  глупая  сентиментальность,  на  которую  в
различных пропорциях влияли сожаление о собственном  бесплодии  и  чувство
вины. Да, да, Йеннифэр,  чувство  вины!  Ведь  ты  активно  участвовала  в
скрещивании парочек и, я бы сказал, в откормке  производителей,  благодаря
чему и явилась на свет малютка Цири. И ты перенесла свои чувства  на  плод
генетического  эксперимента  -   кстати   сказать,   неудачного.   Ибо   у
экспериментаторов не хватило знаний.
    Йеннифэр молча пожелала  ему  успехов,  подняв  бокал  и  одновременно
искренне моля судьбу, чтобы та не дала  бокалу  вывалиться  из  руки.  Она
постепенно приходила к выводу, что по меньшей мере два пальца из  пяти  не
будут сгибаться очень долго. Возможно, никогда.
    Вильгефорц не обратил на ее жест никакого внимания.
    - Теперь уже поздно. Это случилось,  -  прошипел  он  сквозь  зубы.  -
Однако знай, Йеннифэр, у меня-то знания были. А если б была и девушка,  то
я своими знаниями наверняка бы воспользовался. Остается лишь  сокрушаться.
А ведь я мог бы укрепить и подлечить твой  эрзац  материнского  инстинкта.
Хоть ты суха и стерильна как камень, с моей помощью ты обрела бы не только
дочь, но и внучку. Или, на худой конец, заменитель внучки.
    Йеннифэр  пренебрежительно  прыснула,  хотя  прямо-таки  закипала   от
ярости.
    -  С  величайшим  сожалением  вынужден  подпортить  твое   праздничное
настроение, дорогая, - холодно сказал чародей.  -  Думаю,  тебе  не  очень
приятно будет узнать, что ведьмак Геральт из Ривии  также  почил  в  бозе.
Да-да, тот самый ведьмак Геральт, с которым тебя,  да,  кажется,  и  Цири,
связывал  суррогат  чувств   -   смешная   сентиментальность,   глупая   и
преслащенная  до  тошноты.  Знай,  Йеннифэр,  что  наш  обожаемый  ведьмак
распрощался с земной юдолью буквально пламенно и весьма  эффектно.  Однако
тебе не следует ни в чем себя корить. В смерти ведьмака ты не повинна даже
в самой что ни на есть наименьшей степени. Всю чехарду устроил я.  Отведай
маринованных грушек, они, поверь мне, отменны.
    В фиалковых глазах Йеннифэр полыхнула холодная  ненависть.  Вильгефорц
рассмеялся.
    - Вот такой ты мне нравишься, - сказал он. - Честное слово, если б  не
двимеритовые  браслеты,  ты  б  меня  наверняка  испепелила.  Но  двимерит
действует, так что испепелять меня ты можешь исключительно взглядом.
    Простуженный чихнул, высморкался и раскашлялся так, что слезы полились
из глаз. Высокий и худой рассматривал чародейку своими неприятными рыбьими
глазами.
    - А куда же подевался милостивый государь Риенс, - спросила  Йеннифэр,
растягивая слова. - Тот милостивый государь Риенс, который  столько  всего
мне наплел и наобещал бог весть  что  со  мной  сотворить?  И  где  сейчас
господин Ширру, никогда не упускавший оказии ударить меня и пнуть?  Почему
стражники, еще недавно хамливые и  грубые,  теперь  ведут  себя  с  робким
уважением? Нет, Вильгефорц, ты вовсе не обязан отвечать. Я знаю: то, о чем
ты говорил, - одна большая липа. Цири от тебя ускользнула,  и  Геральт  от
тебя ускользнул, попутно вроде бы устроив твоим бандитам кровавую баню.  И
что теперь? Планы рухнули,  пошли  прахом,  ты  сам  это  признал,  сны  о
могуществе развеялись как дым. А чародеи и Дийкстра  уже  нащупывают  вас.
Да-да, нащупывают. Неспроста и не из жалости ты  перестал  меня  пытать  и
принуждать к сканированию. А император Эмгыр затягивает сеть, и он  скорее
всего очень, ну очень зол. Ess a  tearth,  me  tiarn?  A'pleine  a  cales,
ellea?
    - Я знаю всеобщий, - сказал простуженный, выдерживая взгляд. - А зовут
меня Стефан Скеллен. И у меня отнюдь, да-да отнюдь не полны штаны. Хо, мне
до сих пор кажется, что я нахожусь в гораздо более выгодном положении, чем
вы, госпожа Йеннифэр.
    Долгая речь утомила его, он раскашлялся  снова  и  высморкался  в  уже
вконец промокший батистовый платочек. Вильгефорц стукнул кулаком по столу.
    - Кончаем игру, - проговорил он, жутко  вращая  маленьким  глазком.  -
Учти, Йеннифэр, мне ты больше не нужна. В принципе надо было  бы  засунуть
тебя в мешок и утопить в озере, но я  с  величайшей  неохотой  прибегаю  к
таким методам. До поры  до  времени,  пока  обстоятельства  позволят  либо
заставят принять другое решение, ты будешь находиться в  изоляции.  Однако
предупреждаю - я не позволю тебе доставлять  мне  неприятности.  Ежели  ты
снова решишься на голодовку, знай, я не стану, как  это  было  в  октябре,
терять время на кормление через трубку. Я просто позволю тебе изголодаться
до  смерти.  А  если   попробуешь   бежать,   приказы   стражникам   будут
однозначными. А теперь  позволь  откланяться.  Если,  разумеется,  ты  уже
удовлетворила свой голод.
    - Нет. - Йеннифэр встала, швырнула салфетку на стол. - Может, я и  еще
что-нибудь отведала бы, но собравшееся за столом общество отбивает у  меня
аппетит. Позвольте откланяться.
    Стефан Скеллен чихнул и закашлялся. Белесоглазый  косил  на  нее  злым
глазом и препаскуднейше ухмылялся. Вильгефорц глядел в сторону.
    Как обычно, когда ее вели в узилище или из узилища, Йеннифэр  пыталась
понять, где находится, добыть хотя бы обрывок информации, который  мог  бы
оказаться  полезным  в  задуманном  бегстве.  И  всякий  раз   ничего   не
получалось. У огромного замка не было окон, сквозь которые можно  было  бы
увидеть окружающий пейзаж или  хотя  бы  солнце  и  попытаться  определить
стороны света. Телепатия невозможна, два тяжелых  браслета  и  ошейник  из
двимерита эффективно сводят на нет любые попытки воспользоваться магией.
    Комната, где ее держали, была холодной и спартански суровой, как келья
затворника.  Однако  Йеннифэр  вспомнила  тот  радостный  день,  когда  ее
вытащили из ямы. Из подвала, на дне которого вечно стояла зловонная  лужа,
а на стенах наросли селитра и соль.
    Из подвала, где ее  кормили  объедками,  и  крысы  без  всяких  трудов
вырывали эти жалкие объедки из ее искалеченных пальцев. Когда  спустя  два
месяца ее расковали и, вытащив оттуда, позволили переодеться и искупаться,
Йеннифэр не знала, куда деваться от счастья. Новая комната  показалась  ей
королевской  опочивальней,  а  жидкий  супец,  который  ей  приносили,   -
живительным бульоном из ласточкиных гнезд, достойным императорского стола.
Ясное дело, очень скоро бульон оказался обычными помоями, удобное  ложе  -
жесткой лежанкой, а королевская опочивальня -  тюрьмой.  Холодной,  тесной
камерой, в которой, сделав четыре шага, упираешься в стену.
    Йеннифэр выругалась, вздохнула, присела на карло - единственный, кроме
лежанки, предмет мебели.
    Мужчина вошел так тихо, что она едва услышала.
    - Меня зовут Бонарт, - сказал он.  -  Постарайся  запомнить  это  имя,
ведьма. Да вколоти его как следует себе в башку.
    - В гробу я тебя видела вместе с твоим затраханным именем!
    - Я, - скрежетнул он зубами, - охотник за людьми.  Да-да,  слушай  как
следует, чародейка. В сентябре, три  месяца  назад,  я  в  Эббинге  поймал
твоего ублюдка. Ту самую Цирю, о которой тут столько трепа.
    Йеннифэр стала  слушать  внимательнее.  Сентябрь,  Эббинг.  Поймать-то
поймал. Да где же она? Может, врет, падла?
    - Сероволосая ведьмачка, вышколенная в Каэр  Морхене.  Я  заставил  ее
драться на арене: убивать людей под визг публики.  Понемногу,  мало-помалу
превратил ее в зверюгу. Учил арапником, кулаком и каблуками.  Долго  учил.
Но она сбежала, зеленоглазое змийство.
    Йеннифэр неслышно вздохнула.
    - Сбежала от меня в мир иной. Но когда-нито мы еще встретимся. Уверен,
уж когда-нибудь - да  встретимся.  Да,  чародейка.  И  ежели  я  о  чем-то
сожалею, так только о том, что твоего  ведьмачьего  любовничка,  Геральта,
испекли на живом огне. Я охотно  дал  бы  ему  попробовать  моего  клинка,
выродку треклятому.
    Йеннифэр фыркнула.
    - Послушай-ка, Бонарт, или как тебя там. Не смеши.  Ты  ведьмаку  и  в
подметки не годишься. И сравниться с ним не можешь.  Ни  в  чем.  Ты,  как
только что сам выразился, живодер  и  палач.  А  герой  разве  что  против
щенков.
    - Глянь-ка сюда, ведьма.
    Он резко распахнул куртку и рубаху, вытянул, путая их, три  цепочки  с
тремя серебряными медальонами. Один изображал  кошачью  голову,  второй  -
голову то ли орла, то ли грифа, третьего она как следует  не  рассмотрела.
Скорее всего это была волчья голова.
    - Таких  штучек,  -  фыркнула  она,  снова  изображая  безразличие,  -
полным-полно на ярмарках.
    - Эти не с ярмарки.
    - Да неужто?!
    - Было время, - прошипел  Бонарт,  -  когда  порядочные  люди  боялись
ведьмаков пуще чудовищ.  Чудовища,  известное  дело,  сидели  по  лесам  и
камышникам, а ведьмаки нагло разгуливали по  улицам,  заходили  в  кабаки,
вертелись около храмов, всяческих  заведений,  школ  и  игровых  площадок.
Порядочные люди справедливо сочли это непорядком. Поэтому решили  поискать
кого-нибудь, кто мог бы призвать нахальных ведьмаков к порядку.  И  нашли.
Нелегко, небыстро, неблизко, но нашли. Как  видишь,  у  меня  на  счету  -
тройка. Ни один выродок больше не появлялся в округе и не пугал  почтенных
граждан своей внешностью. А если б появился, то я разделал  бы  его  точно
так же, как предыдущих.
    - Во сне? - скривилась Йеннифэр. - Из  самострела?  Из-за  угла?  Или,
может, подлив яду?
    Бонарт спрятал медальоны под рубаху, сделал два шага в ее сторону.
    - Дразнишься, ведьма?
    - Было такое намерение.
    - Так, значит? Ну, сейчас я  покажу  тебе,  сучье  вымя,  кто  кому  в
подметки годится. С кем я могу соперничать во всем. Да что  там,  я  даже,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 85
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама