Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
TES: Oblivion |№5| Дрожащие Острова
StarCraft II: Wings of Liberty |№1| Начало истории
TES: Oblivion |№4| Мифический рассвет, 4 комментария
DARK SOULS™: REMASTERED |№12| Арториас Путник Бездны

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Клиффорд Саймак Весь текст 466.3 Kb

Посетители

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 40

     - Ты что-нибудь видишь? - спросил пилот челнока  своего  товарища.  -
Локатор показывает, что близко какое-то массивное тело,  но  я  совершенно
ничего не вижу. А мы уже должны были бы увидеть его.  Какое-то  отражение.
Солнце-то у нас за спиной.
     - Ничего не вижу, - отозвался второй пилот. - Минуту назад мне что-то
померещилось, но сейчас я абсолютно ничего не вижу.
     - Я боюсь натолкнуться на эту чертову штуку, -  забеспокоился  первый
пилот. - Может, свяжешься со станцией?
     Второй пилот взял микрофон.
     - Станция, - сказал он,  -  Станция,  это  Челнок.  Скажите,  где  мы
сейчас?
     - Челнок, - послышался голос, -  наши  локаторы  показывают,  что  вы
прямо над целью. Попробуйте с другого угла. Неужели вы ничего не видите?
     - Ничего. Не видим никакого объекта.
     - Дайте разворот влево, -  сказала  станция,  -  вы  слишком  близко.
Попробуйте под другим углом.
     - Меняем курс, - согласился второй пилот.  -  Попробуем  подойти  под
другим углом.
     Вдруг первый пилот схватил его за руку.
     - Бог мой! - воскликнул он. - Ты видишь? Ты видишь,  что  это  такое?
Только посмотри!



                         13. ВАШИНГТОН. ОКРУГ КОЛУМБИЯ

     И снова, как это бывало всегда,  к  несказанному  удовольствию  Дэйва
Портера, он почувствовал гордость за Алис Давенпорт и за то, что его видят
с ней, что эта красивая, шикарная женщина согласна проводить с ним  время.
Она сидела напротив него за столиком  в  укромном,  погруженном  в  сумрак
уголке небольшого уютного вашингтонского  ресторана.  На  столике  мерцали
свечи, откуда-то, словно издалека, доносилась музыка. Она подняла бокал  и
посмотрела на Дэйва.
     - Видимо, это еще не самое худшее, - сказала она. - Сегодня  ты  пока
не выглядишь таким ужасно измочаленным, как это с тобой иногда  случается.
Как там, все прошло нормально?
     - Брифинг прошел прекрасно, - сказал Портер. - Они  меня  практически
не били. Сегодня мы почти друзья. Особо трудных или неловких моментов даже
не случалось. Я надеюсь, так пойдет и дальше. Я сумел убедить  президента,
что по этому вопросу следует играть  чисто.  Никаких  недомолвок,  никакой
скрытности. Совещание с президентом и его  ратью  -  вот  это  было  нечто
совсем иное. Кое-кто из этих негодяев явно страдает манией  преследования.
Сплошные параноики.
     - Хотят надеть намордник на газеты и ТВ.
     - Нет, не совсем так. Хотя, как я подозреваю, кое-кто был бы счастлив
пережать горло прессе. Но я  о  другом.  Салливан  -  тот  прямо  бился  в
истерике. Видите ли, погублены деревья.  Госсекретарь  требует  немедленно
выработать политику в отношении пришельца. ЦРУ советует держать в  секрете
все, что мы узнаем от пришельца и о пришельце. Уайтсайд волнуется, как это
мы сможем обороняться от пришельца.
     - Дэйв, ты сказал, президент и его рать, словно ты не состоишь в этой
рати. Ты не любишь этих людей президента и тех, кто вокруг  него,  не  так
ли?
     - Вопрос не в том, люблю я их или нет. Я должен с ними работать. Но я
должен  сохранить  свою  позицию,  не  принимать  условий,   которые   мне
навязывают. Чем дальше, тем  яснее  я  это  вижу.  Некоторые  из  них  мне
нравятся. Джек Кларк, военный советник президента... Он мне нравится.  Как
правило, мы находим общий язык.
     - Но, собственно, - задумчиво проговорила Алис, - мы пока  так  и  не
знаем, с чем там имеем дело, в Миннесоте.
     -  Нет,  конечно,  пока  мы  не  знаем.   Не   имеем   ни   малейшего
представления. Кажется  совершенно  доказательным,  что  гость  явился  из
космоса,  но  это   единственно   достоверная   информация,   которой   мы
располагаем. Кое-кто из принимавших участие  в  совещании  не  хочет  даже
этого признавать, включая и советника по науке. И не удивительно,  что  мы
не знаем, что это за штука. Она приземлилась всего  лишь  двадцать  четыре
часа назад. Если через неделю нам удастся узнать, что это такое, то  можно
считать, что нам здорово повезло. Возможно, пройдет много времени,  прежде
чем забрезжит понимание.
     - Если он пробудет у нас так долго, - напомнила ему Алис.
     - Верно, ничто не помешает ему улететь через день-другой. И  в  таком
случае нам хватит материала на  годы,  чтобы  спорить  и  доказывать  свои
версии, любые предположения, любые идеи за счет наших ошибок. Насчет того,
как действительно нужно было его встретить.  Надеюсь,  он  пробудет  здесь
достаточно долго и нам все же удастся что-нибудь выяснить.
     - Чего я боюсь, так это того, что он останется у нас слишком долго, -
задумчиво сказала Алис, - и  мы  начнем  сердиться.  За  наши  драгоценные
срубленные деревья или за что-то другое. Дэйв, нам нельзя позволить, чтобы
возникла ненависть к пришельцу. Нельзя позволить попасть во власть  слепой
ненависти. Можно не любить его, но нужно уважать, как любую форму жизни.
     - Ну-ну, - сказал Портер,  -  слышу  речь  не  профана,  а  истинного
студента-антрополога.
     - Можешь смеяться, если хочешь, - сказала Алис, - но так должно быть,
если мы хотим добра. Вероятно, во вселенной есть и другие формы  жизни,  а
если есть жизнь, то  неизбежно  должен  существовать  и  разум.  Но  очень
маловероятно, что разум имеется в избытке у разных жизненных форм...
     - Мы даже не знаем, живая эта штука или нет, не говоря уж о разуме.
     - Она должна быть разумной. Пришелец опустился на дорогу.  Он  выбрал
оптимальную площадку для посадки. Он срезает деревья и  извлекает  из  них
целлюлозу. Уже одно это говорит о каком-то разумном направлении действий.
     - Запрограммированная машина...
     - Я не могу это  принять,  -  категорически  заявила  Алис.  -  Тогда
программа должна  гибко  реагировать  на  миллионы  ситуаций  и  различных
обстановок. Сомневаюсь, что это возможно. Когда пришелец совершил посадку,
он ведь мог и понятия не иметь, на какой планете находится.  И  даже  если
это машина, то где-то должен существовать и разум, вложивший  программу  в
эту машину.
     - Понимаю, но  так  можно  рассуждать  бесконечно  долго.  Получается
замкнутый круг.
     - Можно сделать боковой отвод, - возразила Алис, - но в любом  случае
мы имеем дело с результатами разумной деятельности. Конечно, мы  не  можем
принять идею, что  это  живое  существо.  Такая  черная  угловатая  штука,
похожая на ящик, говорим мы, не может быть живой. Ничего подобного нет  на
Земле, значит, пришелец должен быть  машиной.  Но  это  нелогично.  Вторая
причина - пришелец производит целлюлозу. Зачем? Нам целлюлоза  необходима,
чтобы делать бумагу и другие материалы. А ему  зачем?  Похоже,  бумагу  он
делать  не  собирается.  С  нашей  точки  зрения,   все   это   совершенно
бессмысленно. И никто не  подумал,  что  для  него  целлюлоза  может  быть
сокровищем, а деревья - манной небесной. Вроде золота  и  бриллиантов  для
нас. Может быть, он преодолел многие световые годы, пока не  наткнулся  на
планету, где существует целлюлоза. Вряд ли в Галактике есть много  планет,
где растут деревья и подобные им растения. У меня ужасное предчувствие,  -
расширив глаза,  продолжала  Алис,  -  что  мы  приближаемся  к  какому-то
конкретному заключению.
     - Да, это так. -  Параллель  из  нашей  истории,  которая  может  нас
кое-чему научить. С неба падает какая-то штука, начинает брать все, что ей
хочется, и совершенно игнорирует нас. То  же  самое  сделали  белые  люди,
придя в Америку, в Африку или  куда-то  еще,  куда  они  направлялись  для
завоевания новых земель. Мы  были  такими  же  самодовольными,  такими  же
уверенными в своем праве делать все, что захочется.
     - Боюсь, - грустно сказал Портер, - что другие могут сделать такой же
вывод. Ты первая, но будут и другие. Индейцы, например.
     - Коренные американцы, - поправила его Алис.
     - Будь по-твоему, пускай коренные американцы.
     - И вот еще что, - сказала она. - Нужно  приложить  максимум  усилий,
чтобы все же найти способ коммуникации с пришельцем.  Может  быть,  что-то
такое, о чем мы никогда  не  думали.  Даже  такой  концепции  не  создали.
Совершенно новая точка зрения и перспектива.  То,  что  мы  узнаем,  может
перевернуть всю нашу жизнь, изменить нас. Я всегда думала, что  где-то  на
пути мы вступили на неверный маршрут. Может быть, пришелец вернет  нас  на
истинный путь.
     - Согласен с тобой, - сказал Портер. - Но  как  нам  войти  с  ним  в
контакт? Чтобы обмен информацией имел какой-то смысл, нам нужно  выйти  за
пределы примитивного языка простых знаков.  Это  должна  быть  полноценная
беседа. И, возможно, мы вообще не сможем с ним разговаривать.
     - Конечно, потребуется  время,  -  согласилась  она.  -  Нужно  иметь
терпение. Мы должны дать - ему и себе - шанс. Более того, нужно  стараться
не спугнуть его, не заставить покинуть Землю.  Нужно  удержать  его  здесь
любыми способами.
     - Пока что, Алис, не было речи о том, чтобы  заставить  его  покинуть
нас. И даже если бы мы этого  хотели,  то  никто  не  имеет  ни  малейшего
понятия, как это сделать.



                             14. ОДИНОКАЯ СОСНА

     Кэт проснулась среди ночи, сжавшись калачиком  в  постели,  терзаемая
холодом и темнотой пустой комнаты мотеля, подавлявшей ее.
     Холод, подумала она, и темнота. И холод. Она понимала, что думает  не
только о темноте и холоде в этой маленькой комнате. Она думала о той  тьме
и холоде, через которые пронесся пришелец, чтобы прибыть на Землю.
     Неужели это сон, удивилась она, сон уже  забытый,  но  пронесшийся  в
первые мгновения после пробуждения? Во всяком случае,  она  совершенно  не
помнила сна.
     Но мысль о  пришельце,  пронизывающий  холод  и  пустота  космоса  не
проходили. Издалека ли он явился к  нам,  подумала  Кэт.  Может,  его  дом
находится за многие световые годы отсюда, на невообразимом расстоянии,  во
тьме с миллиардами далеких звезд. И он несся сквозь космос, с потребностью
двигаться, видя свою цель, гонимый пустотой  души,  такой  же  глубокой  и
огромной, как пустота космоса.  Гонимый  голодом,  не  похожим  на  голод,
известный обитателям Земли. Гонимый поисками Земли или  похожей  на  Землю
планеты. Но почему именно такой же Земли? Потому что на ней есть  деревья?
Она яростно потрясла головой. Должно быть  что-то  большее,  чем  деревья,
что-то во много крат большее.
     Может, подумала она, пришелец совершает не  более  чем  галактическую
разведку, создавая карту Галактики, или следует по полузабытому,  смутному
пути  какого-то  древнего  путешественника,  исполняя  некую   миссию?   И
человеческий разум не может воспринять цель этой миссии.
     Темнота  и  холод,  снова  подумала  она.  Почему   она   все   время
возвращается? Холод и пустота. И это не все. Еще одиночество,  ничтожность
отдельного "я". В бездне без дна и конца, где нет ни искры соприкосновения
или хотя бы понимания, а только  громадное,  бесконечное  безразличие,  не
обращающее ни малейшего внимания на все, что движется  через  него.  Какое
мужество, подумала она,  способно  выдержать  это?  Добровольно  кануть  в
утробу пустоты. Какие мотивы должны двигать им сквозь эту бесконечность?
     Очевидно, у него есть цель. Глобальная цель. Чтобы сделать то, что он
совершил, нужна всеобъемлющая цель. Но если его цель - Земля, то он не мог
знать, отправляясь в путь, что достигнет целит. Конечно, ведь никто,  даже
в самых невероятных далях пространства, ничего не может знать о Земле,  не
может иметь хотя бы малейшее представление о ее существовании.
     Бедное,  одинокое   существо,   подумала   Кэт.   Бедный   испуганный
пережевыватель деревьев. Бедный пришелец из огромного далека, ты идешь  на
Землю из Великого Безразличия.



                        15. ВАШИНГТОН. ОКРУГ КОЛУМБИЯ

     Портер уже облачился в пижаму и  расстилал  постель,  когда  раздался
звонок. Он машинально посмотрел на часы, стоявшие на прикроватном столике.
Было почти два часа ночи.
     - Джек слушает.
     - Ты уже спишь?
     - Еще минута, и я бы спал, Кларк.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 40
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама