Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Криминал - Модестов Н.С. Весь текст 1017.54 Kb

Москва бандитская

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 23 24 25 26 27 28 29  30 31 32 33 34 35 36 ... 87
спецагентов ФБР Япончик остался верен себе.  Двигаясь мимо группы  теле-
журналистов,  он смачно плюнул в одного из них, а другому едва не разбил
ногой видеокамеру.) О свирепости и жестокости именитого вора говорили  с
благоговением, о его богатстве ходили легенды. Тем не менее убежден, что
арест вызвал столь необычный резонанс по иной  причине.  Япончик  долгие
годы был своеобразным символом огромной гулаговской России, породившей и
самих воров в законе,  и мощнейший аппарат политического сыска. Таким же
символов  стало и его сенсационное задержание в США.  Но чтобы лучше по-
нять значение этого события,  его скрытый смысл, стоит перелистать стра-
ницы досье именитого вора...

   Из агентурного сообщения:  "Подручным Монгола был уголовник по кличке
Калымский или Битумщик. "Он освободился из Камских лагерей, сидел за то,
что  облил  бензином  человека и поджег.  Свое прозвище Битумщик получил
после того,  как разогрел паяльной лампой битум  в  кружке,  позвонил  в
квартиру и выплеснул содержимое в лицо открывшему.  Ему около пятидесяти
лет.  За убийство человека он просит 100 рублей, за "битум" - 500... Жи-
вет  под  чужим именем с поддельным паспортом.  У Монгола есть несколько
таких исполнителей".  Именно в банде Монгола,  прогремевшей в  Москве  и
других городах еще в 70-е годы, Япончик прошел "уголовные университеты".
Вор в законе Геннадий Корьков,  которого все называли Монголом, сколотил
банду  из  32 отпетых рецидивистов.  Япончик оказался среди них вовсе не
случайно. Еще в школе он преуспел в занятиях боксом и даже выполнил нор-
матив кандидата в мастера спорта.  Однако, хотя тренеры считали его вос-
ходящей звездой - несколько побед на районных и городских соревнованиях,
Вячеслав Иваньков,  получивший позже кличку Япончик за своеобразный вос-
точный разрез глаз, предпочел карьеру в иной области. Монгол, тяготевший
к спортсменам-силовикам, приметил упрямого и бесстрашного бойца, готово-
го без раздумий выполнить любой приказ бригадира,  и взял его в ученики.
Новобранец  оказался очень талантливым и позже превзошел учителя по мно-
гим показателям. Но у Монгола было чему поучиться.

   Банда, имевшая осведомителей среди валютчиков, проституток, фарцовщи-
ков,  отличалась изощренной жестокостью и большим умением скрывать следы
преступлений.  Жертвы выбирались из числа подпольных миллионеров, работ-
ников торговли, собирателей антиквариата и богатых цеховиков. Монгол хо-
рошо понимал,  что потерпевшие после налета в милицию не побегут. Потому
что объяснять в прокуратуре, откуда у рядового советского гражданина по-
явились ювелирные украшения или картины стоимостью  сотни  тысяч  рублей
(по тем временам это были астрономические суммы), никто не захочет. При-
чем,  чтобы конвейер действовал безостановочно,  кроме откупного бандиты
требовали дать им очередную наводку. Трудилась бригада Монгола и на ниве
улаживания взаимных претензий цеховиков и антикварщиков,  предлагала ус-
луги  по возвращению долгов с условием отчисления процента за беспокойс-
тво и хлопоты.

   В группе Монгола были настоящие мастера своего  дела,  умевшие  найти
"взаимопонимание" с любым самым несговорчивым человеком. Бандиты вывози-
ли жертвы и членов их семей в лес,  подвешивали женщин за ноги к  веткам
деревьев,  заставляли вырывать себе могилы.  Особо строптивых отдавали в
руки некоего Быкова,  имевшего кличку Балда,  наркомана, регулярно попа-
давшего  в  психбольницу с диагнозом "шизофрения".  Балда расправлялся с
людьми просто:  запихивал живыми в гроб,  заколачивал гвоздями крышку  и
начинал  пилить доски двуручной пилой.  Тут уж у любых клиентов развязы-
вался язык и они вспоминали все. Даже то, чего раньше не знали...

   Банду Монгола московский уголовный розыск разгромил в 1972 году. Каж-
дый, в соответствии со способностями, получил достойное наказание. Балда
был осужден на 13 лет и отправился в психиатрическую больницу  специаль-
ного типа.  Монгол "заслужил" на год больше.  Кстати, после освобождения
он держался в тени,  громко о себе не заявлял.  Уже в  постперестроечное
время собрал команду из крутых спортсменов - борцов,  боксеров, штангис-
тов.  С их помощью старый вор легко добывал средства к  существованию  -
обложил данью кооператоров,  автосервис, лоточников и владельцев частных
магазинов в районе Тушина.  На рестораны и наркотики Монголу  хватало  с
лихвой до самой его кончины летом 1994 года.

   В мир иной,  в отличие от большинства своих собратьев-мафиози, Монгол
отошел в шестьдесят четыре года тихо и без посторонней помощи. Но безмя-
тежной и благостной его кончину не назовешь. Патриарх отечественного рэ-
кета на излете жизни тяжело болел - сказались годы,  проведенные в тюрь-
мах,  изоляторах  и  лагерях.  Последние  дни Корьков провел в отдельной
престижной палате под наблюдением специалистов Московского  онкологичес-
кого центра на Каширском шоссе, куда он попал вскоре после гибели хорошо
ему знакомого Отари Квантришвили.  Похороны Монгола  проходили  скромно,
без  обычного в таких случаях скопления "аристократии" преступного мира,
братвы и не меньшего числа милиции и переодетых в  штатское  оперативни-
ков.  В конце жизни законник несколько растерял свой авторитет. По неко-
торым данным в период очередной отсидки Монгол проштрафился  -  чересчур
глубоко  запустил руку в воровской общак и на очередной сходке был с по-
зором развенчан.  Так что провожать в последний путь "прошляка",  Так на
блатном жаргоне называют разжалованного вора в законе,  явились лишь са-
мые близкие и несколько особо сентиментальных авторитетов...

   Но вернемся в семидесятые,  к периоду становления героя. Хотя практи-
чески  все  члены  банды  Монгола получили максимальные сроки,  Япончик,
снабжавший Корькова и его дружков оружием и принимавший непосредственное
участие в преступлениях,  сумел избежать наказания. Он скрылся от следс-
твия и суда, а материалы в отношении него в отдельное производство выде-
лены  не  были.  Случившееся заставило Иванькова сделать соответствующие
выводы.  Из самых проверенных и опытных бандитов он  создал  собственную
группу, сократив ее численность до нескольких человек.

   Прошло всего два года, и Япончик снова оказался объектом внимания ми-
лиции. В марте 1974 года около трех часов ночи в ресторане "Русь" Ивань-
ков  и его знакомый Асаф сцепились с сидевшими за соседним столиком гру-
зинами.  Во время драки Асаф выхватил пистолет, застрелил некоего Дгебу-
адзе и скрылся.  Япончик был задержан за хулиганство и подделку докумен-
тов (после изъятия фальшивого водительского удостоверения).  В Бутырской
тюрьме,  где  оказался Иваньков,  его встретили с подобающим уважением -
молва уже шла по Москве. Там же в 1974 году сидевшие в Бутырке воры "ко-
роновали"  Япончика,  еще больше укрепив его авторитет в уголовном мире.
Оставшиеся на свободе друзья Иванькова времени тоже не теряли,  и, когда
начался  суд,  основные  свидетели ночной перестрелки в ресторане "Русь"
стали вдруг давать совсем иные показания, а часть потерпевших начала жа-
ловаться на частичные провалы в памяти.  В результате Иваньков отделался
смехотворным наказанием за подделку документов.

   Сыщики получали достоверную информацию о давлении на следствие и под-
купе свидетелей. Причем, как следовало из агентурных источников, дириже-
ром угроз и "наездов" был не кто иной,  как сам Япончик.  Ему не  мешали
толстые стены Бутырки, на волю с верными людьми он отправлял малявы, где
подробно инструктировал подельников,  давал советы, кто и что должен го-
ворить на суде.  Одновременно шла обработка следователя, который за раз-
вал дела,  по оперативным данным,  получил крупную взятку. Правда, дока-
зать ее не удалось, и здесь Иваньков оказался хитрее...

   К началу  восьмидесятых Япончик уже имел три судимости (первую в 1966
году за карманную кражу,  вторую - за перестрелку  в  ресторане  "Русь",
третью в 1978 году за ношение холодного оружия),  каждый раз получал ми-
нимальные сроки и быстро выходил на свободу.  Он  четырежды  подвергался
стационарному  обследованию  в  институте Сербского,  дважды признавался
невменяемым и дважды полноценным - в зависимости от  тяжести  грозившего
ему  наказания.  Вор использовал и свои мужские чары.  Одна из его сожи-
тельниц была ведущим врачом Центральной клинической больницы -  знамени-
той  "кремлевки" - и охотно консультировала Япончика по всем медицинским
вопросам.  Милиция безуспешно пыталась поймать Иванькова  на  чем-нибудь
серьезном.  Досье на него распухало, похождения обрастали все новыми не-
вероятными деталями, но он был слишком изворотлив и каждый раз ускользал
из ловушек.

   Маленькие штрих к образу Япончика.  Как рассказывают оперативники, он
пользовался успехом у женского пола.  Когда его поместили в больницу  на
обследование, Иваньков сумел так очаровать врачей и медсестер, что позже
получил все нужные бумаги и соответствующие рекомендации для  убедитель-
ности медицинского диагноза. Вероятно, на барышень производили впечатле-
ния обеды в ресторане "Русь",  куда Слава Япончик возил  их  развеяться.
Очевидцы утверждают,  что, как только Иваньков входил в зал, ресторанный
оркестр прерывал исполняемый номер и гремел на всю округу "Славься!".

   Впрочем, лучшей характеристикой будет рапорт,  написанный в 1979 году
со  слов одного из негласных сотрудников МВД:  "Источник рассказал,  что
недавно побывал на свадьбе у цеховика Вити.  Там же был недавно  освобо-
дившийся из спецбольницы Слава Япончик,  с ним пришли вор Рафик Багдаса-
рян и Асаф. Слава выглядел плохо, был худ, но весел. Интересовался новы-
ми "работами" и новостями преступного мир.  Нужно подчеркнуть, что Япон-
чик действительно болен воровской идеей.  Он с 14 лет  воровал,  никогда
нигде не работал и, даже имея на кармане 100-200 тысяч наличными, всегда
шел на любую работу.  Даже в том случае,  если был большой риск, а навар
оказывался минимальным. Делает это он ради своего воровского авторитета.

   Япончик сидел  мало,  но сумел у окружающих создать впечатление,  что
полжизни провел "на принудке".  Он ненавидит и враждует с московскими  и
украинскими ворами - Черкасом, Гиви Резаным, Антибиотиком, Гиви называет
"бензоколонщиком".  Ругает их "цеховиками" и "комсюками"" за то,  что те
давно не сидели и не любят "ставить шею", получая "дармовые доли". Япон-
чик очень дружен с теми,  кто отбыл по 20-30 лет в колониях и тюрьмах, в
особенности с ворами Закавказья.  У них он пользуется огромным авторите-
том,  и поддержкой.  Его считают ничем не запятнавшим себя  в  воровской
жизни и причисляют к "терпигорцам".  Япончик близок с окружением Монгола
- Ильей-татарином и Васькой (они освободились недавно). Источник уверен,
что первым делом Япончик возьмет "жигуль",  затем найдет себе квартиру и
будет совершать преступления,  используя форму сотрудников  милиции  или
удостоверения КГБ..."

   Дерзость, с которой Действовал Иваньков,  ошеломляла даже опытных сы-
щиков Петровки, 38. Вместе с освободившимся к тому времени Балдой, реци-
дивистом  Сливой и имевшим четыре класса образования отпетым уголовником
Асафом Иваньков, под видом сотрудника правоохранительных органов, произ-
водил обыски у теневиков-миллионеров. Он гастролировал по стране. Ставил
под нож антикваров в Риге, совершал разбои в Казани, только на один день
появился в Свердловске,  где дочь известнейшего уральского цеховика Тар-
ланова сама вручила ему всю имевшуюся в доме "ювелирку". (Япончик предс-
тавился  сотрудником  милиции  и  предложил добровольно,  для облегчения
участи,  выдать компетентным органам незаконно нажитые ценности.) В каж-
дом регионе,  по оперативным,  а следовательно, нереализуемым официально
данным, он оставлял трупы.

   В Казани расправился с утаившим часть  барыша  налетчиком  по  кличке
Чарлик, в Риге отправил на тот свет богатого спекулянта Яшу...

   В начале  1980 года похождения Япончика получили такой резонанс,  что
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 23 24 25 26 27 28 29  30 31 32 33 34 35 36 ... 87
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (3)

Реклама