Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Статьи - Различные авторы Весь текст 1053.63 Kb

Сборник публицистики и критики фантастики

Предыдущая страница
1 ... 83 84 85 86 87 88 89  90
благородную задачу: воспитывать как-то и отбирать тех авторов,  у  которых
есть потенции.
     Б.Н.СТРУГАЦКИЙ: Да, конечно. Понятно.
     С.ЛОГИНОВ: Заключительное слово, как докладчик. Дело в  том,  что  во
всех разговорах о  том,  что  куда,  мол,  "СИЗИФ"  денется  -  он  станет
профессиональным журналом, наверное, не заметили самого главного  момента.
Дело в том, что Андрей Николаев ответственный секретарь журнала "Магистр".
То есть, если бумага будет,  то  Андрей  будет  издавать  профессиональный
журнал.  Мало  того,  многие  материалы  в  "Магистре"  идут  прямиком  из
"СИЗИФа". Будет  в  первом  номере  повесть  Марианны  Алферовой.  И  даже
обсуждение этой повести  на  Семинаре.  Будет  повесть  Тюрина  во  втором
номере. Обсуждения на Семинаре не будет. Если фэнзин может себе  позволить
давать обсуждения сколько хочешь, то прозин себе этого позволить не может.
Вот почему фэнзин будет существовать. Простите пожалуйста,  Слава  Рыбаков
никогда бы не отдал ранних своих рассказов в профессиональный журнал. Сюда
он их дает, а для фэнов это НУЖНО. Понимаете? - это им  полезно,  в  конце
концов, им это ИНТЕРЕСНО. Это еще одно оправдание для существования именно
фэнзина наряду с прозинами. А лучшие  материалы  из  фэнзинов  в  прозинах
будут, куда ж они денутся.
     А.ЩЕГОЛЕВ: Можно вопрос, как к редактору журнала "Магистр"? Будет  ли
ссылка на журнал "СИЗИФ" и буквочка "с" в кружочке?
     С.ЛОГИНОВ:  [смеется]  В   "СИЗИФе"   не   напечатано,   что   ссылка
обязательна. Но поскольку редакции двух журналов перекрываются на 90%,  то
я думаю, что споров между редакциями не будет.
     С.СОЛОВЬЕВ: Я в значительной мере скептик.  Мне  кажется,  что  будет
интересно встретиться по поводу "СИЗИФа" и  фэнзинов  ровно  через  год  и
посмотреть, что из всего этого выйдет.
     Б.Н.СТРУГАЦКИЙ: Ну что ж, хорошее предложение. Давайте  закругляться.
Я,  во-первых,   хочу   поблагодарить   Святослава   Логинова   за   очень
обстоятельное сообщение. Я услышал очень много нового, хотя мне  регулярно
присылают со всех сторон журналы, но вот  систематического  впечатления  у
меня до сих пор не было.  Теперь  оно  у  меня  есть,  спасибо,  Слава.  Я
благодарен всем, здесь выступавшим. Было высказано достаточно много ценных
мыслей,  хотя  эти  мысли  иногда  и  противостояли  друг  другу,  -   это
неудивительно. У меня такое впечатление,  что  мы,  здесь  присутствующие,
даже все вместе еще не знаем истины. Я бы, например, не взялся  бы  сейчас
подвести такое... резюме, в котором были бы расставлены все акценты,  были
бы сформулированы теоремы, более не требующие доказательств - я сам  этого
не знаю. Я знаю только, что во  всех  цивилизованных  странах  параллельно
существуют и прекрасные, весьма популярные, прозины и прекрасные, не менее
популярные  по-своему,  фэнзины.  То   есть   с   появлением   возможности
книгопечатанья, потребность в фэнзинах не исчезает, вот что  замечательно.
Это такая форма жизни - если угодно - в литературе, которая нужна видимо и
читателям, и начинающим писателям, и просто вот этим  странным  существам,
которые носят общее собирательное  название  "фэны".  Я-то  ставил  вопрос
по-другому: должен ли фэнзин стремиться стать прозином - вот как ставил  я
вопрос. Должны  ли  мы  все  рассматривать  прозин,  как  некое  идеальное
существование, конечное и загробное, так сказать,  существование  фэнзина?
Или мы должны относиться к каждому фэнзину, совершенно спокойно,  принимая
его таким, каким он является в данный момент? И  ничего  нового,  никакого
прогресса от него не требовать? Вот какой вопрос  я  ставил.  Ответы  были
самые разные, и я не знаю какой ответ правильный. Я думаю, что даже  когда
у нас станет легче печатать красивые журналы в пестрых глянцевых обложках,
у нас фэнзинов просто станет больше, но они никуда не исчезнут. Они  будут
красивые, они будут пестрые, но они будут набиты той литературой,  которую
мы, профессионалы, считаем литературой  второго  и  даже  третьего  сорта.
Потому что в этом есть, видимо, потребность. И у самопальных издателей и у
достаточно широкого круга читателей. И ничего дурного на самом деле в этом
нет - это хорошо. Я не получил, конечно, ответа на вопрос,  кто  кому  чем
может быть полезен. Я плохо представляю себе это  по-прежнему,  хотя  всей
душой готов помогать фэнзинам всем, что от  меня  зависит.  Я  представляю
себе, что фэнзины действительно могут быть школой начинающего  литератора.
Начальной школой, - первые три класса можно, вероятно, пройти  в  фэнзине.
Хотя, по-моему, человек, который пристроится в фэнзине, рискует  перестать
расти.
     Я  повторяю  -  фэнзин,  при  всей  своей  демократичности,  обладает
все-таки безусловной способностью консервировать невысокий  вкус.  И  если
человек, начинающий писатель, окажется  при  "СИЗИФе",  его  дело  обстоит
недурно - у него сохраняется шанс на рост. Потому что  Андрей  в  какой-то
момент перестанет принимать  у  него  рукописи,  сказав  ему  естественную
фразу: "Голубчик, вот эти последние рассказы, что ты принес, я это  все  у
тебя уже читал. Мы  уже  опубликовали  такой  твой  рассказ,  пиши  что-то
новое". То есть, иначе говоря - расти над собой, как  выражался  остроумно
наш дорогой докладчик. И начинающий автор будет вынужден  либо  расти  над
собой,  чтобы  печататься  у  Николаева,  либо  должен  будет  перейти   в
распоряжение  другого  фэнзина.  Но  вот  большинство  фэнзинов,  как  мне
кажется, все-таки призваны удовлетворять  достаточно  низкий  литературный
вкус и достаточно низкие эстетические потребности.  С  одной  стороны  это
хорошо,  потому  что  всем  сестрам  должно  быть  выдано  по  серьгам,  -
литература, как и любое другое проявление общественной жизни  должна  быть
демократичной. Но  с  другой  стороны  опасность  консервации,  торможения
остается.
     Если говорить конкретно о "СИЗИФе", то на мой взгляд, есть  несколько
журналов, которые называются сейчас фэнзинами, но содержание коих, на  мой
взгляд, ничем не уступает профессиональному журналу фантастики.  Одним  из
таких журналов, несомненно, является "СИЗИФ".  Причем  я  бы  сказал,  что
"СИЗИФ" является единственным из тех журналов, что я имею в виду,  который
печатает не только  литературную  критику,  но  и  собственно  литературу.
Разговор о том, что публикующиеся здесь материалы - не все, но некоторые -
якобы могут представлять интерес только для узкого  круга  читателей,  мне
кажутся  неубедительными,  потому  что   любой   профессиональный   журнал
фантастики, хотим мы этого или не хотим,  все-таки  будет  предназначаться
для сравнительно узкого круга читателей. И уж во всяком случае  -  не  для
всех  читателей,  ибо,  как   мы   прекрасно   знаем   из   статистических
исследований, добрая половина читателей вообще не переносит фантастику  на
дух. Так что ограничение, некоторое сужение интересов неизбежно не  только
для фэнзинов, но и для  прозинов.  С  другой  стороны,  высказанные  здесь
соображения о том, что материалы расположены в "СИЗИФе", как было  сказано
"без смазки", недостаточно гладко, и читатель якобы легко  преодолев  один
материал в следующий материал упирается, как в каменную стену, потому  что
этот материал, так сказать, элитарный, - эти  рассуждения  кажутся  мне  с
одной стороны совершенно справедливыми,  а  с  другой  стороны  совершенно
неубедительными. Это, как справедливо было отмечено,  есть  стиль  данного
главного редактора. Вот Андрей  Николаев.  Он  видит  свой  журнал  именно
таким. И именно такие чувства должен испытывать читатель его журнала:  вот
тут он легко проскочил, а здесь уперся и надо работать головой.  Николаеву
это нравится. Потому что ведь есть нечто общее между редактором журнала  и
писателем. И тот и другой  должен  искать  этакий  путь  между  Сциллой  и
Харибдой. Сциллой всеядности и Харибдой высокой элитарности. У одних людей
этот путь выглядит так, а  у  других  этак.  Если  идти  по  предложенному
Сергеем Бережным пути, то тогда  все  писатели  должны  были  бы  норовить
писать полегче, позабойнее, не  отвлекаясь  на  рассуждения,  не  думая  о
человеческих  взаимоотношениях.  Да  -  такая  литература  существует,   и
существуют писатели, которые считают,  что  писать  надо  именно  так.  Но
существуют и писатели, которые пишут иначе. Скажем,  Рыбаков  относится  к
тем людям, которые вовсе не  боятся  пропустить  одну  главу  романа,  так
сказать,  по  легкой  смазке  какого-то  полубоевика,  а  потом  столкнуть
читателя с проблемой  человеческой  или  с  интеллектуальной.  Это  манера
Рыбакова. И когда человек со вкусом, редактор Николаев, создает  номер  по
Рыбакову,  я  не  знаю  сознательно  или  подсознательно,  он  именно  эту
рыбаковскую манеру и передает в конструкции самого журнала.  Так  что  тут
все это не случайно. Это не есть эстетический просчет Николаева, это ни  в
коем  случаем  нельзя  назвать  его  недостатком  понимания,  чего   хочет
читатель. Николаев создает журнал о Рыбакове - и  это  именно  рыбаковский
журнал. А когда он создаст материал  о  каком-либо  другом  писателе,  там
будет, вероятно, другая расстановка материала, другой подход.  Тут  кто-то
сказал, что Николаев редактор божьей  милостью.  Я,  прочитав  три  номера
"СИЗИФа", начинаю убеждаться, что так  оно  и  есть.  Я  думаю,  что  путь
"СИЗИФа" в  прозины  -  это  путь  неотвратимый.  Он  уже  стал  прозином,
отличаясь  от  прозина  исключительно  оформлением.  Больше  он  ничем  не
отличается.
     ГОЛОС: А гонорары? [смех в зале].
     Б.Н.СТРУГАЦКИЙ: Ну, тут одно с другим связано. Я вообще-то должен вам
сказать, что меня удивляет,  что  в  нашу  эпоху  вольного  книгопечатания
все-таки ни одного фантастического журнала, обратите внимания,  так  и  не
появилось. Уже вышли десятки сборников, таких полусамопальных, фантастики.
Уже вышли журналы, скажем авантюрно-приключенческого плана, а вот  журнала
фантастики до сих пор нет. И даже мощнейший концерн Бабенко под  названием
"Текст", который выпустил, уже, по-моему,  тридцать  книжек,  все-таки  на
журнал он так и не решился, не сумел его  выпустить.  Я  уж  не  говорю  о
нашем, замученном, так сказать, еще до рождения, альманахе  "МИФ",  первый
номер которого должен был выйти в марте этого года, но который не  выйдет,
вероятно, вообще в этом году. Хотя вольное книгопечатание и наступило - но
что-то с журналом не получается. Вот и у Логинова тоже ничего не  выходит.
Так что, в общем, еще неизвестно, кто первым выпустит прозин в СССР, может
даже и Николаев, кто знает. Во всяком случае, я желаю ему всех и всяческих
успехов, благодарю его  за  титанический  труд,  и  его,  конечно,  и  всю
редколлегию. По-прежнему я готов помочь этому, в частности, журналу  всем,
что находится в сфере моих  возможностей,  ну  и  на  этом  мы,  наверное,
закончим сегодня.

Предыдущая страница
1 ... 83 84 85 86 87 88 89  90
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама