Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Генри Каттнер Весь текст 74.65 Kb

Маскировка

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7
Он постоянно ощущает  тело.  А  тело  -  механизм  несовершенный.  Слишком
специализированный, чтобы иметь высокий КПД.
     Дыхание, кровообращение  - все мешает. Отвлекают даже вдохи и выдохи.
Так вот, сейчас мое тело - корабль, но это механизм идеальный. У него  КПД
предельно высокий. Соответственно лучше работает мой мозг.
     - Сверхчеловеческий.
     - Сверхдейственный. Обычно шахматную партию выигрывает  более  сложно
организованный мозг, потому что он предвидит все мыслимые гамбиты. Так и я
предвижу все, что ты можешь сделать. А у тебя серьезный гандикап.
     - Отчего же?
     - Ты человек.
     Самомнение, подумал Толмен. Не здесь ли его ахиллесова пята? Сладость
успеха, очевидно, сделала свое психологическое дело, а  электронный  хмель
усыпил центры торможения. Логично. После пяти лет однообразной работы, как
она ни необычна, внезапно изменившаяся ситуация  (переход  от  действия  к
бездействию, превращение из  машины  в  главного  героя)  могла  послужить
катализатором. Самомнение. И сумеречное мышление.
     Ведь  Квентин  не  сверхмозг.  Отнюдь  нет.  Чем  выше    коэффициент
умственного развития, тем меньше нуждаешься в самооправдании,  прямом  или
косвенном. И, как  ни  странно,  Толмен  разом  избавился  от  неотступных
угрызений совести. Настоящего Барта  Квентина  никто  не  мог  обвинить  в
параноидном мышлении.
     Значит...
     Произношение Квентина осталось четким, он не  глотал  слов.  Но  ведь
звуки он издает не губами, не языком, без  помощи  неба.  А  вот  контроль
громкости заметно ухудшился, и голос транспланта то понижался  до  шепота,
то срывался на крик.
     Толмен усмехнулся. На душе у него стало легче.
     - Мы люди, - сказал он, - но мы-то пока трезвы.
     - Чепуха. Посмотри на индикатор. Мы приближаемся к Земле.
     - Хватит дурака валять, Квент,  -  устало  проговорил  Толмен.  -  Ты
блефуешь, и оба мы это  понимаем.  Не  можешь  ведь  ты  до  бесконечности
терпеть высокочастотный раздражитель. Не трать время, сдавайся.
     - Сам сдавайся, - сказал Квентин. - Я вижу все, что делает каждый  из
вас. Да и корабль - ловушка на  ловушке.  Мне  остается  только  наблюдать
отсюда, сверху, пока вы не очутитесь возле какой-нибудь  ловушки.  Я  свою
партию продумал на много ходов вперед, все гамбиты кончаются матом  одному
из вас. У вас нет никакой надежды. У вас нет никакой надежды.  У  вас  нет
никакой надежды.
     Отсюда, сверху, подумал Толмен. Откуда сверху?  Он  вспомнил  реплику
Коттона, что найти транспланта поможет  геометрия.  Конечно.  Геометрия  и
психология. Разделить корабль на две части, потом на четыре и так далее...
     Теперь уж не обязательно. Сверху - решающее слово.  Толмен  ухватился
за него с пылом, ничуть не отразившимся на его лице. Сверху - значит, зона
поисков сужается вдвое. Нижние участки  корабля  можно  исключить.  теперь
надо разделить пополам верхнюю секцию  -  линия  пойдет,  допустим,  через
звездный глобус.
     Глаза транспланта  - фотоэлементы - расположены, конечно, повсюду, но
Толмен решил исходить из того, что  Квентин  считает  себя  находящимся  в
одном каком-то пункте, а не разбросанным по всему кораблю. Местонахождение
человека в его понимании соответствует местонахождению головы.
     Итак, Квентину видно красное пятно на звездном  глобусе,  но  это  не
значит, что он  находится  в  стене,  к  которой  обращено  это  полушарие
глобуса. Надо спровоцировать транспланта,  пусть  укажет  свои  координаты
относительно тех или иных предметов на корабле, но это будет трудно:  ведь
в таких случаях координаты определяются  на  глазок;  зрение  -  важнейшее
звено, связующее человека с его окружением.  А  у  Квентина  зрение  почти
всемогущее. Он видит все.
     Но можно же его как-то локализовать!
     Помогла бы словесная  ассоциация.  Но  для  этого  нужно  содействие.
Квентин не настолько пьян!
     Можно узнать, что именно видит Квентин, но этим все равно  ничего  не
определишь: его мозгу не обязательно соседствовать  с  одним  из  глаз.  У
транспланта есть неуловимое, внутреннее ощущение пространства -  сознание,
что  он,  слепой,  глухой,  немой,  если  бы  не   разбросанные    повсюду
дистанционные датчики, находится в определенном месте. А как  вытянуть  из
Квентина то, что нужно: ведь на прямые вопросы он не ответит?
     Не удастся, подумал Толмен с безнадежным чувством подавленного гнева.
Гнев разрастался. Он бросил Толмена в пот, вызвал тупую, щемящую ненависть
к Квентину. Во всем виноват Квентин -  в  том,  что  Толмен  стал  узником
ненавистного  скафандра  и  огромного  смертоносного    корабля.    Машина
виновата...
     И вдруг он придумал выход.
     Все, конечно, зависит от того, насколько пьян Квентин. Толмен  бросил
вопросительный взгляд на Ферна, а тот в ответ повернул диск и кивнул.
     - Будьте вы прокляты, - шепотом произнес Квентин.
     - Чепуха, сказал Толмен. - Ты  сам  дал  понять,  что  у  тебя  исчез
инстинкт самосохранения.
     - Я... не...
     - Это правда, не так ли?
     - Нет, - громко ответил Квентин.
     - Ты  забываешь,  Квент,  что  я  психолог.  Мне   давно    следовало
всесторонне охватить твою проблему. Она ведь была открытой книгой  еще  до
того, как я тебя увидел, только читай. Стоило мне увидеть Линду.
     - Помолчи о Линде!
     На  какой-то  миг  Толмену  явилось  тошнотворное  видение   пьяного,
измученного мозга, скрытого где-то в стене, - сюрреалистический кошмар.
     - Ясно, - сказал он, - ты и сам не хочешь о ней думать.
     - Помолчи.
     - Ты и о себе не хочешь думать, так ведь?
     - Чего ты добиваешься, Вэн? Хочешь меня разозлить?
     - Нет, - сказал Толмен, - просто я сыт по горло, надоела мне вся  эта
история, с души воротит. Притворяешься, будто бы ты Барт Квентин, будто ты
еще человек, будто с тобой можно договориться на равных.
     - Мы не договоримся...
     - Я не о том, и ты сам это знаешь. Я  только  сейчас  понял,  кто  ты
такой.
     Слова повисли в воздухе. Толмену казалось, будто  он  слышит  тяжелое
дыхание квентина, хоть он и понимал, что это иллюзия.
     - Прошу тебя, Вэн, помолчи, - сказал Квентин.
     - А кто это просит?
     - Я.
     - А кто ты такой?
     Корабль резко остановился. Толмен чуть  не  потерял  равновесия.  Его
спас канат, обмотанный вокруг колонны. Он засмеялся.
     - Я бы над тобой сжалился, Квент, если бы ты был ты. Но это не так.
     - Меня на удочку не поймаешь.
     - Пусть это удочка, но это правда. Ты и  сам  над  этим  задумывался.
голову даю на отсечение.
     - Над чем задумывался?
     - Ты больше не человек, - мягко сказал Толмен.  -  Ты  вещь.  Машина.
Устройство. Кусок серого губчатого мяса в ящике. Неужели ты думал,  что  я
способен к тебе привыкнуть... теперь?  Что  я  могу  отождествить  тебя  с
прежним Квентом? У тебя ведь лица нет!
     Из динамика донеслись звуки. металлические. Потом...
     - Замолчи, -  сказал  Квентин  почти  жалобно.  -  Я  знаю,  чего  ты
добиваешься.
     - Ты не хочешь смотреть правде в глаза. Только  ведь  придется,  рано
или поздно, убьешь ты нас или нет. Это... происшествие...  случайность.  А
мысли в твоем мозгу будут все расти и расти. Ты будешь все больше и больше
изменяться. Ты уже сильно изменился.
     - Ты с ума сошел, - сказал Квентин. - Я ведь не... чудовище.
     - Надеешься, да? Рассуждай логически. До сих пор ты не  решался,  так
ведь? - Толмен поднял руку в защитной перчатке  и  стал  загибать  пальцы,
отсчитывая пункты обвинения. - ты судорожно хватаешься за то, что от  тебя
ускользает, - за человечность, твой удел по праву  рождения.  Ты  дорожишь
символами в надежде, что они заменят реальность. Отчего ты  притворяешься,
будто ешь? Отчего настаиваешь, чтобы коньяк тебе наливали в бокал?  Знаешь
ведь, что с тем же успехом его можно выдавить в тебя из масленки.
     - Нет! Нет! Эстетическая...
     - Вздор.  Ты смотришь  телевизор.  Читаешь.  Притворяешься  до  такой
степени человеком, что даже  стал  карикатуристом.  Это  все  притворство,
отчаяние, безнадежное цепляние за то, чего у тебя уже нет. Откуда  у  тебя
потребность  в  пьянстве?  Ты  не  уравновешен  психически,  оттого    что
притворяешься человеком, а на самом деле давно уж не человек.
     - Я... да я еще лучше...
     - Возможно...  если бы ты родился машиной. Но ты был человеком.  Имел
человеческий облик. У тебя были глаза, волосы, губы. Линда не может  этого
не помнить, Квент. Ты должен был настоять на разводе. Понимаешь,  если  бы
тебя только искалечило взрывом, она бы о тебе  заботилась.  Ты  бы  в  ней
нуждался. А так - ты независимая, самостоятельная единица. Линда тщательно
притворяется. Надо отдать ей должное. Она старается не  представлять  тебя
сверхмощным вертолетом. Механизмом. Шариком сырой клетчатки. Тяжко  же  ей
приходится. Она тебя помнит таким, каким ты был.
     - Она меня любит.
     - Жалеет, - беспощадно поправил Толмен.
     В жужжащем безмолвии красный индикатор полз по глобусу. Ферн украдкой
облизал губы. Далквист, сощурясь, спокойно наблюдал за происходящим.
     - Да-да, - сказал Толмен,  -  смотри  правде  в  лицо.  И  загляни  в
будущее. Есть и компенсация. Для  тебя  будет  удовольствием  пользоваться
всеми своими механизмами. Постепенно ты даже забудешь,  что  когда-то  был
человеком. И ты станешь счастливее. Потому что этого не  удержишь,  Квент.
Это отходит. Еще какое-то время можешь притворяться, но в конце концов это
утратит значение. Научишься довольствоваться тем, что  ты  только  машина.
Увидишь красоту в машинах, а не в  Линде.  Возможно,  это  уже  случилось.
Возможно, Линда понимает, что это случилось. Знаешь, пока еще ты не обязан
быть честным с собой. Ты ведь бессмертен. Но мне такого  бессмертия  даром
не нужно.
     - Вэн...
     - Я-то по-прежнему Вэн. А вот ты - машина.. Не стесняйся,  убей  нас,
если хочешь и если можешь. Потом возвращайся на  Землю  и,  когда  увидишь
Линду, посмотри ей в лицо. Посмотри на нее, когда она не будет знать,  что
ты ее видишь. Тебе ведь это легко. Вставь  фотоэлемент  в  лампу  или  еще
куда-нибудь.
     - Вэн... Вэн!
     Толмен уронил руки вдоль тела.
     - Ладно. Где ты?
     Молчание  ширилось,  а  в  желтом   просторе    жужжанием    трепетал
невысказанный вопрос. Вопрос, тревожащий  каждого  транспланта.  Вопрос  о
цене.
     Какой ценой?
     Предельное одиночество, мучительное сознание  того,  что  старые  узы
рвутся одна за другой, что вместо живой, теплой  души  человека  останется
уродливый супермозг?
     Да,  он  задумался -  этот  трансплант,  бывший  Барт  Квентин.    Он
задумался, пока гордые, мощные машины, составляющие его  тело,  готовились
мгновенно и энергично ожить.
     Изменяюсь ли я? Остался ли прежним Бартом Квентином? Или они - люди -
считают меня... Как в действительности относится ко мне Линда? Неужто я...
Неужто я... неодушевленный предмет?
     - Поднимись на балкон, - сказал Квентин. Его голос звучал удивительно
вяло и мертво.
     Толмен подал быстрый знак. Ферн и  Далквист  оживились.  Они  полезли
вверх по лестницам, находящимся у противоположных стен  вдоль  салона,  но
оба предусмотрительно прикрепили свои канаты к перекладинам.
     - Где это? - вкрадчиво спросил Толмен.
     - В  южной  стене...  Ориентируйся  по  звездному  глобусу.  Ко   мне
подойдешь... - Голос умолк.
     - Да?
     Молчание.
     - Ему нехорошо? - окликнул сверху Ферн.
     - Квент!
     - Да... Примерно в центре площадки. Я скажу, когда подойдешь.
     - Осторожно, - предостерег Далквиста  Ферн.  Он  обмотал  свой  канат
вокруг  поручня  площадки  и  стал  бочком  подвигаться  вперед,   глазами
обшаривая стены.
     Одну руку  Толмен  высвободил,  чтобы  протереть  снаружи  запотевшее
смотровое стекло. Пот градом лился по его лицу, по всему телу.  Призрачный
желтый свет, от которого мороз по коже, жужжащее безмолвие машин,  которые
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама