Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 339.17 Kb

Ночь в тоскливом октябре

Предыдущая страница
1 ... 22 23 24 25 26 27 28  29
потом остановился, тяжело дыша.
     Викарий произнес еще одно слово.  Серая  Метелка  внезапно  сделалась
полосатой, как маленький тигр. Это тоже  быстро  прошло.  Текела  начинала
походить на стервятника. Джил вдруг превратилась в древнюю каргу, согнутую
дугой, ее крючковатый нос почти касался торчащего вперед подбородка, космы
седых волос падали на лицо. Я взглянул на  Джека  и  увидел,  что  у  него
лохматая голова большого бурого медведя, желтые глаза  уставились  куда-то
вперед, из уголков пасти течет слюна. Поглядев вниз, я увидел, что  шерсть
моя стала кроваво-красной и мокрой; и я чувствовал,  будто  из  моего  лба
растут рога. Не имею представления, на что я стал похож, но Серая  Метелка
в панике попятилась от меня. Боров снова заговорил, и его слово прозвенело
колоколом в холодном воздухе. Граф неожиданно стал скелетом, завернутым  в
черное. Что-то невидимое пронеслось над  головами,  хохоча,  как  безумное
дитя. Бледные грибы выросли вокруг нас, и  порывы  ветра  донесли  до  нас
запах серы из костра. Из  его  огня  выползала  наружу  зеленая  жидкость,
разливаясь пузырящимися потоками. В пении теперь слышались все наши имена.
Маккаб превратился в женщину, размалеванное лицо которой  начало  отходить
от костей полосками, как кожура. Рядом с ним Моррис  стал  обезьяной,  его
длинные волосатые руки доставали до  земли,  и  он  опирался  на  костяшки
пальцев. Рот его был широко открыт, обнажив широкие десна  и  зубы.  Ларри
стал истекающим кровью человеком, распростертым  на  земле.  Воздух  перед
нами задрожал и  превратился  в  зеркало,  показывая  нам  отражение  всей
картины. Потом головы наших отражений отделились и поплыли влево. Странное
это было  ощущение,  переходить  из  одного  в  другого,  потому  что  мне
казалось, будто я не сдвинулся с  места,  хоть  и  ощутил  внезапный  груз
медвежьей головы, увидел, как кабанья проплыла мимо и опустилась на  плечи
Джека. У Серой Метелки вдруг оказалась непомерно огромная, рогатая  голова
демона; у Джил - полосатая кошачья голова,  и  так  далее  по  всей  длине
нашего полукруга. Потом тела передвинулись  вправо,  и  я  стал  кошкой  с
головой медведя, лежащей,  распластавшись  под  ее  тяжестью,  сердце  мое
стучало, как паровой двигатель. Джек стал демоном с головой борова.  Снова
над головой раздался смех. Если это не мое тело и не моя голова, тогда что
же я такое - что распростерлось тут, среди грибов  и  вони,  в  чьих  ушах
звенит новая волна песнопений? Иллюзия, это должна быть  иллюзия,  не  так
ли? Никогда я не  знал  раньше,  и  все  еще  не  знаю.  Грибы  почернели,
сморщились и опали, когда горячий зеленый  поток  добрался  до  них.  Наши
отражения в  зеркале  заколебались,  превратились  в  кляксы  доминирующих
цветов, слились воедино. Я снова взглянул вниз, но все  тонуло  в  тумане.
Потом  -  вверх,  где  что-то  почти  незаметно  изменилось.  Луна   стала
кроваво-красной и капала на нас. Мимо нее пролетела  падучая  звезда.  Еще
одна. И еще. Вскоре множество звезд дождем  посыпалось  с  небес.  Зеркало
треснуло, и мы с Джеком оказались стоящими в одиночестве на  нашем  конце,
наш облик вернулся к нам, а сильный порыв ветра с севера сдул туман прочь.
Другие тоже стали  ясно  видны,  в  прежнем  виде,  в  разбитом  на  куски
отражении. Звездопад поредел. Луна сделалась розовой, потом снова  вернула
себе цвет  масла  и  слоновой  кости.  Я  вздохнул  и  остался  на  месте,
почувствовал, как  Серая  Метелка  скользнула  по  мне  взглядом.  Зеленые
щупальца из костра начали застывать, подобно лаве. В какой-то  момент  мне
послышались из костра разнообразные звуки, издаваемые животными:  блеяние,
ржание, подвывание, скулеж,  резкий  лай,  несколько  разновидностей  воя,
кашель гигантской кошки, карканье, кошачий вопль. Потом воцарилась тишина,
только сам костер потрескивал и шипел.
     Я ощутил в  воздухе  знакомую  дрожь.  Настало  время  Открывания.  Я
оглянулся назад, на Джека, и понял, что он тоже это почувствовал.
     Ларри прополз еще на один фут вперед. Я смотрел на викария, когда  он
произносил завершающее заклинание. Увидел, как дернулась левая рука Графа.
Но, очевидно, викарий тоже это заметил, он наклонился и поднял  магическую
чашу. Что-то темное слетело с  кольца  Графа,  но  викарий  поймал  его  в
магическую чашу, и оно отразилось в ночную тьму. В любом случае, было уже,
наверное, поздно убивать этого человека, так  как  Открывание  определенно
началось. Викарий снова нагнулся, взял икону и положил ее Графу на  грудь.
Кольцо больше не вспыхивало. В общем, глядя на Ларри и Графа,  я  поневоле
испытал нечто вроде своеобразного уважения к этому  человеку.  Он  гораздо
лучше знал свое дело, чем я предполагал.
     - Джил, - позвал он, - теперь пустите в ход волшебную палочку.
     Джил достала из-под  своего  плаща  волшебную  палочку,  подняла  ее.
Странно, но свечение камня на  мгновение  перестало  усиливаться.  В  одно
мгновенье Джек тоже выхватил свою палочку, поднял ее и направил на  ту  же
цель. Я снова услышал тяжелые шаги, на этот раз они  приближались  к  нам.
Прямоугольник опять стал наливаться светом,  и  в  нем  открылась  великая
глубина, в которой плавали разноцветные огни. Крики из губительного костра
раздавались все громче: "Йа! Шаб-Ниггурат! Слава  Черному  Козлу!"  Музыка
тоже стала сильнее, а луна над головой сияла подобно маяку. Ларри полз все
дальше.  Справа  в  поле  зрения  появился  экспериментальный  человек   и
направился к нам. Я взглянул на Джека. На его лбу выступили капли пота.  Я
видел, что он  переливает  свою  силу  и  волю  в  волшебную  палочку,  но
Открывание продолжалось.
     Экспериментальный человек доковылял до нас.
     - Слав-на-я ко-шеч-ка, - произнес он,  останавливаясь  перед  Джеком,
что прикончило бы любого другого, но от него уже и так  пахло  смертью,  и
он, по-видимому, ни о чем не подозревал.
     Неожиданно  Открывание  остановилось,  Врата  отчасти  потеряли  свою
глубину.  Экспериментальный  человек  нагнулся  и  быстро  схватил   Серую
Метелку.
     - Слав-на-я ко-шеч-ка, - повторил он.
     Потом повернулся и пошел обратно, в том направлении, откуда появился.
     - Отпусти меня! - закричала она. - Я сейчас не могу уйти!
     Он уселся перед костром и начал ласкать ее. Ларри  продолжал  ползти,
теперь уже не останавливаясь.
     Врата снова приобрели глубину. Мне показалось, что я увидел щупальце,
шевельнувшееся внутри. Потом нечто большое и бесформенное поплыло  в  нашу
сторону.
     - Не слишком хорошо получается, - услышал я тоненький голосок.
     Я огляделся в поисках источника. Голова Бубона  вынырнула  из  левого
кармана куртки Джека.
     - Бубон, что ты здесь делаешь? - спросил я.
     - Я должен был это увидеть, - сказал он, - чтобы узнать, правильно ли
я поступил. Теперь я уже не вполне уверен.
     Да, это было щупальце,  тянущееся  из  темной  приближающейся  массы,
нащупывающее Врата...
     - Что ты хочешь сказать? - спросил я.
     - Я - крыса из стаи, - сказал он. - Я  подумал,  что  вы  остались  в
меньшинстве и у них больше орудий, а я хотел, чтобы победа была  на  вашей
стороне. Поэтому я сделал то единственное, что умел...
     - Что? - спросил я, уже начиная догадываться.
     Темная масса была  уже  гораздо  ближе,  я  чувствовал  густой  запах
мускуса, как от рептилии. Экспериментальный человек отпустил Серую Метелку
и встал. Он снова направился к нам. Ларри продвинулся гораздо дальше влево
от меня. Из Врат вынырнуло щупальце, пошарило кругом, наткнулось на правую
ногу Морриса, обвилось вокруг нее и  втащило  его  обратно  внутрь.  Через
мгновение оно вернулось за Маккабом. Послышались чавкающие звуки.
     - Я устроил так,  чтобы  они  потерпели  поражение,  после  того  как
избавятся от вас, - объяснил Бубон.
     - Как?
     Теперь появилась целая масса щупалец, и все они, извиваясь, ползли  к
Вратам.
     - Я прокрался вчера ночью,  -  сказал  Бубон,  -  и  поменял  местами
волшебные палочки.
     Мне показалось, что я  слышу  странные  звуки  кошачьего  смеха.  Так
трудно определить, когда они улыбаются.  Старый  кот  велел  мне  принести
палку...
     Carpe baculum: Хватай волшебную палочку.
     Я взвился в воздух, схватил ее зубами и вырвал из руки Джека. Я видел
его изумленное лицо, когда проделывал это. Ужасный  порыв  ветра  пронесся
мимо нас. Я услышал крик викария: "Нет!".  Текела  взлетела  вверх  с  его
плеча, хлопая крыльями.
     Повернув голову, я увидел, что Врата закрываются. Раздалось  рычание,
которым мог бы гордиться сам  Рычун,  и  Ларри  прыгнул  на  викария.  Они
покатились по земле, перекатились прямо через  Графа,  сбив  с  его  груди
икону. Затем мощный ветер подхватил их и понес к  закрывающимся  Вратам  и
дальше, в тоннель. У Джил был озадаченный вид, она продолжала  размахивать
закрывающей волшебной палочкой, ее волосы  и  плащ  развевались  и  летели
вперед. Джек взял себя в руки. Он потянулся к сумке, запустил в нее  руку,
вытащил бутылку портвейна, в  которой  сидели  ползуны,  и  швырнул  ее  в
тоннель, чтобы заклеить его. Потом широко улыбнулся мне.
     - В бурю любой порт хорош, - заметил он.
     Я чувствовал, как ветер толкает меня  вперед.  Ночной  Ветер  пытался
забиться за камень. В этот  момент  подошел  экспериментальный  человек  и
остановился перед нами, и давление ветра неожиданно ослабело.
     - Где Граф? - спросил он. - Неужели  Серая  Метелка  послала  его  за
нашим союзником?
     - Вон тот человек на земле! - ответил я. - Унеси его отсюда!
     Он прошел мимо нас, покачиваясь, но  не  уступая  ветру.  Наклонился,
ухватился за распростертое тело и поднял его на руки. Я бросил  взгляд  на
Врата. Они уже немного потемнели. Язычки пламени от  разбросанного  костра
горели в десятке мест, еще столько же точек мерцало  угольками.  Несколько
таких угольков мигнуло и погасло у меня на глазах.
     Джил уставилась на волшебную палочку, которую держала  в  руке,  и  я
видел по выражению ее лица, что она начала понимать.
     Я услышал из тени голос Серой Метелки:
     - Пошли! - крикнула она. - Уносим отсюда ноги!
     Бубон уже нырнул обратно в карман Джека, и мы  поспешили  последовать
ее совету. Одна единственная нота прозвенела  в  воздухе,  будто  разбился
хрустальный бокал. Камень снова  стал  пустым.  Резко  прекратился  ветер.
Голоса к этому моменту уже замолчали. Мы пошли на север  по  склону.  Луна
над нашими головами казалась огромной.
     - Идем! - подгоняла Серая Метелка, когда мы поравнялись с ней.
     И она  права.  Вершина  холма  будет  оставаться  опасным  местом  до
рассвета.
     Я обернулся и посмотрел назад, как раз вовремя,  чтобы  увидеть,  как
экспериментальный человек начал спускаться по южному склону, унося Графа.
     - Привет, кошка, - сказал я. - Я еще поставлю тебе обещанную выпивку.
     - Привет, пес, - ответила она. - Думаю, что не откажусь.
     Пошли под горку Джек и Джил [Слегка измененная строчка  стихотворения
из "Сказок Матушки Гусыни": Идут на горку Джек и Джил,  |  Несут  в  руках
ведерки. | Свалился Джек и нос разбил, | А Джил слетела с горки.]
Роджер Желязны. Ночь в тоскливом октябре.
перевод с англ. - ?
Zelazny, Roger (Joseph). A Night in the Lonesome October.
Предыдущая страница
1 ... 22 23 24 25 26 27 28  29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама