Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роберт Джордан Весь текст 2064.37 Kb

(5) Огни небес

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 177
	- Деарик видел слишком много мужчин и Дев, которые целыми днями сидели, уставясь в никуда, а потом бросали свои копья. Бросали копья!
	- И убегали, - негромко добавил Бэил. - Я сам видел - среди Гошиен, даже из моего собственного септа. И они бежали. А ты, Ган, видел таких у Тома-нелле. Все мы видели. По- моему, они ведать не ведали, куда бегут, знали лишь, от кого бегут.
	- Трусливые змеи! - рявкнул Джеран. Седые пряди серебрились в его светло-каштановых волосах - среди айильских клановых вождей не было молодых.
	- Гадюки-вонючки, шарахающиеся от собственной тени! - Едва заметное движение его голубых глаз к дальнему краю ковра пояснило, что эти слова относятся к Гошиен, а не только к тем, кто бросил свои копья.  Бэил двинулся было, собираясь подняться, лицо его стало еще жестче - если такое возможно, но мужчина рядом с ним успокаивающе положил ладонь ему на руку. Бруана из Накай отличали могучее сложение и сила, которой хватило бы на двух кузнецов, но характер у него был спокойный и мирный, что вовсе не походило на Айил.
	- Все мы видели убегающих воинов и Дев. - Голос его прозвучал лениво, а серые глаза смотрели сонно, однако Ранд знал, что это впечатление обманчиво: даже Руарк считал Бруана смертельно опасным бойцом и изворотливым тактиком.  По счастью, Бруан готов идти за Рандом в огонь и в воду, держа его сторону даже крепче Руарка. Но Бруан следует за Тем-Кто-Пришел-с-Рассветом; он не знал Ранда ал'Тора. - Видели, как и ты, Джеран. Тебе известно, как тяжело оказаться перед тем, что предстало им. Нельзя называть трусами тех, кто умер, выдержав испытания. Можно ли тогда называть трусами тех, кто по этой причине бежал?
	- Они не должны были узнать об этом, - пробурчал Ган. сжимая пальцами свою подушку с красными кистями, словно горло заклятого врага. - Это знание - для тех, кто вошел в Руидин и остался в живых.  Он произнес эти слова, ни кому не обращаясь, но предназначались они Ранду. Ведь именно Ранд открыл всем айильцам то, что мужчина узнавал среди стеклянных колонн на площади. Он сказал столько, что вожди и Хранительницы Мудрости не посмели изворачиваться, когда у них спросили обо всем прочем.  Если и оставался в Пустыне айилец, еще не узнавший правды, то он месяц ни с кем не разговаривал.
	Правда оказалась вовсе не такой, какой ее считало большинство, - не было славного наследия боевого прошлого. В самом начале Айил были беспомощными беженцами, спасавшимися от Разлома Мира. Конечно, любой, сумевший выжить в те дни, был беженцем, но сами Айил никогда не считали себя беззащитными. Но невыносимей всего другое - предки нынешних айильцев следовали Путем Листа, отказавшись от насилия даже для защиты собственной жизни. На Древнем Наречии Айил означало "преданный", "посвященный", и именно миру были посвящены, преданы Айил. Они же, сегодня называющие себя айильцами, оказались потомками тех, кто нарушил заповеди бессчетных поколений. Остался лишь единственный след прежних зароков: айилец скорей умрет, чем коснется меча. А они-то всегда верили, что этот обычай - часть их гордости, признак, отделяющий их от живущих за пределами Пустыни.  Ранд слышал, что. по утверждениям айильцев, народ их попал в необитаемую Пустыню в наказание за какой-то грех. Отныне айильцы знали, что это за грех. Мужчины и женщины, построившие Руидин и умершие здесь, те, кто в редких случаях, когда о них упоминали, называли Дженн Айил, кланом, которого нет, - именно они со времен, еще предшествовавших Разлому, хранили верность Айз Седай. Многим слишком тяжко осознавать, что все, во что веришь и верил, обернулось ложью.
	- Нужно было сказать, - промолвил Ранд. Они имели право знать. Нельзя жить во лжи. Их собственное пророчество гласило, что я принесу им раскол. И я не смог сделать иначе. Прошлого не вернуть; что сделано, того не переделаешь. Нужно думать о будущем. Кое- кто из этих людей меня не любит, некоторые ненавидят за то, что я не родился среди них, но они должны пойти за мной. Мне нужны они все. - Что слышно о Миагома?  Эрим, лежащий между Руарком и Ганом, покачал головой. Его некогда ярко-рыжие волосы изрядно поседели, но зеленые глаза глядели пронзительно и цепко, как у молодого. Крупные ладони, длинные и крепкие пальцы, широкие запястья свидетельствовали, что и руки его сильны по-прежнему.
	- Тимолан и своим ногам не позволит знать, куда собрался прыгнуть, пока от земли не оттолкнется.
	- Когда Тимолан был еще слишком молод для вождя, - сказал Джеран, - он пытался объединить кланы. У него ничего не вышло. Вряд ли ему придется по вкусу, что кому-то наконец удалось то, что не получилось у него.
	- Он придет, - сказал Руарк. - Тимолан никогда не считал себя Тем-Кто-Приходит-с- Рассветом. И Джанвин приведет Шианде. Но они будут выжидать. Вначале они должны сами все уразуметь и осознать.
	- Они должны свыкнуться с мыслью, что Тот-Кто-Пришел-с-Рассветом - мокроземец, - прорычал Ган. - Не обижайся, кар'а'карн. - В голосе вождя не было и следа раболепия - вождь ведь не король, равно как и вождь вождей. В лучшем случае - первый среди равных.
	- Со временем, думаю, придут и Дэрайн, и Кодарра, - спокойно сказал Бруан. И быстро - чтобы молчание не стало причиной для танца копий. Первый среди равных - и то не всегда. - Они больше других потеряли от откровения. - Этим словом айильцы стали называть долгие минуты ошеломления перед тем, как человек пытался бегством спастись от правды об Айил. - Пока Манделайн и Индириан всецело заняты тем, чтобы удержать свои кланы в единстве, и оба захотят своими глазами увидеть Драконов на твоих руках. Но они придут.  Не обсужденным остался лишь один клан, который не хотелось упоминать ни одному из вождей.
	- Какие новости о Куладине и о Шайдо? - спросил Ранд.
	Ответом ему была тишина, в которой будто издалека несколько раз горько и тихо вздохнула арфа. Каждый выжидал, когда заговорит другой, и каждый явно чувствовал неловкость - насколько она заметна у айильца. Джеран хмуро разглядывал ноготь большого пальца, Бруан поигрывал серебристыми кистями своей зеленой подушки. Даже Руарк изучал узоры на ковре.  В напряженной тишине грациозной походкой вошли облаченные в белое мужчины и женщины. Они налили вина в отделанные серебром кубки, поставив их возле каждого вождя, разнесли маленькие серебряные тарелочки с редкими в Пустыне оливками, белым овечьим сыром и бледными морщинистыми орехами, которые айильцы называли пекара. Из-под бледных капюшонов виднелись лица - непривычные для айильцев кротость и потупленные взоры.  Захваченные в битве или во время набега, гай'шайн давали клятву служить с покорностью год и один день, не касаясь оружия, не чиня насилия, и в конце концов возвращались в свой клан и септ, будто ничего не случилось. Странный отголосок Пути Листа. Так требовал джиитох, честь и долг, а для айильца нет ничего хуже, чем нарушить джиитох. Возможно, кто-то из гай'шайн прислуживает своему клановому вождю, но ни тот ни другой, пока длится оговоренный срок, не выдаст знакомства даже взглядом, будь то хоть сын или дочь.  У Ранда вдруг возникла мысль, что именно поэтому кое-кто из айильцев так тяжело воспринял открытую им правду. Этим людям представлялось, что их предки дали обет гаишайн не только от себя, но и от имени последующих поколений. И эти поколения - все, до нынешних дней, - взяв в руки копье, нарушили джиитох. Тревожили ли когда-нибудь подобные мысли мужчин, собравшихся здесь с Рандом? Для айильцев джиитох - крайне серьезное дело.  Мягко, почти бесшумно, гаишайн удалились. Ни к еде, ни к вину ни один из клановых вождей не притронулся.
	- Есть хоть какая-то надежда, что Куладин встретится со мной? - Ранд знал, что никакой надежды нет: он перестал отправлять предложения о встрече, как только узнал, что Куладин заживо сдирает с гонцов кожу. Но так можно разговорить других.
	Ган фыркнул:
	- От него мы получили одно известие. В следующий раз, как увидит, он сдерет с тебя шкуру. Разве похоже, что он намерен вести беседы?
	- Могу я отколоть Шайдо от него?
	- Они идут за Куладином, - сказал Руарк. - Он вообще не вождь, но они считают его вождем. - Никогда Куладин не ступал меж тех стеклянных колонн; и он до сих пор, видимо, сам верил, как и заявлял, будто все сказанное Рандом - ложь. - Куладин утверждает, будто он - Кар'а'карн, и они верят ему. Девы из Шайдо, которые явились сюда, пришли из-за принадлежности к Фар Дарайз Май и потому, что именно Фар Дарайз Май оберегают твою честь. Больше из Шайдо не придет никто.
	- Мы высылаем разведчиков наблюдать за ними, - сказал Бруан, - и Шайдо убивают их, когда могут. Этим Куладин бросил семена мести, ему уже полдюжины родов кровные враги, но нет никаких признаков, что он намерен атаковать нас здесь. Я слышал, он заявил, что мы своим присутствием оскверняем Руидин, а напасть на нас здесь - значит усугубить этот грех.  Эрим хмыкнул и примял локтем подушку.
	- Это значит, что здесь хватает копий, чтобы убить каждого Шайдо дважды, да еще и останется.- Он сунул в рот ломтик белого сыра и, жуя, прорычал: - Шайдо всегда были трусами и ворами.
	- Бесчестные собаки, - в один голос проговорили Бэил и Джеран и воззрились друг на друга, будто каждый подозревал, что другой готовит ему какой-то подвох.
	- Бесчестные или нет, - тихо заметил Бруан, - число сторонников Куладина растет. - Говорил он спокойно, но, перед тем как продолжить, сделал большой глоток из своего кубка. - Вы все знаете, о чем я говорю. После откровения некоторые из убежавших не бросили копья. Они присоединились к своим сообществам у Шайдо.
	- Ни один из Томанелле не порвал со своим кланом, - рявкнул Ган.
	Бруан посмотрел мимо Руарка и Эрима на вождя клана Томанелле и медленно произнес:
	- Так случилось в каждом клане. - Не ожидая, пока кто-то усомнится в его словах, он оперся на подушку и продолжил: - Об ушедших нельзя сказать, что они порвали с кланом. Они присоединились к своим сообществам. Как Девы из Шайдо, которые пришли сюда, к своему здешнему Крову.  Кое-кто заворчал, но в спор не вступил. Правила, касающиеся айильских воинских сообществ, были сложны и запутаны, и в каком-то отношении их члены были связаны с сообществом крепче, чем с кланом. К примеру, члены одного сообщества не станут сражаться друг с другом, даже если между их кланами кровная вражда. Некоторые мужчины не женились на близкой родственнице товарища по своему воинскому сообществу - как если бы она была близкой кровной родней им. Об обычаях Фар Дарайз Май, Дев Копья, Ранду даже задумываться не хотелось.
	- Мне нужно знать о намерениях Куладина, - сказал он вождям. Куладин все равно что бык с осой в ухе - может кинуться куда угодно. Ранд помедлил.
	- Не будет ли нарушением чести послать людей присоединиться к их сообществам у Шайдо? - Объяснять, что он имеет в виду, не понадобилось. Собеседники напряглись, даже Руарк; в глазах их появился холод, чуть ли не прогнавший жару из комнаты.
	- Шпионить таким образом, - при слове "шпионить" Эрим скривил губы, будто оно оказалось мерзким на вкус, - все равно что шпионить за собственным септом. Никто из понимающих, что значит честь, на такое не пойдет.  Ранд удержался от вопроса, не найдется ли кто с чуть менее чувствительной честью. У айильцев чувство юмора - штука странная, зачастую жестокая, но кое о чем с ними никогда не стоит шутить. Не ровен час, они вообще не поймут, что тут смешного.
	Чтобы сменить тему, Ранд спросил:
	- Есть какие-нибудь вести из-за Драконовой Стены? Ответ он уже знал: подобные новости разлетаются быстро даже среди такого множества айильцев, что собрались у Руидина.
	- Ничего, о чем стоило бы упомянуть, - отозвался Руарк. - Из-за беспорядков у древоубийц мало купцов явилось в Трехкратную Землю. - Так айильцы называли Пустыню - наказание за их грех, испытание их мужества и наковальня, где им придадут форму. Древо- убийцами айильцы называли кайриэнцев. - Драконово знамя по-прежнему развевается над Тирской Твердыней.  Тайренцы двигаются на север в Кайриэн, чтобы, как ты приказал, раздать еду древоубийцам. Больше ничего.
	- Лучше бы эти древоубийцы подохли с голоду, - пробурчал Бэил, и Джеран захлопнул рот. Ранд заподозрил, что тот собирался сказать нечто очень близкое словам Бэила.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 177
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама