Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роберт Джордан Весь текст 2064.37 Kb

(5) Огни небес

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 177
 Robert Jordan "The Fires of Heaven"
	Роберт Джордан "Огни небес"
	
	Перевод с английского  Т. Велимеева, А. Сизикова
	
	
	Харриет 
	
	Мой Свет - свет ее глаз
	
	
	ТОМ I 
	
	
	ПРОЛОГ. Падают первые искры
	
	Сидя за широким письменным столом, Элайда доАврини а'Ройхан рассеянно теребила наброшенный на плечи длинный семиполосный палантин, палантин Престола Амерлин. На первый взгляд многие сочли бы Элайду красивой, если бы не суровость лица, лица Айз Седай без следов прожитых лет, однако очень скоро становилось ясно: хмурая сосредоточенность не связана с серьезностью обсуждаемого сейчас дела, она не оставляет ее никогда. Но сегодня в лице Элайды было заметно и нечто большее, а в темных глазах вспыхивал гневный огонек. Но заметил ли кто его?
	Элайда почти не слушала женщин, сидевших перед ней на табуретах. Ряды разноцветных платьев - от белого до темно-бордового, из шелка или тонкой шерсти, сообразно склонностям и желаниям, - и на всех, кроме одной, - шали с Белым Пламенем Тар Валона по центру, отороченные цветной бахромой, соответствующей Айя обладательницы. Так положено по этикету, ибо сейчас здесь собрался Зал Башни. Обсуждали донесения и слухи о событиях в мире, стараясь отсеять факты от шелухи вымыслов, стремясь определить отношение Башни к происходящему и выбрать надлежащую линию действий, но редко кто- то из присутствующих обращал взор на женщину за столом - ту, которой они поклялись подчиняться. Но и они не занимали мысли Элайды. Сидящие напротив нее не понимали, что же важно на самом деле. Точнее, понимали и страшились заговорить об этом.
	- По-видимому, в Шайнаре что-то происходит. - Это была Данелле, хрупкая, часто будто витающая в облаках Коричневая сестра - единственная присутствующая здесь от своей Айя. Зеленую и Желтую Айя тоже представляло по одной сестре, и ни одной из трех этих Айя радости подобное обстоятельство не доставляло. Голубых не было вовсе. Сейчас большие голубые глаза Данелле смотрели куда-то в пространство; на щеке виднелось нестертое чернильное пятнышко, а темно-серое шерстяное платье было помято. - Какие-то слухи о приграничных стычках. Не с троллоками, и не с айильцами, хотя, вероятно, набеги через Найамские Перевалы участились и стали более жестокими. Стычки между шайнарцами. Необычно для Пограничных Земель. Друг с другом они сражаются редко.
	- Если они затеяли гражданскую войну, то выбрали самое подходящее время, - холодно заметила Алвиарин. Высокая и стройная, в белом шелке, она одна сидела без шали. Облегающий ее плечи палантин тоже был белым; цвет указывал, из какой Айя она назначена на пост Хранительницы Летописей. Из Белой. Не из Красной, к которой прежде принадлежала Элайда, что шло вразрез с традициями. Белые сестры всегда оставались холодны. - Троллоки же будто совсем исчезли. Все Запустение, кажется, затихло и присмирело настолько, что сдержать его по силам двум фермерам и одной послушнице.  Костлявые пальцы Теслин зашуршали по бумагам, лежащим у нее на коленях, но на свои записи она не взглянула. Она была одной из четверки присутствующих здесь Красных сестер - больше, чем из любой другой Айя, - и отличалась не меньшей суровостью и строгим блеском в глазах, чем Элайда, но вряд ли кто назвал бы ее красивой.
	- Вероятно, было бы лучше, чтобы оно не настолько притихло, - промолвила Теслин с сильным иллианским акцентом. - Этим утром я получила сообщение. Маршал-Генерал Салдэйи отправил в поход армию. И не в Запустение, а в противоположную сторону. На юго-восток. Он бы ни за что так не поступил, если б Запустение не казалось уснувшим.
	- Значит, просочились слухи о Мазриме Тайме. - Таким же недрогнувшим голосом Алвиарин обсуждала бы и погоду, и цены на ковры, а не потенциальную катастрофу. Столько сил ушло, чтобы схватить Таима, и не меньших трудов потребовало сокрытие в тайне его бегства. Ничего хорошего не будет для Башни, узнай весь мир о том, что Айз Седай не сумели удержать в своих руках пойманного Лжедракона. - И по-видимому, королева Тенобия, или Даврам Башир, или они оба полагают, что в деле с Таимом на нас больше нельзя полагаться.  При упоминании Таима повисла гнетущая тишина. Мужчина, способный направлять Единую Силу. Он был уже на пути в Тар Валон, где его ждало немедленное укрощение, где его навсегда отсекли бы от Истинного Источника, и тем не менее ему удалось вырваться на свободу. Однако не это событие обуздало языки присутствующих. Одно лишь существование мужчины, способного направлять Единую Силу, было страшным проклятием; поиски подобных мужчин были главной целью Красной Айя, а все прочие Айя помогали по мере сил. Но теперь большинство сидящих перед столом женщин беспокойно заерзали на табуретах, стараясь не встречаться взглядами, потому что разговор о Тайме слишком близко подводил к иной теме, к теме, которую никому не хотелось обсуждать. Даже Элайда почувствовала, как к горлу подкатила желчь.  Алвиарин же, по всей видимости, не испытывала схожего чувства. Уголок ее рта мимолетно дрогнул, то ли в намеке на улыбку, то ли в гримасе.
	- Я удвою наши усилия для поимки Таима. И предлагаю отправить сестру к Тенобии, в советницы. Такую, которая привыкла преодолевать упрямство и склонность перечить, присущие этой молодой женщине.  Тут и другие поспешили прервать тягостное молчание.
	- Да! Советница Айз Седай ей необходима, - оправив на хрупких плечах шаль с зеленой бахромой, сказала Джолин и улыбнулась, хотя улыбка ее и оказалась несколько натянутой. - Причем такая, которая справится с Баширом.  На Тенобию он оказывает излишне большое влияние. Он должен вернуть свою армию. Туда, где она будет нужнее, когда проснется Запустение.  Слишком многое открывалось взору в вырезе платья, еле прикрытого шалью, а бледно- зеленый шелк чересчур облегал тело, чересчур обрисовывал его. И, как представлялось Элайде, чересчур часто Джолин улыбалась. Особенно мужчинам. Вечно эти Зеленые улыбаются мужчинам.
	- Не хватало нам сейчас еще одной армии в походе, - быстро сказала Шимерин, Желтая сестра. Этой полноватой женщине каким-то странным образом почти никогда не удавалось выдерживать внешней невозмутимости, характерной для Айз Седай. И слишком часто, особенно в последнее время, у ее глаз собирались тревожные морщинки.
	- И нужно послать кого-то в Шайнар, - добавила Джавиндра, еще одна Красная. Несмотря на гладкие щеки, ее угловатое лицо своей жесткостью наводило на мысль о молотке. Голос Джавиндры звучал резко и жестко. - Мне не нравится подобная смута в Пограничье. Хуже не придумать, если через ослабевший во внутренних сварах Шайнар прорвутся троллочьи орды.
	- Скорей всего, - согласно кивнула Алвиарин. - Но ведь в Шайнаре есть наши агенты. У Красных, я уверена, есть. И у прочих, пожалуй? - Четверо Красных сестер неохотно кивнули. Больше никто. - Пусть они и предупредят нас, если небольшие споры перейдут в нечто такое, что обеспокоит нас.  Не составляло тайны, что каждая Айя, кроме углубленной в логику и философию Белой, во всех государствах имела свои глаза и уши, хотя сеть осведомителей Желтой Айя считалась самой слабой и незначительной. Последнее объяснялось просто: что Желтые могут узнать о болезнях или Исцелении от тех, кто не способен направлять? У отдельных сестер были свои доверенные люди, но их оберегали еще больше, чем агентов Айя. Самая густая и разветвленная сеть конфидентов, как личных, так и самой Айя, принадлежала Голубым сестрам.
	- Что касается Тенобии и Даврама Башира,- продолжала Алвиарин, - то все согласны, что эти трудности будут преодолены посланными к ним сестрами? - Едва Восседающие успели кивнуть, как она продолжила: - Хорошо. С этим все. В самый раз будет Мемара - она не станет слушать всякой ерунды от Тенобии и в то же время не позволит ей увидеть накинутую на нее узду. Далее, есть ли у кого-нибудь известия из Арад Домана или Тарабона? Если мы срочно не предпримем чего-нибудь, то очень скоро обнаружим, что от Бандар Эбана до Побережья Тени господствуют Пейдрон Найол и Белоплащники. Эванеллейн, у тебя есть что сказать?
	Арад Доман и Тарабон пылали в пламени гражданской войны, если не хуже.
	От прежнего порядка не осталось ничего, никто не подчинялся никакому закону.  Но хуже всего другое - порядка не было нигде. Элайду весьма удивило бы, если бы его удалось восстановить.
	- Только слухи, - отозвалась Серая сестра. Ее шелковое платье под цвет бахромы шали было превосходно сшито и имело глубокий вырез. Элайде часто приходило в голову, что Эванеллейн следовало бы избрать Зеленую Айя - уж очень много внимания она уделяла своей внешности и нарядам. - Чуть ли не каждый в этих несчастных странах - беженец, бежали те, кто мог бы отослать нам сообщения. По-видимому, Панарх Аматера исчезла, и в ее исчезновении, возможно, замешаны Айз Седай...
	Пальцы Элайды сжали палантин. На лице ее чувства не отразились, но в глазах зажегся опасный огонек. Хватит обсуждать салдэйскую армию. Хорошо хоть Мемара из Красных. Удивительно. Но они даже не поинтересовались ее, Элайды, мнением. Просто "с этим все". От этих мыслей Элайду не отвлекла даже ошеломляющая возможность того, что к исчезновению Панарха причастны Айз Седай - если только это не одна из тысячи неправдоподобных россказней, дошедших с западного побережья. От Океана Арит до Хребта Мира повсюду найдется какая-нибудь Айз Седай, к тому же от Голубых теперь всего можно ожидать. И двух месяцев не прошло, как все они на коленях клялись ей в верности - как олицетворению Белой Башни. А что теперь? Принимают решения, даже не удостоив ее взглядом!
	В Белой Башне кабинет Амерлин располагался на среднем уровне, однако эта комната являлась центром Башни, как сама башня цвета выбеленной кости была ядром громадного города на острове, который покоился в объятиях реки Эринин. Центром города Тар Валон. А Тар Валон - центр всего мира - или должен им быть. В самой этой комнате присутствовал отпечаток власти, того могущества, коим обладали женщины, занимавшие эти апартаменты на протяжении жизни многих поколений. Пол здесь был из полированного краснокамня, вывезенного из Гор Тумана, камины сложены из тесаного золотистого кандорского мрамора, стены обшиты панелями из бледного дерева с необычными полосами, богато украшенными причудливой резьбой. Резным неведомым птицам и зверям было более тысячи лет. Выходившие на балкон над личным садом Амерлин высокие сводчатые окна обрамлял камень, блестевший точно жемчуг. Этот камень, спасенный из безымянного города, во время Разлома Мира, поглощенного mopem Штормов, был известен во всем мире. Комната олицетворяла власть, несла на себе отблеск всех Амерлин, которые на протяжении почти трех тысячелетий заставляли владык и королей исполнять их волю. Порой бывало достаточно одного слова. А эти... Они даже не удосужились спросить ее мнения!  Подобное оскорбительное само по себе пренебрежение стало повторяться слишком часто. Хуже и, вероятно, горше всего то, что они узурпировали власть, нисколько не задумавшись. Им известно, как палантин оказался на плечах Элайды, ведь именно их поддержка возложила на нее этот знак достоинства Амерлин. Да и самой Элайде все это слишком хорошо известно. Но они позволили себе чересчур многое. Необходимо что-то предпринять. Так дальше продолжаться не может. Но еще не время.
	Кабинет, насколько возможно, Элайда обустроила ныне в своем вкусе:
	резной стол с витиеватой резьбой в виде строенных колец, тяжелое кресло, на спинке которого над темными волосами Элайды снежной белизной светилась большая эмблема Пламени Тар Валона, выложенная драгоценной поделочной костью. На столе, на равном, точно выверенном расстоянии одна от другой стояли три шкатулки, расписанные лаком в алтарской манере. В одной из них Элайда хранила лучшие миниатюры из своей коллекции гравюр. В белой вазе на простом постаменте у стены рдели розы, наполняя кабинет свежим благоуханием.  С тех пор как на Престол Амерлин возвели Элайду, еще не было дождей, но благодаря Силе розовые бутоны всегда оставались нежными и не увядали. А цветы Элайда любила. Их ведь так легко подрезать и заставить быть красивыми.  В кабинете висели две картины. Чтобы увидеть их, Элайде достаточно было приподнять голову. Остальные избегали смотреть на них; из всех присутствующих в кабинете Элайды Айз Седай одна Алвиарин осмеливалась бросить на них взор.
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 177
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама