Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роберт Джордан Весь текст 2064.37 Kb

(5) Огни небес

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 177
	А потом Моргейз спасла и саму Алтейму, и ее планы:
	- Вы говорите, ваш муж в растерянности и не может ни на что решиться в отношении Ранда ал'Тора. А вы сами?
	Алтейма чуть не вздохнула облегченно. Пусть с этим Гейбрилом Моргейз ведет себя как наивная девчушка с фермы, но когда дело касается возможной опасности ее королевству или ее власти, здравый смысл при ней.
	- В Твердыне, конечно, я внимательно за ним наблюдала. - Зароним семена, если надо. - Он способен направлять Силу, а мужчину, способного направлять, всегда следует опасаться. Тем не менее он - Возрожденный Дракон.  Сомневаться нельзя. Твердыня пала, и тогда Калландор был в его руке.  Пророчества... Боюсь, решать, как быть с Возрожденным Драконом, лучше другим, тем, кто мудрее меня. Я просто страшусь оставаться там, где правит он. Даже Благородной Леди Тира не сравниться в смелости с королевой Андора.  Золотоволосая женщина пронзила Алтейму испытующим взглядом, отчего та испугалась, уж не переборщила ли она с лестью. Кое-кому не нравится, когда им льстят в глаза. Но Моргейз просто откинулась на спинку стула и отхлебнула вина.
	- Расскажите мне о нем. Об этом человеке, которому суждено спасти нас и, спасая, уничтожить.
	Вот он, успех! Или, по крайней мере. первый шаг к успеху.
	- Если оставить в стороне Силу, то все равно он - человек опасный.
	Пусть лежащий лев кажется ленивым. сонным, стоит ему напасть, и он весь - мощь, быстрота и натиск. Ранд ал'Тор кажется простодушным, но не ленивым, наивным, но не сонным, а уж когда он нападает... У него начисто отсутствует должное уважение к положению человека в обществе, никакого почтения ни к кому. Я ничуть не преувеличила, говоря, что он лордов вешает. Он - рассадник анархии. В Тире, по введенным им новым законам, даже Благородного Лорда или Леди могут вызвать в суд, оштрафовать или, что еще хуже, заставить отвечать на обвинения какого-нибудь убогого крестьянина или жалкого рыбака. Он...  Алтейма продолжала, строго придерживаясь того, что считала правдой; когда нужно, она могла излагать правду так же живо и непосредственно, как и лгать. Моргейз потягивала вино и слушала. Со стороны можно было решить, что она сидит в непринужденной позе, предается праздности, но Алтейма видела по глазам королевы, как та ловит и впитывает каждое слово.
	- Только поймите,- закончила рассказ Алтейма,- что я лишь затронула внешнее. Это поверхностный рассказ. О Ранде ал'Торе и его делах в Тире можно говорить часами.
	- Мы найдем время поговорить, - сказала Моргейз, и Алтейма мысленно улыбнулась. Вот это точно успех. - Верно ли, - продолжила королева, - что он привел с собой в Твердыню айильцев?
	- О да! Громадные дикари, лица у них почти всегда скрыты. И женщины, даже они готовы в любой момент убить. Бегали за ним, будто псы, устрашая всех, и похватали в Твердыне все, что им приглянулось.
	- Я считала, это просто дикий слух, чистая выдумка, - размышляла вслух Моргейз. - Весь прошлый год ходили слухи об айильцах, но они двадцать лет не выходили из Пустыни, с самой Айильской Войны. Миру уж точно незачем, чтобы Ранд ал'Тор вновь спустил на нас айильцев. - Взгляд королевы опять обрел пронзительность. - Вы сказали "бегали". Они разве ушли?
	Алтейма кивнула:
	- Как раз перед тем, как я оставила Тир. И он ушел вместе с ними.
	- С ними! - воскликнула Моргейз. - Я боялась, он сейчас в Кайриэне...
	- У тебя гостья, Моргейз? Следовало бы известить меня, я должен поприветствовать ее.
	В комнату вошел крупный, рослый мужчина; шитый золотом красный шелковый кафтан подчеркивал массивные плечи и широкую грудь. Алтейме незачем было видеть сияющее лицо Моргейз, чтобы понять: это и есть тот самый лорд Гейбрил. Об этом сказала уверенность, с которой он перебил королеву. Гейбрил поднял палец, и женщина в ливрее присела в реверансе и быстро вышла. И он не спросил у Моргейз разрешения отпустить ее слуг. Он был загадочно красив, просто неправдоподобно, и его красоту еще больше подчеркивали белые пряди на висках.
	Согнав с лица всякое выражение, Алтейма нацепила минимально приветливую улыбку - в самый раз для престарелого дядюшки, не имеющего никакой власти, без всякого богатства и влияния. Пусть этот Гейбрил ослепителен, но, даже не принадлежи он Моргейз, он не тот мужчина, которым Алтейма попыталась бы манипулировать. Если только не останется иного выхода. От Гейбрила исходили волны могущества и силы и, наверное, даже большие, чем от Моргейз.  Гейбрил остановился возле Моргейз и привычным движением положил ладонь на ее обнаженное плечо. Она подвинулась, склонила голову, коснулась щекой его руки, но Гейбрил не сводил глаз с Алтеймы. Ей было не привыкать к взглядам мужчин, но эти глаза заставили ее встревожиться - слишком они были проницательны и видели многое, заглядывали глубоко, в самые сокровенные мысли.
	- Вы приехали из Тира? - От звука его глубокого голоса у Алтеймы мурашки побежали по спине; кожу обдало холодом, будто Благородную Леди окунули в ледяной, пробирающий до костей ручей. Но, как ни странно, через миг ее тревога растаяла.
	Ответила Гейбрилу Моргейз. Алтейма же под его внимательным взором будто языка лишилась.
	- Гейбрил, это Благородная Леди Алтейма. Она мне о Возрожденном Драконе рассказывала. Алтейма была в Тирской Твердыне, когда та пала. Гейбрил, там в самом деле были айильцы...
	Чуть сжав пальцы, он прервал ее. Гнев вспыхнул на лице Моргейз, но тут же исчез, сменившись адресованной Гейбрилу лучезарной улыбкой.  Взор Гейбрила, пронзающий Алтейму, вновь окатил ее дрожью, и на этот раз она глубоко вздохнула.
	- Должно быть, долгая беседа утомила тебя, Моргейз, - произнес он, не отрывая взгляда от Алтеймы. - Ты очень устала. Ступай в свою спальню и поспи. Ступай. Отдохни, я потом тебя разбужу.  Моргейз тут же встала, продолжая преданно улыбаться Гейбрилу. Взгляд ее будто заволокло легкой дымкой.
	- Да, я устала, Гейбрил. Пойду вздремну. Она плавной походкой вышла из комнаты, не взглянув на Алтейму, но внимание той было приковано к Гейбрилу.  Сердце ее билось все быстрее; дыхание участилось. Он несомненно самый красивый мужчина, которого она видела. Сильнее всех, внушительнее всех... Он - самый могущественный, самый величественный. Все "самое-самое" водопадом обрушилось в ее разум.
	На уход Моргейз Гейбрил обратил не больше внимания, чем Алтейма. Он уселся на стул, на котором сидела королева, откинулся на спинку, вытянул ноги в высоких сапогах.
	- Расскажи-ка мне, Алтейма, зачем ты явилась в Кэймлин. - Вновь ее пробрал озноб. - Абсолютную правду, но коротко. Если я захочу, детали изложишь потом.
	Она не колебалась.
	- Я пыталась отравить мужа и вынуждена была бежать, пока Тедозиан и эта шлюха Истанда не успели в отместку убить меня или чего похуже учинить. Ранд ал'Тор не мешал их намерениям, видимо, в назидание. - Рассказывая, она ежилась от страха. Не потому, что это было правдой, которую она скрывала. А потому, что обнаружила: больше всего на свете ей хочется ублажить Гейбрила и она страшится, что он прогонит ее прочь. Но ему нужна правда. - Кэймлин я выбрала по той причине, что не переношу Иллиан. Пусть для меня Андор немногим лучше Иллиана, но ведь Кайриэн чуть ли не в руинах. В Кэймлине же я могу найти мужа побогаче или того, который, если понадобится, станет моим покровителем, А потом я смогу использовать его власть и влияние.
	Взмахом руки Гейбрил остановил ее и усмехнулся:
	- Порочная кошечка, но премиленькая. Вероятно, настолько хорошенькая, чтобы оставить ее при себе. Только сточить клыки и затупить коготки. - Внезапно лицо его стало еще внимательнее. - Расскажи мне, что тебе известно о Ранде ал'Торе. Особенно о его друзьях, если они у него есть. О его спутниках, союзниках.
	Алтейма говорила и говорила, пока у нее не пересохло в горле и она не охрипла. Лишь когда Гейбрил велел ей, она подняла кубок и отпила вина. Потом вновь стала рассказывать. Она сумеет понравиться ему. Сумеет угодить ему.  Она ублажит его так, как Моргейз и думать не смеет.  Горничные, прибиравшие в опочивальне, поспешно присели в реверансе, удивленные появлением Моргейз в неурочный утренний час. Она жестом отослала их и, не снимая платья, забралась на кровать. Некоторое время Моргейз лежала, разглядывая позолоченную резьбу на кроватных столбиках. Там не было львов Андора, только розы. Из- за Андорской Короны Роз, но цветы нравились ей больше львов.
	Хватит упрямиться, пожурила себя Моргейз и задумалась - с какой стати этот упрек? Она сказала Гейбрилу, что устала и... Или это он ей сказал? Быть того не может. Она - королева Андора, и ни один мужчина не смеет ей указывать. Гарет. Почему она сейчас подумала о Гарете Брине? Уж он-то точно никогда не указывал ей, что делать. Капитан- Генерал гвардии королевы повинуется королеве, а никак не наоборот. Но он, бывало, и упрямился, стоял на своем - не сдвинешь, пока она не передумает. Почему я о нем думаю? Мне хочется, чтобы он был тут. Что за нелепость. Ведь она сама отослала его - за то, что он возражал ей. Против чего он возражал, казалось сейчас не совсем ясным, но это и неважно. Он ей перечил. Чувства, которые она испытывала к Брину, Моргейз припоминала смутно, словно годы миновали с той поры, как он уехал. Но ведь он был рядом с ней совсем недавно. Какие там несколько лет!  Хватит упрямиться!
	Глаза Моргейз закрылись, и она провалилась в сон. Она заснула, и ей снился бесконечный сон - она убегает от чего-то ей невидимого.
	
	
	ГЛАВА 2. Руидин
	
	Опершись поднятыми руками об оконную раму, Ранд ал'Тор выглянул из высокого окна, рассматривая раскинувшийся внизу город Руидин. Стекла в окне, если они когда и были, не сохранились. Вытянувшиеся тени круто клонились к востоку. В комнате тихо играла бардовская арфа. Пот, едва выступив на лице, тотчас испарялся; красная шелковая куртка, влажная между лопаток, была расстегнута в тщетной попытке ослабить духоту, а рубашка расшнурована до середины груди. Ночь в Айильской Пустыне могла быть морозно-холодной, но днем от слабого ветерка не стоило ждать даже легкой свежести.  С рук, широко расставленных в стороны и лежащих на гладком камне оконной рамы, спали рукава куртки, открыв взорам предплечия Ранда - вокруг них обвились необычные создания. Два змеевидных, золотогривых существа с горящими, точно солнце, глазами, сияли ало-золотой чешуей, на каждой лапе поблескивало по пять золотых когтей. Чудища эти не были татуировкой, они стали частью его кожи. Блестя драгоценным металлом и самоцветами, в свете клонящегося к закату дня они казались живыми.  Для народа, жившего по эту сторону горного кряжа, называемого то Драконовой Стеной, то Хребтом Мира, знаки эти отмечали юношу как Того-Кто-Пришел-с-Рассветом. И, согласно Пророчествам, для всех за Драконовой Стеной меты эти, как и выжженные на ладонях цапли, свидетельствовали: он - Дракон Возрожденный. И то и другое предвещало ему одну участь: объединить, спасти - и уничтожить.  Если б мог, Ранд с радостью позабыл бы эти слова, но времена неведения, если когда и были, остались далеко в прошлом, теперь он и не думал об этом.  А если изредка и приходила в голову этакая идея, то со слабым сожалением - так мужчина вспоминает о неразумных мечтах детства. А ведь он помнил чуть ли не каждую минуту мальчишеских лет - он едва успел переступить ту грань, что отделяет взрослую жизнь от детства. И теперь Ранд старался думать только об одном: что он должен сделать. Судьба и долг не позволяли свернуть с предначертанного пути, точно поводья в руке беспощадного всадника, но ведь Ранда частенько называли упрямцем. Дорога должна быть пройдена, но если можно добраться до ее конца разными путями, то - кто знает? - вдруг это еще и не конец. Шансов на такой исход мало. Точнее, почти ни одного. Пророчества требовали его крови.
	За окном лежал Руидин, выжигаемый по-прежнему безжалостным солнцем, хоть оно и спускалось уже к скалистым горам - голым, почти без единого клочка зелени. В этом суровом, изломанном краю, где земля потрескалась от зноя, где люди убивали и умирали за крохотную - перешагнуть можно - лужицу воды, никто и не подумал бы искать громадный город. Его давным-давно исчезнувшие строители не закончили своей работы. Тут и там поднимались невероятно высокие здания, уступчатые и гладкостенные дворцы иногда обрывались неровной кирпичной кладкой на восьмом-десятом этаже. Много выше парили башни, но взор то и дело натыкался на недостроенные громады. С четверть некогда исполинских зданий с толстыми колоннами и бесчисленными окнами из цветного стекла лежали, будто разбросанные булыжники, поперек широких проспектов, посреди которых тянулись полосы голой земли, земли, никогда не знавшей деревьев, для которых она предназначалась. Изумительные фонтаны сухи, как и сотни сотен лет. И весь труд затрачен впустую, строители умерли, так и не завершив своей работы. Но порой Ранда посещала мысль, что город лишь начали возводить - для того, чтобы его нашел он.  Ишь возгордился, подумал Ранд. Столько гордости - наверняка я уже наполовину спятил. Ранд не удержался и криво усмехнулся. С мужчинами и женщинами. пришедшими сюда давным-давно, были Айз Седай, и кому, как не им, знать "Кариатонский цикл", Пророчества о Драконе. Или, что более вероятно, они-то и написали Пророчества. Высоковато залетел, а? Голова не кружится?  Прямо под окном раскинулась просторная площадь, которую сейчас наполовину объяла протянувшаяся тень; там беспорядочными грудами были свалены статуи и кристаллические кресла, престранные вещицы и удивительные фигурки из металла, камня, стекла - Ранд ничему не мог дать названия. Их разбросало так, словно здесь бушевала буря. Даже тени казались прохладными лишь в сравнении с залитыми солнцем улицами. Мужчины в груботканой одежде - не айильцы, - обливаясь потом, грузили на фургоны вещи, которые выбирала невысокая стройная женщина в шелковом платье чистейшего голубого цвета. Она плавно, с прямой спиной переходила от предмета к предмету, будто тягостная жара не давила на нее, как на других, хотя голову ее охватывало влажное полотно. Она просто не позволяла себе страдать от нещадного солнца. Ранд готов был поспорить, что женщина даже не вспотела.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 177
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама