Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Геннадий Гор Весь текст 92.31 Kb

Мальчик

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8
общение.
     Мне захотелось узнать побольше о юрском периоде, и я  попросил  мать,
чтобы она принесла мне учебник палеонтологии, по которому  учился  старший
брат,  когда  был  студентом.  Мать  учебника  не  нашла  и  принесла  мне
<Палеонтологию позвоночных>.
     И  тут  я  узнал  о  странном  факте,  который  меня  прямо   потряс.
Оказывается, в юрском  периоде  существовал  динозавр,  имевший  маленькие
передние ноги с подчеркнутой хватательной функцией и не имевший  зубов.  И
этот маленький динозавр специализировался на том, что воровал  яйца  более
крупных динозавров.
     И автор книги высказывал предположение, что именно от этого  ящера  с
его необычайно  подвижной  нервной  системой  произошли  млекопитающие,  а
значит, и люди.
     И я подумал, что раз существует  информационная  копия  мальчика,  то
можно проверить, справедлива ли эта гипотеза. Мне самому она показалась не
совсем справедливой.
     Через два дня, придя в школу, я решил показать  карточку,  забытую  у
меня Староверцевым, самому Громову.
     Я чувствовал себя так, словно потерял под  ногами  почву  и  летел  в
пропасть, но я ничего не мог с собой поделать, желание выяснить тайну было
сильнее меня.
     Выбрав минуту, когда в классе не оказалось Дроводелова, я  достал  из
кармана карточку и молча протянул ее Громову.
     Я не сводил  глаз  с  лица  Громова,  и  сердце  мое  билось,  и  мне
становилось то жарко, то холодно, и я думал, что ко мне вернулась  ангина.
Такие случаи бывают.
     Эта минута показалась  мне  длиннее  часа.  Потом  Громов  отдал  мне
карточку и спокойно спросил:
     - Ну и что? Что тебя тут удивило?
     - Как что? - ответил я. - Разве с копией мальчика подтвердилось?
     - Подтвердилось.
     - Он ссылается на газету. Разве в газетах об этом было?
     - Нет. Староверцев узнал от меня. А на газету он сослался для большей
убедительности.  Ему не хотелось ссылаться на частное лицо. А я -  частное
лицо.
     Наш разговор был прерван звонком.  Вошел Марк Семенович, начертил  на
доске прямоугольный треугольник и голосом с вечно сомневающейся интонацией
стал доказывать нам теорему. Стуча мелом о доску, он доказывал так, словно
сам не  верил  своим  доказательствам.  Конечно,  во  всем  была  виновата
интонация, которая не соответствовала логическим  выводам,  вытекавшим  из
доказательств.
     Я совсем выключился и не слушал Марка  Семеновича  и  вместо  теоремы
думал о динозавре, воровавшем яйца более крупных своих  современников.  Не
может быть, думал я, чтобы от этого воришки произошли все млекопитающие, а
значит, и люди, меня вовсе не устраивал такой предок.  А установить истину
можно только  с  помощью  мальчика,  информационная  копия  которого  была
найдена отцом Громова.
     Только мальчик мог опровергнуть эту сомнительную гипотезу, потому что
он побывал на Земле еще в юрский период.
     При  одной  мысли  о  том,  что  копия  мальчика  существует  и   что
подробности я могу узнать от Громова,  как  только  окончится  урок,  меня
охватывал то сильный озноб, то не менее сильный  жар.  И  я  подумал,  что
врачиха, боясь коварных дверей лифта, выписала меня раньше срока. И за это
я мог быть ей только благодарен. Я не имел права терять ни одной минуты. А
минуты шли, и Марк Семенович все еще продолжал объяснять, удивленно  глядя
на свой треугольник на доске и как бы сомневаясь в том,  в  чем  уж  никак
нельзя было сомневаться.
     Я подумал, что он сомневается  в  теореме  и  в  ее  доказательствах,
разработанных еще Пифагором или Эвклидом, а  я  сижу  и  не  сомневаюсь  в
существовании копии мальчика только потому, что верю карточке и Громову.
     Потом  прозвенел  звонок.  Марк  Семенович  стер    мокрой    тряпкой
треугольник и свои доказательства, а затем ушел в учительскую.  И я  хотел
было подойти к Громову, но возле него уже стоял Дроводелов.  И стоял он не
просто так, как стоят все. В руке у него был листок, весь покрытый мелкими
цифрами.  Я решил, что это какая-нибудь задача, которую Дроводелов не смог
решить, но тут все объяснилось.  На  листе,  который  Дроводелов  протянул
Громову, были произведены расчеты, сколько мальчик съел, выпил и  выдышал,
находясь так долго в пути.  Дроводелов протягивал этот  листок  Громову  с
таким же видом, с каким, наверное, протягивает счет в ресторане  официант,
ожидая оплаты.
     Громов сделал жест рукой, как бы показывая, что  он  не  хочет  брать
этот счет. Но Дроводелов настаивал, чего-то требовал и не отставал.
     Я догадался, что в этот злополучный день мне не удастся поговорить  с
Громовым. Дроводелов от него не отступится.
     Возвращаясь  домой,  я  думал  о  той  ниточке,  которая    соединяла
млекопитающих с ящерами через того динозавра,  у  которого  передние  ноги
обладали хватательной функцией.  И если бы этот  динозавр  от  чего-нибудь
погиб, то на Земле не появились бы млекопитающие и в том числе даже я сам.
     Я думал об этом.  И опять два голоса в моем  сознании  спорили  между
собой.  Один голос был согласен с гипотезой о происхождении млекопитающих,
а другой ему возражал.
     Когда я вошел в парадное и хотел вызвать лифт,  оказалось,  что  лифт
испорчен.  Сигнальный фонарик не зажегся. Я  поднялся  на  второй  этаж  и
попытался открыть дверцу, но она не открылась. А внутри лифта кто-то сидел
и ждал помощи.
     - Кто там? - спросил я.
     - Я, - ответил обиженный женский голос.  И по голосу  я  сразу  узнал
районного врача.
     - Мы ведь больше не вызывали, - сказал я ей. - Я выздоровел.
     - Я шла не  к  вам,  а  на  четвертый  этаж.  По  срочному  вызову  к
Новотеловым.
     - Ладно, - сказал я, - немножко потерпите. Я сейчас поднимусь к себе,
и мы вызовем ремонтника.
     И я стал быстро-быстро подниматься по лестнице, уже  не  думая  ни  о
мальчике, ни о динозаврах.  Я думал о том, почему лифт действует исправно,
когда поднимаюсь я, моя мать и все жильцы и их  знакомые,  но  стоит  туда
войти врачу, как лифт принимается за свои подлые штучки.  Я думал об этом,
и о теории вероятности, и  о  теории  игр.  И  потом  снова  вспомнил  про
мальчика.

     8

     Дроводелову все-таки удалось всучить свой  счет.  Войдя  в  класс,  я
застал Громова с этой позорной бумажкой в руке. А Дроводелов стоял рядом и
ухмылялся.  Опять пришлось отложить разговор. Но потом Дроводелов со своей
бумажкой ушел, и я приблизился к Громову.
     - А нельзя ли, - спросил я, - повидаться с копией мальчика? Мне нужно
выяснить один вопрос.
     Вся эта фраза прозвучала очень глупо  и  дико.  Она  была  по-дурацки
выдернута из контекста моих мыслей.
     - А что это за вопрос? -  спросил  Громов  спокойно  и  как  бы  даже
безучастно.
     И я рассказал о динозавре, и его передних конечностях с  хватательной
функцией, и о млекопитающих, которым вряд ли могла  понравиться  гипотеза,
связывающая их происхождение с этим сомнительным животным.
     - И что же, - спросил Громов, - ты хочешь задать  этот  вопрос  копии
мальчика?
     - Хочу, - ответил я.
     - Тогда тебе придется немножко обождать.
     - Почему?
     - Потому, что ты не один  хочешь  задать  вопрос.  Это  во-первых.  А
во-вторых, мой отец и его сотрудники  уже  давно  бьются  над  тем,  чтобы
дешифровать код и понять язык, на котором думал и разговаривал мальчик.
     Но тут наша беседа опять прервалась. Начался урок. Я ждал перемены, а
урок тянулся и тянулся... Наконец прозвенел звонок, и я спросил Громова:
     - А нельзя ли все-таки с ним повидаться?
     - С кем?
     - С копией.
     - Это невозможно. Она находится в Институте археологии, и доступ туда
запрещен всем, за исключением сотрудников лаборатории.
     - А ты сам ее видел?
     - Разреши оставить твой вопрос без ответа.
     Я обиделся - как в тот раз, когда он намекнул насчет ремонта.  В  его
словах сквозило явное недоверие.
     По  выражению  моего  лица  Громов  догадался,  что  я  обижен.  Ему,
по-видимому, стало неловко, и он спросил:
     - Что же ты не заходишь?
     - Но у вас в квартире ремонт...
     - Ремонт давно кончился. Заходи хотя бы завтра вечером. Я буду дома.
     Он  что-то  еще  хотел  сказать,  но  не  успел.  В    класс    вошла
преподавательница  истории.  Она  стала  работать  в  нашей  школе  совсем
недавно, никого из нас еще не помнила по фамилии и  даже  не  подозревала,
что Громов много знает.
     Раскрыв классный журнал, она назвала первую попавшуюся фамилию:
     - Громов!
     Громов встал, и она задала ему вопрос  о  первобытном  обществе  и  о
чем-то еще более древнем.
     Я смотрел на ее лицо, пока Громов  отвечал.  Выражение  ее  лица  все
время менялось, и  на  лице  можно  было  увидеть  целую  гамму  чувств  и
переживаний.
     А Громов отвечал, как только он один умел отвечать во всей  школе,  а
может, и на всем Васильевском острове.  И казалось нам, отвечает не он,  а
те люди, которые жили в древнюю эпоху, отвечает сама  древняя  эпоха,  все
факты и события, сами, не очень громким размышляющим голосом Громова.
     И я подумал,  что,  наверное,  так  же  спокойно  и  задумчиво  будет
отвечать мальчик через свою копию, когда дешифруют его язык.
     Я не знаю, о чем думала преподавательница, слушая, как отвечает на ее
вопросы Громов.  Сама  она  молчала,  зато  безмолвно,  сменой  выражений,
говорило ее лицо.
     Потом  Громов  сел,  а  учительница  встала.  По-видимому,  она   так
растерялась, что забыла его фамилию.
     - Молниев? - обмолвилась она.  Никто из класса  не  рассмеялся,  даже
Дроводелов. Такой напряженной была эта минута.
     - Нет, я не Молниев, а Громов, - спокойно сказал Громов.
     - Благодарю, - сказала учительница.  Она почему-то сказала это  очень
тихо, так тихо, что слышали не все.
     А потом она целую минуту молчала, пока на лице ее не появилось то  же
самое выражение, с которым она вошла в класс.  По-видимому,  усилием  воли
она заставила себя  успокоиться  и  снова  обрести  обычное  состояние,  с
которым учителю легче продолжать урок.  Спрашивать она  больше  никого  не
стала. А стала рассказывать сама, спокойно, буднично, как и полагалось.
     Рассказывала она  о  далеком  прошлом.  Но  это  было  совсем  другое
прошлое, не то, о котором нам сообщил Громов.  В чем тут дело? Я  не  могу
объяснить.  Тому прошлому, о котором она рассказывала,  не  было  никакого
дела до нас.  И я думал, что и нам тоже нет  до  него  никакого  дела.  Но
учительница думала иначе, чем я.  Она рассказывала страшно спокойно, как в
учебнике, и даже еще спокойнее и очень методично, как, наверное, ее  учили
вести урок, чтобы мы могли его лучше усвоить.
     Громов же сидел у окна и, казалось, внимательно слушал.  А в окно мне
были видны небо  и  облака,  а  Громов,  наверное,  видел  и  прохожих  на
тротуаре, а также старуху, евшую сливы и выплевывавшую косточки.  Я думал,
что в прошлом, о котором рассказывала новая учительница, не было ни  этого
окна, ни тротуара с прохожими, ни этой старухи, евшей то вишни, то яблоки,
а то щелкавшей утюгом орехи на подоконнике.  И оттого, что всего этого  не
было в прошлом, прошлое становилось еще более странным, и неуютным,  и  не
совсем убедительным, таким, какое оно было в рассказе учительницы.

     9

     Вот она, эта дверь, обитая сукном, с синим ящиком для газет и писем.
     Я звоню. Долго не открывают. Может, никого нет дома?
     Я еще раз звоню. Открывает сам Громов, не отец, конечно, а сын.
     - Проходи, - говорит он и ведет меня в переднюю.
     - Я у вас давно не был, - говорю я. - А родители дома?
     - Мать дома, отец в институте. А почему это тебя так интересует?
     - Да нет, я это так просто.  А божок с обсидиановыми глазами все  еще
висит?
     - Висит.  Сейчас ты его увидишь, вот вешай пальто сюда.  Староверцева
видел?
     - Откуда? У него аппендицит на днях вырезали.
     - Не аппендицит, а аппендикс.  Он сейчас уже поправляется и  карточки
заполняет. Прислал мне вопросник. Ты что остановился? Проходи.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама