Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Гарри Гаррисон Весь текст 2817.46 Kb

Молот и крест 1-4

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 241
Мужчины пошли за ней,  прошли  через  усеянные  пеплом  остатки  сада  к
другому наспех сделанному убежищу  у  развалин  дома  тана.  Около  него
стояла группа людей. Время  от  времени  кто-нибудь  заглядывал  внутрь,
заходил, потом снова выходил. Выражение их лиц трудно было понять. Горе?
Гнев? Все-таки, в основном, подумал Шеф, просто страх.
   В убежище стояло корыто для корма лошадей, наполненное  соломой.  Шеф
сразу  узнал  светлые  волосы  и  бороду  Вульфгара,  но   лицо   словно
принадлежало трупу: белое, восковое, нос заострился,  кости  торчат  под
плотью. Но Вульфгар не мертв. На мгновение Шеф не  мог  сообразить,  что
видит. Как может Вульфгар лежать в этом корыте?  Он  слишком  велик  для
этого. У него рост больше шести футов,  а  корыто  -  Шеф  знал  это  по
побоям, вынесенным в детстве, - не больше пяти футов в длину...  Чего-то
не хватает.
   Что-то у Вульфгара не так с ногами. Колени доходят до края корыта, но
дальше только неопрятная повязка, обернуты культи, тряпки покрыты грязью
и кровью. И запах разложения, запах горелого мяса.
   С растущим ужасом Шеф увидел, что рук у Вульфгара тоже  нет.  Остатки
рук скрещены на груди, и тут культи, перевязанные выше локтей.
   Сзади послышался голос:
   - Его поставили перед нами. Положили на  бревно  и  отрубили  топором
руки и ноги. Сначала ноги. Каждый раз прижигали отрубленное  раскаленным
железом, чтобы он не умер от потери крови. Сначала  он  проклинал  их  и
боролся, потом стал просить, чтобы ему оставили хоть одну руку, чтобы он
смог сам есть. Они смеялись. Рослый, ярл, сказал, что все остальное  ему
оставят. Оставят глаза, чтобы он смог видеть  красивых  женщин,  оставят
яйца, чтобы он мог желать женщин. Но он  никогда  не  сможет  сам  снять
штаны. И вообще ничего не сможет делать сам, понял Шеф. Теперь  в  любом
своем действии, чтобы поесть и помочиться, он будет зависеть от других.
   - Он теперь heimnar, - сказал Эдрич, используя  норвежское  слово.  -
Живой труп. Я слышал о таком. Но никогда не  видел.  Но  не  беспокойся,
парень. Инфекция, боль, потеря крови. Он долго не проживет.
   Невероятно, но запавшие  глаза  перед  ними  раскрылись.  Они  злобно
смотрели на Шефа и Эдрича. Губы раскрылись, и послышался  сухой  змеиный
шепот.
   - Беглецы. Ты убежал и оставил меня, мальчик. Я этого  не  забуду.  И
ты, королевский тан. Ты пришел, призвал нас, послал нас на битву. Но где
ты был, когда битва закончилась? Не бойся,  я  не  умру.  Я  отомщу  вам
обоим. И твоему отцу, мальчишка. Не следовало мне растить его отродье. И
брать назад его шлюху.
   Глаза снова закрылись, голос стих. Шеф и Эдрич вышли в дождь.
   - Не понимаю, - сказал Шеф. - Зачем они это сделали?
   - Не знаю. Но вот что  я  могу  тебе  сказать.  Когда  король  Эдмунд
услышит об этом, он будет в ярости. Нападения, убийства  -  это  бывает,
это обычно. Но когда так поступают  с  человеком,  с  близким  к  королю
человеком... Он будет колебаться.  Подумает,  что  нужно  уберечь  своих
людей от такого. Но потом решит, что его  честь  требует  отмщения.  Ему
трудно будет принять решение. - Он повернулся и посмотрел на Шефа.
   - Пойдешь со мной, парень, когда я  повезу  эту  новость?  Ты  теперь
фримен, но я ясно вижу, что ты боец. Здесь у тебя ничего нет. Пойдем  со
мной, будешь мне служить, пока не добудешь подходящих доспехов и оружия.
Ты смог устоять против ярла. Король сделает тебя своим приближенным, кем
бы ты ни был в Эмнете.
   К ним приближалась леди Трит, тяжело опираясь  на  посох.  Шеф  задал
вопрос, который жег его мозг с тех пор, как он увидел развалины Эмнета.
   - Где Годива? Что с ней?
   - Ее забрал Сигварт. Она в лагере викингов. Шеф повернулся к  Эдричу.
Он заговорил уверенно, без всяких колебаний. - Говорят, я беглец и  раб.
Ну что ж, буду тем и другим. - Он снял щит и положил его на землю.  -  Я
иду в лагерь викингов на Стуре. Одним рабом больше - меня могут взять. Я
должен попытаться освободить Годиву.
   - Ты и недели не продержишься, - сказал Эдрич, в его холодном  голосе
звучал гнев. - И умрешь как предатель. Предатель своих  людей  и  короля
Эдмунда. - Он повернулся и отошел.
   - И предатель самого благословенного Христа, - добавил отец  Андреас,
вышедший из убежища. - Ты  видел  деяния  язычников.  Лучше  быть  рабом
христиан, чем королем нечестивцев, таких, как они.
   Шеф понял, что принял решение быстро,  может,  слишком  поспешно,  не
подумав. Но теперь отступать он не может. В голове  теснились  мысли.  Я
пытался убить своего отца. Я потерял отчима, он  теперь  живой  мертвец.
Мать ненавидит меня за то, что сделал мой отец.  Я  потерял  шанс  стать
свободным и утратил человека, который мог бы стать моим другом.
   Такие мысли не помогут ему. Все это он сделал ради Годивы.  И  должен
закончить то, что начал.

***

   Годива пришла в себя с сильной головной болью  и  с  запахом  дыма  в
ноздрях. Кто-то под ней шевелился. В ужасе она попыталась  освободиться.
Девушка, на которой она лежала, заскулила.
   Когда зрение  прояснилось,  Годива  поняла,  что  она  в  фургоне,  в
движущемся фургоне, который скрипит на неровной  дороге.  Сквозь  тонкий
холщовый навес пробивался  свет,  внутренность  фургона  набита  людьми,
половина девушек Эмнета лежит друг  на  друге.  Слышится  хор  стонов  и
плача. Небольшой светлый квадратик в  задней  части  фургона  неожиданно
потемнел, в  нем  показалось  бородатое  лицо.  Плач  сменился  криками,
девушки цеплялись друг за друга, старались спрятаться.  Но  лицо  только
улыбнулось, ярко сверкнули белые зубы. Человек погрозил пальцем и исчез.
   Викинги! Годива  мгновенно  все  вспомнила,  все  случившееся:  волну
мужчин, панику, попытку убежать в болото, викинг ухватил ее  за  платье.
Вспомнила свой ужас, когда впервые в ее взрослой жизни  мужчина  схватил
ее между ног. Она осторожно коснулась бедер. Что с ней сделали, пока она
была без сознания? Но хоть голова болит, тело никакой боли  не  ощущает.
Она ведь была девственницей. Ее не могли  изнасиловать  так,  чтобы  она
сейчас ничего не чувствовала.
   Лежавшая  рядом  девушка,  дочь  крестьянина,  одна  из  тех,  с  кем
забавлялся Альфгар, увидела ее движение и злорадно сказала:
   - Не бойся. Нам ничего не сделали. Нас берегут  на  продажу.  И  тебя
тоже. Тебе нечего бояться, пока тебя не купят. А тогда ты станешь  такая
же, как мы все.
   Воспоминания  продолжали   всплывать.   Квадрат   людей,   окруженных
вооруженными викингами. И в центр квадрата тащат  ее  отца,  он  кричит,
упрашивает, предлагает выкуп,  а  его  тащат  к  бревну...  Бревно.  Она
вспомнила, какой ужас охватил ее, когда она поняла, что  они  собираются
сделать, когда воин с топором шагнул к бревну. Да. Она побежала  вперед,
вцепилась в этого человека. Но другой, тот, которого этот рослый человек
назвал "сыном", перехватил  ее.  А  что  потом?  Она  осторожно  ощупала
голову. Шишка. И боль по другую  сторону.  Еще  одна  шишка.  Но  -  она
взглянула на свои пальцы - крови нет.
   Не она одна испытала такое  обращение:  викинг  ударил  ее  мешком  с
песком. Пираты давно занимались  этим  делом  и  привыкли  обращаться  с
человеческим товаром. В начале набега, действуя топором и мечом,  копьем
и щитом, они убивают воинов, мужчин. Но потом плоская сторона  меча  или
обратная сторона топора - не подходящее оружие, чтобы оглушать.  Слишком
легко промахнуться, пробить череп, отрубить ухо у какого-нибудь  ценного
человеческого предмета торговли.  Даже  кулак  не  годится,  потому  что
человек, постоянно гребущий большим веслом, обладает огромной силой. Кто
купит девушку с разбитой челюстью, с кривой  скулой?  Может,  бедняки  с
внешних островов, но не покупатели из  Испании  или  придирчивый  король
Дублина.
   Поэтому по приказу Сигварта все прихватили с собой - на поясе  или  с
внутренней стороны щита  -  "успокоители",  длинные  сосиски  из  ткани,
наполненные сухим  песком,  тщательно  собранным  на  дюнах  Ютландии  и
Сконии. Ловкий  удар  таким  мешочком,  и  товар  стихает  и  больше  не
причиняет никаких беспокойств. Никакого риска.
   Девушки начали перешептываться. Голоса  их  дрожали  от  страха.  Они
рассказали Годиве, что случилось  с  ее  отцом.  Потом,  что  сделали  с
Трудой, Трит и с остальными. Как их наконец погрузили в фургон и повезли
по дороге к берегу. Но что будет дальше?

***

   На следующий день Сигварт, ярл Малых островов, тоже  испытал  холодок
страха, хотя у него для этого, казалось, нет оснований. Он удобно  сидел
в большой палатке Армии сыновей Рагнара,  за  столом  ярлов,  ел  лучшую
английскую говядину, держал в руке рог с крепкий элем и слушал, как  его
сын Хьорварт рассказывает о набеге.  Хоть  и  молодой  воин,  а  говорит
хорошо. Хорошо также, чтобы остальные ярлы и  сами  Рагнарсоны  увидели,
что у него есть сильный сын, с которым в будущем придется считаться.
   Но что же не так? Сигварт не привык к  саморефлексии,  но  он  прожил
долгую жизнь и научился не упускать признаков опасности.
   На обратном пути после  набега  никаких  неприятностей  не  было.  Он
провел колонну с телегами и  добычей  не  прямо  к  Узе,  а  к  Нинскому
проливу.
   А оставленные им у кораблей воины тем  временем  подождали  на  своей
отмели, пока не появятся английские силы, обменялись с ними насмешками и
стрелами, следили, как они медленно собирают рыбачьи лодки и шлюпки, и в
назначенное время развернули корабли в приливе и ушли  к  побережью  под
парусами на свидание, оставив за собой англичан в бессильном гневе.
   И поход на встречу  с  кораблями  прошел  хорошо.  А  самое  главное:
Сигварт точно исполнил  все,  как  сказал  Змееглазый.  Они  сожгли  все
деревни и поля. В каждом колодце оставили по несколько трупов.  Оставили
и примеры, очень жестокие. Прибитые гвоздями к дереву, изуродованные, но
не мертвые. Чтобы могли рассказать всем, кто захочет слушать.
   Сделай, как сделал бы Айвар, сказал Змееглазый. Что ж, у Сигварта  не
было иллюзий, что он может сравниться с  Бескостным  по  жестокости,  но
никто не может сказать, что он не старался. Он хорошо справился.  Теперь
эта местность много лет не придет в себя.
   Нет, не это его беспокоит. Это была хорошая идея. Если что-то не так,
то не  здесь,  раньше.  И  Сигварт  неохотно  понял,  что  тревожит  его
воспоминание о стычке. Он четверть века сражается в передней  линии,  он
убил не менее ста человек, получил множество боевых ран.  Стычка  должна
была получиться легкой. Но не получилась. Он прорвал линию англичан, как
случалось много раз раньше, смахнул со своего пути  светловолосого  тана
почти презрительно и добрался до второй линии, как всегда,  расстроенной
и дезорганизованной.
   И тут перед ним оказался этот парень. Даже  без  шлема  и  настоящего
меча. Фримен, из самых бедных. Но парень дважды парировал его  удары,  а
потом меч Сигварта раскололся, а сам он потерял  равновесие.  И  Сигварт
сделал вывод, что если бы это был поединок, он был  бы  уже  мертв.  Его
спасли другие, оказавшиеся рядом. Вряд  ли  кто  это  заметил,  но  если
заметили... может, уже сейчас  кто-нибудь  из  храбрецов,  из  любителей
поединков готов бросить ему вызов. Может он выстоять в  таком  поединке?
Достаточно ли силен его сын Хьорварт, чтобы испугались его мести? Может,
он уже слишком стар для дела? Если он не сумел справиться  с  английским
мальчишкой, к тому же почти невооруженным, так, наверно, и есть.
   Но сейчас он поступает правильно. Располагает к себе Рагнарсонов. Это
всегда хорошо. Хьорварт приближался к концу рассказа. Сигварт повернулся
и кивнул двум слугам, ждавшим у входа. Те кивнули в ответ и вышли.
   - ...и мы сожгли на  берегу  фургоны,  принесли  нескольких  мужиков,
которых мудро прихватил отец, в жертву Эйгиру и Ран,  сели  на  корабли,
поплыли вдоль берега до устья реки -  и  вот  мы  здесь!  Люди  с  Малых
островов,  под  командованием  славного  ярла  Сигварта  и   моим,   его
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 241
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама