Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Борянский А. Весь текст 231.65 Kb

Гней Гилденхом Артур Грин

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 20
                           Александр БОРЯНСКИЙ

                        ГНЕЙ ГИЛДЕНХОМ АРТУР ГРИН



                                     Сердце человека обдумывает свой путь,
                                     но Господь управляет шествием его.
                                                             Притчи: 16, 9

                                     Оглянись!
                                     Это драка без права на отдых.
                                                                Виктор Цой



     Цвет и смысл возвращались в мир одновременно.
     Люди просыпались.
     Еще одна ночь полной луны отступила. Еще одна ночь полной  луны  была
позади.
     Просыпались  коричневые  горы  и  голубые  степи,  зеленые   леса   и
красно-бурые болота.
     Черные пашни под белым снегом.
     Желтая глина и синее море.
     Новый год наступил для всех. Его встречали и ему радовались в  замках
и в дороге, в столичных дворцах и на пограничных заставах.
     Для горного народа, живущего в стороне от всех  гордо  и  независимо,
это был 13163-й год от сотворения гор.
     Для удачливых морских торговцев, влюбленных  в  звонкую  монету  всех
цветов и оттенков, но не брезгующих и тяжелым мечом с кольчугой,  -  311-й
от основания Лунной Заводи.
     Для лесных  жителей,  которых  природа  защитила  от  натиска  конных
степняков зеленым заслоном, - 11702-й год существования леса.
     Черные рыцари встречали 289-й год до конца света.
     Народ, наделенный выдающейся физической силой - 961-й со дня рождения
основателя мира.
     А  кочевники,  стоявшие  огромным   табором   на   границе   богатого
королевства, просто славили новый день, дающий возможность совершить набег
и отнять то, что не удалось отнять вчера и позавчера.
     Солнце не торопилось. Уверенное в себе,  оно  выкатывалось  медленно,
словно желая лишний раз предупредить всех, живущих в этом мире:  "Итак,  я
начинаю!"
     В захолустном замке на окраине большой страны проснулся молодой воин.
Он сел на кровати и первым делом взглянул на покоящийся в углу меч.
     Далеко на севере, в краю мертвых скал открыла глаза закутанная в меха
женщина.
     Далеко на западе,  в  прекрасных  покоях  очнулся  Король.  Он  сразу
вспомнил: накануне  казначей  докладывал,  что  казна  опустела  ровно  на
четверть.
     И новый день начался.
     Новый год вступил в силу.
     Новый оборот событий, призванный завязать стремления богов  в  единый
узел, принял необратимый характер.



                     СОСТОЯНИЕ ПЕРВОЕ. НА СВОЕМ МЕСТЕ

     Говорят, нигде больше утро не начинается для селентинца так рано, как
в Златограде. Во-первых, Златоград  находится  в  центре  земли  и  солнце
приходит сначала сюда, а затем уже в Арету,  Аристон,  Лунную  Заводь.  Но
географическое положение не единственная причина. В  любом  другом  городе
страны просто не принято браться за дела и даже вставать  на  ноги  раньше
полудня. Вся Королевская Республика во главе со столицей ежедневно  крепко
спит до двенадцати и иначе не умеет. Лишь караульные на башнях не  дремлют
и дозорные отряды на границах не прекращают  активной  разведки.  Хотя  не
исключено, что там, на исконном западе, дозорные отряды тоже  предпочитают
выполнять долг при свете Луны, а рассвет встречать с закрытыми глазами. Да
и кого теперь бояться там, на исконном западе?
     Мы в Златограде просыпаемся вместе с солнцем.  Это  осталось  нам  от
альфов.
     Вот и сегодня, проснувшись, я услыхал,  как  гонг  на  главной  башне
выдержал восемь ударов. Гонг по утрам служит напоминанием: ты в провинции.
Да, я живу в провинции, я провинциал и привык вставать всегда в одно и  то
же время - в восемь часов. Даже после празднования Нового года я  не  могу
заставить себя проснуться в  двенадцать.  Я  не  могу  почувствовать  себя
столичным аристократом и даже жителем полуострова  почувствовать  себя  не
могу,  потому  что  я  родился  в  Златограде,  защищаю  Златоград   своим
присутствием и, если все  будет  продолжаться  в  том  же  духе,  вряд  ли
когда-нибудь смогу Златоград покинуть.
     Я сел на кровати.
     Не валяться же еще четыре часа, это не поможет.
     В мое окно пыталось заглянуть солнце. Ему мешали плотные  темно-синие
шторы.
     Новый  год,  сколько  я  помню,  всегда  оказывал  на   меня   особое
воздействие. Первый день очищает сознание и помогает посмотреть на  все  с
другой стороны. Ощущения от  прикосновений  к  предметам,  от  всего-всего
становятся отчетливей, а некоторые вполне обычные мелочи доставляют  такое
неожиданное удовольствие, словно встречаешься с ними впервые.
     Солнечный луч, проникнув между шторами, упал на лезвие меча, стоящего
на специальной подставке в углу, и, отразившись, прыгнул мне в глаза.
     Я встал. Не одеваясь, взял меч в  руки.  Родная  тяжесть!  Знак  моей
судьбы! Повинуясь внезапному желанию, без одежды, без единой вещи на  теле
я выскочил в зал. Зеркало, купленное перед прошлым Новым  годом,  отразило
сильное, готовое к бою  тело.  Только  оружие  -  и  человек.  Я  выполнил
несколько разворотов. Мне стало невероятно хорошо  от  собственного  вида.
Подняв меч острием вверх, я подошел вплотную к зеркалу. Меч в  моих  руках
соприкоснулся с тем, отраженным. Я прижался губами к  железу,  а  потом  к
стеклянной поверхности.
     Наверное, завтра такое и в голову не придет.
     "Пора", - сказал я себе и вернулся, чтобы одеться.
     Но сначала опустил меч на подставку, раздвинул шторы в своей комнатке
и взглянул на утренний город.
     А все-таки я рыцарь! Все-таки рыцарь!..


     Златоград, он же  Позолоченный  Дом  (официальное  название),  он  же
Гилденхом  (древнее  родовое  название)  вошел   в   Королевскую   Морскую
Республику Селентина в 203 году. Прежде им владели альфы.
     Около 200-го года Селентина попыталась протянуть руку  помощи  лесным
жителям, теснимым желтыми варварами. Однако горделивая  закрытость  альфов
не позволила им даже в такой ситуации пойти на союз с давними  соседями  и
соперниками: альфы сами начали войну на  два  фронта,  и  когда  их  земли
превратились в арену для битв Селентины с варварством,  они  бросили  свой
лес и ушли на юг, где основали новую столицу. Впрочем, и вокруг нее  скоро
закипели страсти: исторический штурм города, во время которого погибли две
армии штормхеймских варваров, истощил  защитников,  но  не  принес  успеха
нападавшим,  -  именно  тогда  в  последний  альфийский  город  с   севера
триумфально вошли селентинские рыцари, а весь золотой  запас  из  опасного
места перекочевал в Лунную Заводь. Именно  тогда  Казначей  Марк  Селентин
Александр получил славное имя Грингольд  Альф  Счастливый,  а  Королевская
Республика сумела излечить экономику и начать свое знаменитое  восхождение
к триумфу Собирательницы Земель.
     С уходом альфов перешел к  Селентине  и  Златоград,  самый  восточный
пункт альфийской страны. Для альфов город был важен - он давал им выход  к
морю. Для Королевской Республики он  стал  одним  из  многих  причалов  на
расстоянии шести часов пути  от  замка  с  деревянными  стенами.  Конечно,
центральное  положение  на  пересечении  всех  дорог  стоило  того,  чтобы
переделать Позолоченный  Дом  так,  как  за  пятьдесят  лет  до  того  был
переделан Верхний Путь. Но к 203  году  центральным  положение  Златограда
оставалось уже чисто номинально - восток за проливом лежал в  руинах,  там
просто не было населения.  Страшные  северные  хнумы  истребили  всадников
Солнца, но сами побежденные многолетней  войной  ушли  с  сожженной  земли
обратно на север. Плыть через Златоград оказалось некуда и незачем.  Центр
мира переместился на запад, центр войны - на юг. Златоград не был нужен ни
врагам, ни согражданам. С той стороны пролива покоились разрушенные города
легендарных  солнечных  наездников  -  Флеймарк,  Мустангрим...   Комиссия
военного ведомства признала те места стратегически  безопасными.  Комиссия
казначейства признала их восстановление экономически  невыгодным  и  почти
невозможным. Восточным пределом Селентины стал Златоград, деревянный замок
с минимальным отрядом для защиты.
     Все это я знаю из уроков истории, которые давал мне  лет  пять  назад
тот же бригадир-комендант Луций,  который  сегодня  в  качестве  комиссара
казначейства  выплатит  мне  жалованье,  а  завтра  в  качестве  комиссара
военного ведомства проверит состояние вооружения. Такой уж  у  нас  город,
что и бригадир отряда тяжелой пехоты, и  комендант  крепости,  и  комиссар
казначейства, и военный комиссар - одно и то же лицо.
     И еще Луций, выплачивая жалованье, обязательно добавит каждому рыцарю
что-нибудь от себя. Например, пару золотых.
     В Златограде жалованье тяжелого дефендера раза в два  меньше,  чем  в
Лунной Заводи, и Луций стремится хоть как-то компенсировать разницу. Он-то
получает сразу за четверых, и пусть его комиссарский доход не в два,  а  в
четыре-пять  раз  уступает  доходу  комиссара  где-то  на  полуострове,  -
все-таки его деньги не чета нашим. Но даже если бы Луций однажды  вышел  и
сказал: "Воины! Купцы разорились, пошлин  нет,  а  золото  из  столицы  не
прибыло", - тяжелые пехотинцы  все  равно  продолжали  бы  выполнять  свою
работу. Я могу отвечать за каждого, потому что нас здесь  всего  семь  (не
считая самого бригадира) и мы неизменно проводим время  вместе,  составляя
особую касту среди не слишком разнообразного златоградского населения.
     Луций называется комендантом крепости, однако каменных строений у нас
всего-то одна башня из четырех, да еще первый этаж в его собственном доме.
Когда в крепости сидели альфы, деревянные стены не боялись огня и удивляли
своей прочностью. С уходом альфов  дерево  стало  гнить:  восточную  стену
заменить пришлось  вообще  целиком.  Материала  в  соседнем  лесу  сколько
угодно, и хотя сорт древесины тот  же,  без  альфов  она  не  проявляет  и
половины своих качеств.
     Наш дом - единственная каменная башня. В ней семь комнат (по одной на
каждого), зал для общих собраний, запасные помещения, под самой  крышей  -
маленькая комнатка для размышлений. Все окна смотрят  в  город.  С  другой
стороны - коридор с рядом бойниц  и  защищенные  выходы  на  стены.  Места
много:  что-что,  а  башня  возводилась  по  всем  правилам  строительного
искусства  Селентины.  Правда,  как  гласит  предание,  военный  комиссар,
побывавший в Златограде двенадцать лет тому назад,  осмотрев  нашу  башню,
заявил: "Да, похоже, слава Билда Защитника сюда не добрела." Он  абсолютно
прав: Билд Защитник, как и прочие селентинские  знаменитости,  никогда  не
был в Златограде.
     Мы,  рыцари-пехотинцы,  живем  вместе,  но  по   утрам   предпочитаем
встречаться где-то в городе. Например, возле таверны. Или у дома бригадира
Луция. Для нас Луций прежде всего бригадир, а потом уже комендант и дважды
комиссар.
     Хотя как раз сегодня он, пожалуй, прежде всего комиссар казначейства,
потому что в полдень отряд тяжелой пехоты получает  от  казны  шестнадцать
синих и шестнадцать зеленых золотых долевого содержания. По четыре  монеты
на каждого. Луций ведь тоже тяжелый дефендер. И чаще всего  Луций-казначей
раздает другим именно содержание Луция-рыцаря.
     Поверх зеленой майки я одел кольчугу.  Остальное  тяжелое  вооружение
сегодня ни к чему, но меч и кольчуга необходимы: они - отличительный знак,
и златоградцы должны видеть, за что нам семерым платят деньги.
     Сбежав по каменным ступеням (моя комната в третьем  ярусе  башни),  я
оказался на улице. Пять минут неспешной ходьбы до центра, где в  окружении
гранатовых деревьев красуется дом Луция. Зимой в  майке  не  холодно  -  в
таком месте живем. Говорят, лет десять назад климат по  всей  земле  очень
изменился. Но мы этого не заметили. С запада задули какие-то новые  ветра,
на  юге  землетрясение  раскололо  пополам  непроходимую  пустыню.  Луций,
прослышав об "эпохе  катастроф"  от  столичного  вестника,  прибывшего  за
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 20
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама