Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Юрий Щербатых Весь текст 118.02 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11
постепенно перерождаться, пока сам не станет Демоном.
     Последние  дни  я  замечаю,  что  в   своих   воспоминаниях   начинаю
отстраненно взирать на людей, как на чуждых мне  ограниченных  существ,  и
вид их крови, обильно льющейся во время жертвоприношений уже не  тревожит,
как прежде, мою душу.
     Теперь  я  знаю,  что  на  протяжении  последних  столетий  Силы  Зла
предпринимали неоднократные попытки прорваться через Барьер, и иногда  это
им удавалось, хотя и не надолго: в индийском штате Керала в XVII веке и  в
Аркхеме в начале нынешнего столетия. Но видит Бог, главные битвы сил  Тьмы
и Света еще впереди..."


     Полгода я владею рукописью, и все это время проклинаю тот день и час,
когда, движимый любопытством, я положил ее  в  свой  рюкзак.  В  то  тихое
апрельское утро мне следовало  оставить  в  покое  дьявольское  порождение
Чужого Мира, а теперь я превратился в заложника страшного манускрипта.
     Жизнь моя становится невыносимой. Ночами  меня  стали  мучить  жуткие
кошмары, слишком правдоподобные, чтобы считать их  просто  снами.  Днем  я
часами размышляю о судьбе Алана Райса  и  о  том  ужасном  соседстве,  про
которое не подозревают беспечные жители Земли. Я долго носил в себе  тайну
Посещения Извне, но теперь у меня уже нет сил молчать. Временами мой разум
отказывает, а физическое здоровье заметно пошатнулось за последнее  время.
Проклятая кожаная  тетрадь  пьет  мою  кровь.  Я  почти  уверен,  что  все
пришедшее  сюда  из  Черного  Мира,  несет  на  себе  печать  проклятия  и
разрушения.
     Книга, которая начала было стремительно разрушаться на  моих  глазах,
теперь  вновь  в  отличном  состоянии.  Случайно  я  обнаружил  способ  ее
восстановления.
     Однажды вечером я  сидел  в  своей  лаборатории,  пытаясь  определить
возраст рукописи. В качестве эталона  я  использовал  несколько  старинных
монет различных эпох из моей коллекции, начиная от николаевского пятака  и
заканчивая сестерцием Веспасиана.
     Последней монетой я особенно  гордился  -  она  считалась  жемчужиной
моего собрания,  причем  находилась  в  отличном  состоянии,  несмотря  на
восемнадцать  столетий,  отделявших  нас  от   эпохи   этого   бережливого
императора.
     Каковы же были мои изумление и досада, когда я увидел, как моя лучшая
монета   возложенная   на   черный   переплет   загадочного   манускрипта,
превратилась в  грязный  истертый  комочек  металла.  Две  тысячи  лет  за
несколько секунд ощутимо и  грубо  сделали  свою  неумолимую  отметину  на
старой  монете,  которую  судьба  до  сих  пор  счастливо   уберегала   от
воздействия бога Хроноса.
     Снедаемый  одновременно  горячим  любопытством  и  жалостью  к  своей
разрушаемой коллекции, я прикоснулся к книге другой монетой, относящейся к
эпохе Анны Иоановны. И снова, как и в первый раз, прекрасно  сохранившаяся
до того медная монета быстро обезобразилась зеленым окислом и  моментально
постарела, в то время как внешний вид рукописи заметно улучшился: страницы
восстановили былую белизну, а размытые строчки стали яркими и четкими.
     С тех пор, пытаясь сохранить  драгоценный  манускрипт,  я  извел  все
мало-мальски старые предметы у себя дома, зато теперь рукопись  из  Чужого
Мира  сияет  первозданной  новизной.  Недавно  я  зашел  в  наш  городской
краеведческий музей и украдкой прикоснулся книгой  к  могильному  изваянию
найденному в скифском кургане.
     То, что произошло в тот момент, напугало меня до смерти  и  заставило
спешно покинуть музей. Вот уже  неделю,  как  я  безвыездно  сижу  дома  и
напряженно  размышляю.   В   моем   сознании   отчетливо   слышны   чьи-то
отвратительные голоса. Временами они складываются в неясное бормотание, но
иногда сквозь их жуткое завывание, зловещий шепот и странные  звуки,  явно
издаваемые  нечеловеческими  голосовыми  связками,  я  слышу  далекий,  но
настойчивый призыв:
     - Открой Дверь.... Открой Дверь....
     Разум  и  здравый  смысл  подсказывают  мне  избавиться  от  страшной
рукописи, но Некто, сидящий в глубинах моего подсознания, наоборот толкает
меня вместе с  Книгой  в  музей.  Теперь  я  понимаю,  что  музеи,  будучи
хранилищами древностей и  предметов  религиозного  и  колдовского  культа,
являются сосредоточием магической связи между нашими мирами, аккумулируя в
себе энергию, оставшуюся  в  нашем  мире  от  Темных  Сил.  Древние  вещи,
собранные воедино, хорошо помнят те далекие,  архаические  времена,  когда
наши миры были близки как родные братья, а живые существа из  параллельных
пространств могли свободно перемещаться между ними.
     И если  когда-нибудь  Черные  Призраки  Ночи  снова  ворвутся  в  наш
безмятежный, ничего не подозревающий мирок,  то  Музей  будет  именно  тем
местом, где распахнется Дверь.
     И последнее, что я хочу вам  сказать,  прежде  чем  выполню  то,  что
задумал... Тогда, стоя перед скифским  идолом  в  скромном  провинциальном
краеведческом  музее   я   ясно   увидел   синий   электрический   разряд,
промелькнувший между гранитным богом степей и переплетом  рукописи...  Те,
Кто Ждет готовы к вторжению на Землю...
     Да поможет мне Бог выполнить задуманное... Прощайте...





                              Юрий ЩЕРБАТЫХ

                              ПРИМИ МОЮ БОЛЬ


                                               Жизнь есть жизнь,
                                               Смерть есть смерть.
                                               Что можно к этому добавить?
                                               Добавим к жизни смерть,
                                               Добавим к смерти жизнь,
                                               И это все, что можем мы...
                                                      В.Абанькин "Пасьянс"


     Последнее время все чаще и чаще Сергею снилась степь. Жаркая, еще  не
остывшая от  дневного  зноя  ночная  степь,  прикрытая  опрокинутой  чашей
звездного неба, пряно пахнущая полынью, чабрецом и тысячелистником. В  это
мгновения  он  явственно  слышал  шелест  трав  и  стрекот  цикад,   нежно
напевавших ему незатейливый мотив колыбельной песни. Когда к нему приходил
этот сон, тело его, осыпанное золотым звездным  дождем,  расслаблялось,  а
все тревоги и боли минувшего дня мягко стекали в нагретую землю.
     Но в эту ночь он не дождался уже привычного умиротворения. В  картину
донской степи отдельными грубыми мазками ворвались острые  запахи  сельвы,
шум тропического ливня и голос, звавший его из  забытья  на  чужом  языке.
Сквозь слепленные веки в слабом свете аварийного  фонаря  Сергей  различил
смуглую тщедушную фигурку, мнущуюся у входа в тамбур.
     - Говори яснее, Хуан, - попросил он, уже окончательно проснувшись.
     - Энрико лежит в ста шагах от лагеря на тропинке, ведущей в  деревню.
В него вселился дух горных болот, про  которого  рассказывал  дедушка.  Он
красный-красный и зубы оскалены как у одержимого.
     Часть сознания еще была покрыта сонным  туманом,  но  руки  уже  сами
застегивали "молнию" комбинезона и  искали  аптечку,  а  мозг  лихорадочно
пытался сообразить, что могло произойти с парнем  в  джунглях  по  пути  в
лагерь. Потом Сергей бежал, обгоняя Хуана, по тропинке, ведущей в деревню,
и  мокрые  листья  лиан  хлестали  его  по  лицу,  прогоняя  остатки  сна.
Испуганные лучи нагрудного  фонарика  метались  по  переплетенным  ветвям,
освещая что угодно, кроме дороги,  и  уже  совершенно  некстати  в  голове
мелькнула мысль, что завтра воскресенье, а значит сеанс связи  с  домом...
Он  дважды  запнулся  о  торчащие  из-под  земли  корни,  а  когда   хотел
переступить лежащую на тропе лиану в третий раз, резко остановился.
     То, что он принял  за  толстую,  мокрую  от  дождя  ветку,  оказалось
детской рукой, скрученной в предсмертном  напряжении  страшной  судорогой.
Сергей поднял  скользкое,  вдруг  оказавшимся  неожиданно  тяжелым  и  уже
начавшее остывать щуплое тельце на плечо, и побрел обратно в лагерь.
     Через  час,  испробовав  все   возможные   средства,   он   прекратил
массировать сердце и отключил искусственное дыхание. Мозг  был  мертв.  Он
опоздал совсем немного. Бедный Энрико... Сергей хорошо помнил  его  черные
любознательные глаза и способность задавать неожиданные вопросы. Тогда  он
так просился в лагерь, и если бы не его отец - суровый охотник-индеец,  то
мальчик  мирно  спал  бы  сейчас  в  соседней  палатке,  а  не  лежал   на
операционном столе, обезображенный страшной болезнью.
     Сергей представил, как тяжело больной паренек сначала  шел,  а  потом
полз к ним сквозь ночные джунгли, облепленный пиявками и палой листвой,  и
зябко передернул плечами. Но что  же  это  за  болезнь?  Багровая  кожа...
судороги... быстрый летальный исход от паралича  диафрагмы  и  межреберных
мышц... Довольно запоминающиеся симптомы,  а  на  ум  не  приходит  ничего
похожего. Перебрав в памяти все известные ему местные инфекции, и не найдя
ничего похожего,  Сергей  включил  бортовой  компьютер  вездехода.  Ответ,
который он прочел на голубоватом экране дисплея, заставил тоскливо сжаться
сердце. Во-первых, инкубационный  период  этой  чрезвычайно  редкой  формы
тропической лихорадки составлял всего два дня, а во-вторых,  сыворотки  от
нее у него  не  было,  так  как  последний  случай  подобного  заболевания
отмечался в этих краях лет двадцать назад. Сам-то он был  привит  от  всей
местной заразы, но вот деревня... они были практически обречены,  особенно
дети, у которых эта болезнь протекала  особенно  остро.  И  надо  же  было
случиться этому в сезон дождей, когда вертолеты ржавеют в своих ангарах, а
скрученные струи непрерывного ливня так переплетаются  с  лианами  верхних
ярусов  леса,  что  трудно  бывает  разобрать,  где  кончается  сельва   и
начинается небо.
     Но сидеть без дела в этой обстановке он тоже  не  мог,  поэтому  сняв
перчатки, он направился в жилой блок, где оставил Хуана. У него  теплилась
надежда, что заболел один только Энрико, получивший возбудителя при  укусе
кровососущей нематоды, а  в  поселке  быть  может  все  здоровы.  Поэтому,
посадив Хуана  за  аварийный  передатчик,  Сергей  объяснил  дрожащему  от
сырости и страха пареньку, как подавать сигналы о помощи по радио,  а  сам
пошел к вездеходу.
     Дождь лил не переставая,  и  слабый  свет  автомобильных  фар  уже  в
нескольких метрах от машины растворялся в пелене дождя и мрака.  Почти  на
ощупь Сергей подвел холодный и скользкий буксирный конец к  заднему  замку
своего тягача и прикрепил к нему платформу прицепа. Ехать в такой  темноте
по узкой неровной дороге вдоль обрывистого берега вздувшейся от дождя реки
было рискованным делом, но ждать два часа до рассвета  Сергей  не  мог.  В
десяти милях отсюда возможно умирали люди, и час  промедления  мог  стоить
кому-то жизни. Мотор натужно взревел, и, раскачиваясь на ухабах,  вездеход
нырнул в темную стену дождя.


     Его практика  в  дельте  Рио-Гранде  началась  четыре  месяца  назад.
Вежливый  смуглый  чиновник  из   департамента,   ведающего   примитивными
племенами,  предложил  ему  работу  в  недавно  обнаруженной   этнографами
индейской общине.  Необычность  этого  племени  заключалась  в  том,  что,
несмотря на многолетнюю изоляцию от  остального  мира,  все  члены  общины
носили испанские имена и исповедовали, правда в  сильно  искаженном  виде,
христианскую религию.
     Распутав цепи легенд и преданий, ученые установили, что  пятьсот  лет
назад племя встретилось с кучкой испанских конкистадоров, заблудившихся  в
сельве. Дружелюбно настроенные аборигены приняли их в племя, что привело к
постепенной ассимиляции, в результате которой  испанцы  передали  индейцам
основы своей культуры. Однако понимая, что  новая  встреча  с  европейцами
может кончится для племени  трагично,  последний  из  оставшихся  в  живых
испанцев  дал  наказ  приютившим  его  аборигенам  избегать  контактов   с
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама