Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph
Aliens Vs Predator |#8| Tequila Rescue

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Вильям Шекспир Весь текст 319.29 Kb

Кориолан

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 18 19 20 21 22 23 24  25 26 27 28
абсолютистского государства.
     Начало XVII в, было отмечено в Англии рядом  политических  событий,  со
всей ясностью обнаруживших кризис абсолютной монархии. В статье о  "Гамлете"
уже говорилось о неудачном дворянском путче Эссекса и народных волнениях  по
поводу монополий аристократов. Но брожение продолжалось и при  новом  короле
Иакове I. В мае  1607  г.  в  графстве  Нортгемптоншир  вспыхнуло  восстание
крестьян, вызванное нехваткой хлеба  и  помещичьими  огораживаниями  земель.
Неорганизованная и почти безоружная толпа была быстро разгромлена, и за этим
последовали жесточайшие репрессии.
     События 1607 г.,  по  мнению  современного  исследователя  Э.  Петтета,
послужили непосредственным поводом  для  создания  "Кориолана".  (Отметим  в
скобках,  что  это  подтверждает  независимо  от  этого  принятую  датировку
трагедии.)  Э.  Петтет  подметил,  что  объяснение  недовольства  народа   в
"Кориолане" дано Шекспиром не столько по Плутарху, сколько в соответствии  с
современными драматургу английскими условиями. У Плутарха возмущение  римлян
имеет  причиной  грабительство  ростовщиков  и  ту  поддержку,  которую   им
оказывает  сенат.  В  трагедии  Шекспира  осталась  только   одна   реплика,
касающаяся ущерба, приносимого народу ростовщиками (I, 1).  Это  объяснялось
отнюдь не желанием Шекспира "обелить" ростовщиков. Его отношение к ним  ясно
выражено в осуждении ростовщичества Шейлока ("Венецианский купец").  Шекспир
отстранил этот мотив, ибо он не  был  актуальным  для  того  времени,  когда
создавался "Кориолан". В его трагедии недовольство народа вызвано голодом  и
высокими цепами на хлеб, иначе  говоря,  именно  тем,  что  волновало  массу
английского народа в это время, У Плутарха тоже упоминается  о  недовольстве
народа нехваткой хлеба, но у него это является второй  причиной,  тогда  как
Шекспир сделал голод главным поводом народных волнений.
     Трагедия  начинается  с  экономического  кризиса,  вызывающего   кризис
политический.  Как   ни   странным   может   показаться   применение   нашей
социологической терминологии к произведению Шекспира, но  всякий,  кто  даст
себе труд вдуматься в  исходную  ситуацию  трагедии,  убедится  в  том,  что
существо дела состоит именно в этом.
     Нужда народа вызывает его недовольство властью.  Народ  хочет  добиться
того, чтобы власть исходила из его интересов. Плебеи  ясно  осознали,  какая
непроходимая  грань  разделяет  их  и  "отцов  государства"   -   патрициев.
"Достойными нас никто не считает, - говорит первый горожанин в самом  начале
трагедии, - ведь все достояние - у наших патрициев. Мы бы прокормились  даже
тем, что им уже в глотку не лезет. Отдай они нам объедки  со  своего  стола,
пока те еще не протухли, мы и то сказали бы, что нам помогли по-человечески.
Так нет - они полагают, что мы и без того  им  слишком  дорого  стоим.  Наша
худоба, наш нищенский вид - это вывеска их благоденствия" (1, 1).
     Шекспир  славится  как  великий  сердцевед.  Но  как   великий   знаток
социальной жизни и общественных отношений Шекспир еще  не  получил  должного
признания, О нем нередко все еще судят по старинке,  как  о  сентиментальном
филантропе, не замечая его изумительного социологического  чутья  и  тонкого
понимания политики.  Именно  это  долго  мешало  постигнуть  истинный  смысл
"Кориолана", где уже самый зачин действия вводит нас в атмосферу  накаленных
общественных страстей. Пьеса начинается с картины народного волнения,  а  мы
знаем, как велико у Шекспира значение начала  -  здесь  задастся  тон  всему
последующему действию.
     Перед мятежной толпой граждан появляется  аристократ  Менений  Агриппа.
Пытаясь успокоить толпу, он взывает к ее рассудку и рассказывает  знаменитую
басню о частях тела, взбунтовавшихся против живота (I, 1). Исследовательница
образной системы поэтического  языка  Шекспира  К.  Сперджен  отмечает,  что
притча Менения Агриппы составляет  основу  системы  образов  в  "Кориолане".
Метафоры  и  сравнения  с  человеческим  телом,  его  органами  и  болезнями
составляют, по  ее  подсчетам,  одну  пятую  поэтических  образов  трагедии.
Король, государственный деятель, воин, конь, барабанщиц уподобляются голове,
глазу и сердцу, руке, ноге и  языку.  Одного  из  самых  говорливых  граждан
Менений называет  "большим  пальнем  на  ноге"  (1,  1),  Трибунов  Кориолан
называет "горлом черни" (III, 1). Уподобление общества человеческому телу, а
его отдельных сословий - органам и членам тела придумано не  Шекспиром.  Эта
басня приводится у Плутарха и Тита Ливня. Она была широко известна в средние
века и в эпоху Возрождения. Поставленная в  один  ряд  с  другими  образными
лейтмотивами трагедий Шекспира, она значительно уступает им  в  поэтичности.
Это  не  случайность,  не  проявление  безвкусицы  Шекспира,   а   следствие
авторского намерения придать действию особую атмосферу.
     Критика справедливо отмечает, что в  "Кориолане"  нет  той  поэтической
возвышенности, которая  характерна  для  стиля  других  трагедий,  созданных
Шекспиром в эти годы. "Пошлая басня Менения Агриппы" <К.Маркс,  Капитал,  т.
1, 1955, стр. 368.> придает прозаическую приниженность  всей  художественной
композиции  "Кориолана".  Перед  нами   картина   общественного   организма,
пораженного болезнью.
     Внутренний  конфликт  в  Римском  государстве  дополняется   конфликтом
внешним. Рим находится в постоянной вражде с  племенем  вольсков,  и,  таким
образом,  вражда  сословий  сочетается  с  враждой  между  народами.  Каждый
персонаж или группа персонажей раскрывается в своем отношении  к  этим  двум
конфликтам.
     Едва ли где еще мы  найдем  у  Шекспира  такой  полный  прообраз  всего
классового общества с его вечными и неразрешимыми антагонизмами. Углубленное
раскрытие их и составляет важнейшую сторону содержания  трагедии.  Окружение
героя всегда занимает значительное место в трагедиях  Шекспира.  Но  все  же
личности Гамлета, Отелло, Лира и Макбета доминируют над окружающим их миром.
Кориолан тоже обладает  значимостью,  возвышающей  его  над  остальными.  Но
изымите его фигуру из окружения, оставьте только его поступки и речи,  и  вы
убедитесь,  что  сам  по  себе  он  не  обладает  для  нас  той   внутренней
наполненностью, которая делает столь привлекательными или волнующими  образы
других   трагических   героев    Шекспира.    Как    справедливо    отмечает
X.Гренвиль-Баркер, характер Кориолана раскрывается перед  нами  не  в  своем
внутреннем  содержании,  как  это  сделано  Шекспиром  в  отношении   других
трагических героев, а в его внешних  проявлениях.  Вне  конкретных  ситуаций
трагедии Кориолан не существует.  Поэтому  путь  к  постижению  произведения
лежит через  рассмотрение  развития  сюжета  и  многообразных  реакций  всех
основных участников конфликта. Если в других трагедиях  мастерство  Шекспира
проявилось с особенной силой в грандиозных и бесконечно сложных  характерах,
созданных им, то в "Кориолане" его  драматургический  гений  раскрывается  в
изумительно  тонком  и  всестороннем  изображении  диалектики   общественных
отношений.
     Оставив под конец рассмотрение образа Кориолана, остановимся сначала на
других действующих силах трагедии.
     Наше внимание  привлекает  прежде  всего  коллективный  образ  римского
народа. Ошибки в толковании отношения Шекспира  к  народу  в  этой  трагедии
проистекали из того, что критики, как  правило,  судили  о  нем  по  бранным
характеристикам,  даваемым  плебеям  Кориоланом.   Более   верный   путь   -
рассматривать этот коллективный  персонаж  в  его  собственных  поступках  и
словесных изъявлениях. Как и в  более  ранних  шекспировских  произведениях,
здесь нельзя не заметить того особого, присущего, пожалуй,  только  Шекспиру
драматургического умения изображать толпу  как  некое  единство,  наделенное
внутренним разнообразием. Поступки толпы едины, по мнения и  суждения  в  ее
среде разноречивы. Отсюда и возникает  ощущение  того,  что  перед  нами  не
безликий хор, а живое людское многообразие.
     Начальные  эпизоды  трагедии  обнаруживают  несомненную  справедливость
народного возмущения. Недовольство народа, вызвано не капризом, а  тем,  что
самое существование плебеев находится  под  угрозой.  Речи  римских  граждан
показывают, чего они хотят: им нужен хлеб, без которого они не  могут  жить.
Они отлично понимают свое низкое положение в обществе. Но не менее ясно  для
них и то, что они представляют собой силу, которая при определенных условиях
может добиться удовлетворения своих требований. Перед  нами  не  безропотная
толпа рабов, а  масса  граждан,  сознающих  если  не  свои  гражданские,  то
человеческие права.
     Для того чтобы добиться  своего,  эта  масса,  именно  потому  что  она
многолика, нуждается в  руководителях.  Народ  в  "Кориолане"  не  бездумная
толпа, движимая одним лишь  слепым  инстинктом  -  голодом.  Плебеи  отлично
разбираются в классовой  морали,  которой  пропитана  басня,  рассказываемая
Менением Агриппой. Еще в большей степени  проявляется  ум  народа  в  оценке
Кориолана. Его воинские доблести вызывают восхищение  плебеев,  и,  будь  он
дружелюбен по отношению, к ним, они не желали бы себе другого вождя.
     Впервые у Шекспира в "Кориолане" народ  требует  уважения  к  себе.  Он
готов принять любых руководителей государства, но при одном условии -  чтобы
они сознавали интересы народа и делали все  необходимоз  для  удовлетворения
их. Именно поэтому граждане признают своими руководителями трибунов Врута  и
Сициния. Эти  последние  все  время  подчеркивают  свое  стремление  служить
интересам народа.
     Любопытно посмотреть, как изображает Шекспир отношение граждан к  Риму.
По сравнению с хрониками Шекспир сделал огромный шаг вперед в трактовке темы
патриотизма.  Там  государство,  родина  были  прекрасной  и  величественной
абстракцией, окруженной поэтическим ореолом, - "алмаз  в  серебряной  оправе
океана" ("Ричард II").  Здесь  отношение  к  государству  определяется  тем,
насколько оно действительно является родиной для  человека,  почвой,  дающей
ему жизнь и поддерживающей его жизнь. Не абстрактный патриотизм поддерживает
римлян в их войнах с вольсками, а  трезвое  понимание  того,  что  хотя  они
занимают низкое положение в государственной иерархии,  но  все  же  являются
здесь свободными гражданами, тогда как победившие  вольски  превратят  их  в
рабов. Можно, конечно, сказать, что  патриотизм  в  "Кориоланс"  приобретает
эгоистическую окраску, но именно в этом одно из проявлений реализма Шекспира
в изображении общественных отношений. Мы увидим далее, что не только плебеи,
но и патриции руководствуются в своем патриотизме  сословными  и  классовыми
интересами. В этом нельзя не увидеть новой  для  Шекспира  (по  сравнению  с
хрониками) черты его политического  реализма.  Однако  при  этом  нельзя  не
заметить, что такое "потребительское",  эгоистическое  отношение  к  понятию
родины явно ненавистно Шекспиру.
     Ясное  сознание  своих  интересов,  стремление  добиться  того,   чтобы
государство удовлетворяло насущные потребности народа, - свидетельство того,
что народ уже способен мыслить.  Но  нужда  придает  односторонний  характер
мышлению народа. Он может мыслить только о своих заботах.
     Много говорилось о шаткости мнений толпы у Шекспира. Но мало  замечали,
что даже в своей переменчивости народ последователен: он всегда за тех и  за
то, что, как кажется толпе, соответствует ее интересам, Но глядящего  далеко
вперед политического разума  у  народа  нет.  Поэтому  на  его  интересах  и
стремлениях постоянно играют Другие.
     Народ предпочел бы иметь своим  руководителем  такого  мужественного  и
прямодушного человека, как Кориолан, Но враждебность Кориолана толкает народ
в объятия Брута и Сициния.
     Об этих трибунах с XVIII в. в критике прочно установилось мнение как  о
демагогах. Начало такой оценке положил Семюэль Джонсон, всегда  пристрастный
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 18 19 20 21 22 23 24  25 26 27 28
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама