Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роберт Шекли Весь текст 41.88 Kb

Похмелье

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4
его от себя. Зверюга щелкала зубами около самого его лица.
Пирсен напрягся что есть мочи, стараясь задушить ее, но его
пальцы были слишком слабы.
   Зверюга ерзала и извивалась, скребла землю. Руки Пирсона
мало-помалу слабели и начинали сгибаться в локтях. Челюсти
щелкали всего лишь в дюйме от его лица. Вот выполз длинный
испещренный черными пятнами язык...
   Охваченный омерзением, Пирсен отшвырнул от себя стонущую
гадину. Не дав ей опомниться, он ухватился за лианы, влез
на дерево и вне себя от ужаса стал карабкаться по скользкому
стволу от ветки к ветке. Лишь в тридцати футах над землей
он впервые взглянул вниз.
   Черно-синяя лезла следом с такой легкостью, словно всю
жизнь провела на деревьях.
   Пирсен взбирался выше, дрожа всем телом от усталости.
Ствол дерева постепенно сужался, все реже попадались ветки,
достаточно крепкие, чтобы за них ухватиться. Возле самой
вершины, в пятидесяти футах над землей, дерево закачалось
под его тяжестью.
   Пирсен снова взглянул вниз: упорная тварь была в десяти
футах от него и продолжала лезть выше. Пирсен вскрикнул;
ему показалось, что спасения нет. Но страх придал ему силы.
Он взобрался на последнюю большую ветку, ухватился покрепче
и поджал ноги. Когда зверюга добралась до него, он вдруг
лягнул ее обеими ногами.
   Удар был точен. Когти зверя с пронзительным скрежетом
ободрали кору с дерева. Зверюга, визжа и ломая ветки,
полетела вниз и звонко плюхнулась на землю.
   Стало тихо.
   "Наверное, она расшиблась", - подумал Пирсен. Но
проверять свою догадку у него и в мыслях не было. Никакая
сила на Земле или любой другой планете Галактики не
принудила бы его самостоятельно слезть с дерева. Нет уж,
дудки, пока он не придет в себя да как следует не соберется
с силами, он отсюда не двинется.
   Пирсон сполз немного ниже, к толстой раздвоенной ветке.
На таком насесте можно было чувствовать себя спокойно. Лишь
окончательно устроившись, Пирсон понял, как мало у него
осталось сил. Если вчерашний сабантуй иссушил его, то
сегодняшние приключения выжали досуха. Напади на него
сейчас зверек чуть-чуть побольше белки, и он погиб.
   Он прислонился к стволу, вытянул отяжелевшие ноги и руки,
закрыл глаза и снова принялся восстанавливать в памяти
события минувшего вечера.

   - Пойдем со мной, дружище, - сказал Билли Бенц. - Я тебе
все расскажу. А вернее - сам увидишь.
   Они направились в восточную часть города, вышли на
Шестьдесят вторую улицу, а тем временем густо-синие сумерки
сменились ночной темнотой. Манхэттен зажег огни, над
горизонтом замерцали звезды, и серп месяца блеснул сквозь
прозрачный туман.
   - Куда мы идем? - спросил Пирсен.
   - А мы уже пришли, голуба, - ответил Бенц.
   Они стояли перед невысоким особняком, сложенным из
коричневого песчаника. Скромная медная дощечка на дверях
гласила:

                     НАРКОТИК

   - Новый бесплатный наркотический салон, - пояснил Бенц.
- Открыт сегодня вечером Томасом Мориарти, кандидатом от
реформистской партии на пост мэра. Об этом заведении еще
никто не знает.
   - Отлично, - сказал Пирсен.
   В городе было немало бесплатных увеселительных заведений.
Но каждый стремился разыскать что-нибудь неизвестное другим
и опробовать новинку, прежде чем к ней ринутся толпы
любителей свежих впечатлений.
   Вот уже многие годы Верховный евгенический комитет,
созданный при Объединенном международном правительстве
удерживал численность населения мира в стабильных и разумных
пределах. Людям снова стало так просторно на Земле, как не
было в течение последнего тысячелетия, а внимания им уделяли
куда больше, чем когда- либо в прошлом. Благодаря успехам
подводной экологии и гидропоники, а также всестороннему
использованию земной поверхности еды и одежды хватало на
всех и даже с избытком. При автоматических методах
строительства и изобилии стройматериалов жилищная проблема
перестала существовать, тем более что человечество было
сравнительно невелико и впредь не собиралось увеличиваться.
Даже предметы роскоши ни для кого не были роскошью.
   Сформировалась благополучная, устойчивая, неизменная
цивилизация. Те немногие, кто проектировал, строил и
обслуживал машины, получали щедрое вознаграждение.
Большинство же вовсе не работало. Ни нужды, ни желания у
них не было.
   Находились, конечно, и честолюбцы, которые жаждали
богатств, власти, высоких постов. Эти занимались политикой.
Используя обильные общественные фонды, каждый из них кормил,
одевал, развлекал население своего округа, чтобы обеспечить
себе большинство голосов, и проклинал вероломных
избирателей, всегда готовых переметнуться на сторону того,
кто посулит больше.
   Это была утопия своего рода. О нужде все позабыли, войны
давно прекратились, каждого ждала безбедная долгая жизнь.
   И чем же, кроме врожденной человеческой неблагодарности,
можно было объяснить, что число самоубийств возросло до
поистине страшных размеров?

   Дверь отворилась сразу же, и Беиц предъявил пропуска.
Они прошли по коридору в большую уютную гостиную. Четверо
посетителей, из них одна женщина, ранние пташки,
прослышавшие о новом заведении прежде других, полулежали на
кушетках, дымя бледио-зслскыми сигаретами. В воздухе стоял
резкий, непривычный, но в то же время приятный запах.
   Подошел служитель и подвел их к свободному дивану.
   - Располагайтесь как дома, джентльмены, - сказал он. -
Закурив нарколик, вы отдохнете от всех забот.
   Он протянул каждому по пачке бледно-зеленых сигареток.
   - Что это за штуковина? - спросил Пирсен.
   - Нарколические сигареты, - ответил служитель. -
Приготовлены из отборной смеси турецкого и вирджииского
табака, в которую добавлена тщательно отмеренная доза
нарколы, хмельной травки, произрастающей в экваториальном
поясе Венеры.
   - Венеры? - удивился Бенц. - А мы разве добрались до
Венеры?
   - Четыре года назад, сэр, - ответил служитель. - Первой
высадилась экспедиция Йельского университета и основала там
базу.
   - По-моему, я что-то такое уже читал, - заметил Пирсон.
- Или видел в киножурнале. Венера... Там вроде бы сплошные
неосвоенные джунгли, да?
   - Совершенно не освоенные, сэр, - подтвердил служитель.
   - А, помню, значит, - сказал Пирсен. - Трудно за всем
уследить. А что, эта наркола входит потом в привычку?
   - Ни в коем случае, сэр, - успокоил его служитель. -
Наркола действует как, согласно теории, должен бы влиять
алкоголь. Вы испытываете небывалый подъем, чувство
удовлетворенности, довольства. Похмелья не бывает. Это вам
предлагает Томас Мориарти, кандидат от реформистской партии
на пост мэра. Столбец Эй-два в ваших кабинах, джентльмены.
Мы смиреннейше рассчитываем на ваши голоса.
   Посетители кивнули и закурили.
   Нарколик начал действовать почти сразу. Уже после первой
сигареты Пирсен ощутил раскованность, легкость, и его
захлестнуло предвкушение чего-то приятного. Вторая сигарета
усилила действие первой и кое-что добавила. Все чувства
необыкновенно обострились. Пирсену казалось теперь, что мир
восхитителен, полон неизведанных радостей и чудес. И сам он
почувствовал себя важным и незаменимым.
   Бенц толкнул его локтем в бок:
   - Что, недурна штучка?
   - Очень здорово, - ответил Пирсен. - Этот Мориарти,
наверное, хороший человек. Миру нужны хорошие люди.
   - Точно, - согласился Бенц. - Нужны толковые люди.
   - Смелые, мужественные, дальновидные, - с жаром продолжал
Пирсен, - такие орлы, как мы с тобой, которые перевернут
весь мир, так что...
   Он вдруг умолк.
   - Чего ты? - спросил Бенц.
   Пирсен не отвечал. В нем произошла неуловимая перемена,
знакомая всем наркоманам, и нарколик теперь вызывал у него
обратный эффект. Только что он казался себе богом. И вдруг
с обостренной чувствительностью одурманенного увидел себя
таким, как он есть.
   Он, Уолтер Хилл Пирсен, тридцати двух лет, неженатый,
неработающий и никому не нужный. Когда ему было
восемнадцать, он поступил на службу, чтобы доставить
удовольствие родителям. Но уже через неделю бросил работу,
потому что она нагоняла на него тоску и мешала высыпаться.
Потом как-то ему вздумалось жениться, но его отпугнула
ответственность, которую накладывает семейная жизнь. Ему
скоро тридцать три, он тощий, хилый, у него дряблые мускулы
и нездоровый цвет лица. Ни разу в жизни не сделал он ничего
хоть мало-мальски важного ни для себя, ни для других и
впредь не сделает.
   - Ну, давай, давай выкладывай все как есть, дружище, -
сказал Бенц.
   - Ж-желаю совершить подвиг, - промямлил Пирсен, делая
новую затяжку.
   - Да ну?
   - Чтоб я пропал! Приключений хочу!
   - Так чего же ты молчал? Я тебе мигом все устрою. -
Бенц вскочил и потащил за собой Пирсона. - Айда!
   - Ты к-куда меня ведешь?
   Пирсен попробовал оттолкнуть Бенца. Ему хотелось, не
вставая с дивана, упиваться своим горем. Но Бенц рывком
заставил его встать.
   - Я понял, что тебе нужно, - говорил Бенц. -
Приключение... такое, чтоб дух захватывало. Пошли, голуба,
я тебя отведу. Покачиваясь, Пирсен задумчиво насупил брови.
   - Пойди сюда, - обратился он к Бенцу. - Я тебе на ухо
скажу. Бенц наклонился к нему, и Пирсен прошептал:
   - Хочу, чтобы было приключение, но чтобы я остался цел и
невредим. Понял?
   - Само собой! - ответил Бенц. - Я же знаю, что тебе
нужно. Вали за мной. Сейчас будет приключение.
Безопасное!
   Сжимая в кулаках пачки нарколика, приятели взялись за
руки и нетвердым шагом вышли из салона, основанного
кандидатом реформистов.

   Поднялся ветер, и дерево, на котором сидел Пирсен,
закачалось. Порыв ветра так внезапно охладил его
разгоряченное, потное тело, что Пирсона вдруг начала бить
дрожь. Зубы громко застучали, руки до боли вцепились в
скользкую ветку. В горле нестерпимо жгло, как будто бы туда
насыпали мелкого раскаленного песку.
   Нет, он не мог больше терпеть такую жажду. За глоток
воды он был готов сейчас сразиться с целым десятком
черно-синих тварей.
   Пирсен принялся медленно спускаться с дерева, решив не
думать до поры до времени о том, что случилось вчера
вечером. Сперва он должен найти воду.
   Под деревом, не шевелясь, лежала черно-синяя зверюга с
переломленным хребтом. Пирсен прошел мимо лее и нырнул в
заросли.
   Он брел по джунглям долгие часы, а может быть, и дни, ибо
утратил представление о времени в мучительном зное, который
источало сверкающее, неизменно белое небо. Колючие ветки
рвали его одежду, какие-то птицы пронзительно вскрикивали
каждый раз, когда он раздвигал кусты. Он ничего не замечал,
он продолжал идти, с трудом передвигая одеревеневшими ногами
и устремив вперед невидящий взгляд. Он упал, но снова встал
и побрел, потом падал еще раз и еще. Так брел он, словно
робот, покуда не наткнулся на скудный, грязный ручеек.
   Пирсен растянулся и припал к воде губами, совсем не думая
о том, что в ней могут оказаться болезнетворные бактерии.
   Немного придя в себя, он огляделся. Вокруг сплошной
стеной стояли непроходимые, ядовито-зеленые, чужие джунгли.
Над ним сияло небо, точь-в-точь такое же белое, каким он
увидел его в первый раз. А в кустах попискивала и чирикала
невидимая мелкая живность.
   "Какое глухое и жуткое место, - подумал Пирсен. -
Поскорей бы отсюда выбраться".
   Но как? Он не знал, есть ли здесь города или
какие-нибудь поселения. И если даже есть, то как их
разыскать в такой пустынной, дикой местности?
   Каким же образом он все-таки попал сюда?
   Он потер небритый подбородок и снова попытался вспомнить.
Казалось, вчерашние события происходили миллион лет назад, в
какой-то совершенно иной жизни. Нью- Йорк представлялся ему
смутно, словно привиделся во сне. Реальностью были лишь
джунгли, голод, который вгрызался ему в желудок, и недавно
начавшееся странное гудение.
   Он поглядел вокруг себя, пытаясь определить, откуда
доносится звук. Гудело со всех сторон, ниоткуда и отовсюду.
Сжав кулаки, Пирсен до боли в глазах всматривался в заросли,
пытаясь разглядеть, где же притаилась новая опасность.
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама