Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
Объявление о переносе стрима по Starcraft 2!
Объявление о стриме!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Виктор Суворов Весь текст 424.49 Kb

Освободитель

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 28 29 30 31 32 33 34  35 36 37
базе  разведывательного  мотоцикла  "М-72". Чудесная машина была
вооружена  пулеметом  и  противотанковым гранатометом, она имела
два  активных  ночных  инфракрасных  прицела,  дальномер-прицел,
радиостанцию   "Р-123".   Машина,  видимо,  предназначалась  для
действий  в  условиях  Заполярья,  так как на ней находились два
новеньких   дубленых   полушубка,   а   сзади   была   прилажена
200-литровая  бочка со спиртом. К сожалению, все это сгорело при
столкновении с контрреволюцией.
   Генерал покрутил рапорт в руках.
   -  Верните рапорт обратно, пусть перепишут и добавят вот это.
Что еще?
   - В 128-й дивизии БТР с моста свалился.
   - В результате столкновения с контрреволюцией?
   - Так точно.
   - Это лучше. Давайте рапорт.
   А   заместитель  командира  взвода  старший  сержант  Мельник
получил  медаль  за  смелые и решительные действия при отражении
налета. Про него даже в газетах писали.


"ПОЛЕТ"
                                             Район города Кошице
                                       Начало сентября 1968 года
   Еще  в самые первые дни освобождения, когда перемещение войск
происходило  почти  непрерывно, наш батальон остановился ночью у
какого-то  совсем  небольшого  городка  с  маленьким  заводиком.
Батальон  ночевал  прямо в поле у городка с соблюдением всех мер
предосторожности, выставив боевое охранение и подвижные патрули.
   Утром  выяснилось  весьма  неприятное обстоятельство. Заводик
оказался  не  просто  заводиком, а спиртзаводиком. Я еще вечером
унюхал этот особый запах, стоявший над всей округой, да и другие
офицеры  не  могли  его не заметить. Но за минувший день все так
устали,   что   немедленно   уснули,  как  только  представилась
возможность.
   А  солдатики  наши  не  спали  и  времени  даром  не  теряли.
Спиртзавод,  как  и все другие заводы Чехословакии, в те дни был
остановлен.  Но  местные  жители,  не без умысла, конечно, ночью
нашим  солдатам  путь  на  завод  указали,  ворота  гостеприимно
открыли и показали, как открыть соответствующие краны.
   К  утру все до единого солдата в батальоне были пьяными. Надо
отдать им должное, никто не напился здорово. Каждый понимал, что
до полевого трибунала - один шаг, а полевой трибунал работает по
законам военного времени. Так что все солдаты были не пьяными, а
выпивши, навеселе, под хмельком.
   Командир  батальона  немедленно  вывел  всю  колонну из этого
проклятого    места,    оповестил   вышестоящее   командование о
спиртзаводе, который был немедленно взят под особый контроль. На
ближайшем  привале  был произведен грандиозный обыск. Оказалось,
что   все  емкости,  буквально  любые  предметы,  которые  могут
содержать   жидкость,   были   наполнены   спиртом:  все  фляги,
канистры,   котелки,   даже   грелки   в  батальонном  подвижном
медпункте.  Весь  обнаруженный  спирт  был  безжалостно вылит на
дорогу.  Все  офицеры  батальона  были посажены вместо водителей
боевых машин. И колонна тронулась. Офицеров, конечно, не хватило
на   все  машины,  и  оттого  многие  бронетранспортеры  шли  по
освобожденной стране слегка покачиваясь.
   Уже  к  обеду  все  солдаты  пришли  в  себя.  Следующую ночь
батальон  провел  в  поле вдали от населенных пунктов. С утра мы
почувствовали неладное. У большинства солдат глаза блестели, как
масляные.   Никто  из  них  не  был  пьян,  но  каждый  из  них,
несомненно,  слегка  выпил.  Мы  произвели  обыск,  каких еще не
бывало, но ничего не нашли. В принципе ничего плохого в том, что
солдаты  понемногу выпивают, не было. Попробуй найди в советских
уставах  какое-нибудь запрещение на этот счет. И нельзя подобных
запрещений  в  уставы  вносить, ибо в боевой обстановке солдатам
просто положено выпивать для храбрости.
   Проблема заключалась в том, что обстановка была почти боевая,
но   приходилось   выполнять   чисто   дипломатическую  функцию:
разгонять  людей,  не  желающих освобождаться. А с нашим запахом
этим  заниматься как-то не совсем удобно. Если вражья пропаганда
дознается,  что  400 советских солдат выполняют свою благородную
миссию под влиянием Бахуса, может получиться мировой скандал.
   На  следующее  утро  история  повторилась,  и  на следующее -
вновь.
   Случилось  так,  что  вся  агентура  ГБ  и  партии  оказалась
вовлеченной  в общее дело, и местонахождение чудесного источника
не выдавала. В Чехословакии, кстати, все они, слуги ГБ и партии,
хвосты прижали и строчить рапорта совсем не спешили. Еще бы, все
вокруг  вооружены,  нечаянно и застрелить могут или ночью танком
сонного   раздавить,   по   ошибке.  Такая  практика  процветала
повсеместно.  Счеты сводили быстро, несмотря на разницу языков и
интересов.
   Командир батальона тоже не спешил докладывать о происходящем.
Доложишь - на себя же беду накличешь. Он предпочитал искать сам,
привлекая к поискам спирта всех офицеров батальона.
   Было ясно, что запасы спирта в батальоне огромны: каждое утро
минимум  по солдатской кружке на каждого из 400 солдат. Батальон
менял  свое  положение  постоянно. Значит, спирт не в лесу, не в
земле  зарыт,  а  движется  с  нами.  В наших машинах. А где? Мы
обследовали  все.  Миллиметр  за миллиметром. Даже проверили, не
залит ли спирт в шины бронетранспортеров. Но и там его не было.
   Если бы ежедневное пьянство происходило в одной моей роте, то
мне  бы  грозили  серьезные неприятности. Но это происходило и в
соседних  ротах. Поэтому я был спокоен. Вопрос о спирте волновал
меня  чисто теоретически: где же он, черт его побери, может быть
спрятан?
   Я  совершенно  категорически принял решение спирт найти. Чего
бы  мне  это  ни  стоило.  Чем  бы  ни  пришлось пожертвовать. А
жертвовать  я  мог  всего  лишь  одной  вещью,  золотыми  часами
"Полет".  Это  была  единственная  дорогая  вещь у меня. А что у
советского лейтенанта может быть, кроме часов и расчески?
   Часы  были  просто великолепные, и я давно приметил, что один
из  радистов  взвода  связи  на  мои  часы  поглядывал с немалым
интересом.  Не  знаю  почему,  но  этого радиста я считал жадным
человеком, хотя почти и не знал его.
   Во  время  обеда, когда вокруг полевого узла связи решительно
никого  не  было,  а  радист, я это знал, дежурил внутри, причем
один,  я  зашел  на  узел  связи.  Для  командира роты посещение
батальонного узла связи дело совершенно естественное.
   Молча  я снял с руки часы и протянул ему. Он смотрел на часы,
не  решаясь  их взять, ожидая, что я потребую взамен. Как радист
он,  конечно,  немного  говорил по-русски. Без этого в связь, не
берут.
   -  Мне спирт нужен,- я запрокинул голову назад,- имитируя то,
как  люди  пьют спиртное.- Понимаешь, спирт.- Я пощелкал себя по
горлу, показывая, как он булькает.
   Он  закивал головой. Мусульманин, а ведь понимает. И, видимо,
каждый день вместе со всеми принимает лечебный напиток.
   -  Десять  литров,  понимаешь,-  я  показал  десять пальцев.-
Десять.
   Он быстро взял часы и сказал: "Вэчэр".
   - Нет,- сказал я,- мне сейчас надо.
   Он  покрутил  часы  в  руках  и  нехотя вернул их мне: сейчас
нельзя.
   Я  положил часы в свой карман и медленно пошел к выходу, но у
самой  двери  резко  обернулся.  Солдат  с величайшим сожалением
смотрел мне вслед. Я быстро достал часы и сунул ему в руку:
   - Я сам возьму.
   Он  кивнул.  Быстро  замотал  часы в носовой платок, сунул за
голенище  сапога  и  тут  же  шепнул  мне на ухо одно всего лишь
слово.
   Я  ненавидел его. И все же я еще перед тем, как зайти на узел
связи,  дал  себе  слово никому, включая командира батальона, не
рассказывать  о том, как я нашел спирт. Чтобы не раскрыть его, я
не  побежал  в  штаб  батальона  немедленно,  а выждал несколько
часов.  И  лишь  к вечеру постучал в командирскую машину. Комбат
сидел в величайшем унынии.
   -  Товарищ  подполковник,  не  желаете  ли  выпить со мной по
кружечке  спирта? - С моей стороны это было величайшим хамством.
Но он, конечно, простил меня.
   -  Где?  -  взревел  он  и, вскочив с кресла, больно ударился
головой о броневую крышу. - Где, твою мать?
   Я улыбнулся:
   - В радиаторах.
   Каждый  бронетранспортер имеет по два двигателя и так как они
работают  в  исключительно тяжелых условиях, то каждый двигатель
имеет  очень  развитую  жидкостную  систему  охлаждения с емкими
радиаторами,  которые  в  летнее время заполняются просто чистой
водой. Солдаты слили всю воду из радиаторов всех машин батальона
и  заполнили  их  спиртом.  Пили они его по вечерам, залезая под
машины якобы для обслуживания и ремонта.
   Командир батальона немедленно построил батальон и затем лично
сам пошел вдоль колонны, открывая в каждой машине сливные краны.
Осенний лес быстро наполнялся чудесным ароматом.
   А  еще  через  день  радиста,  открывшего  общую тайну, нашли
избитого  почти  до смерти в кустах возле узла связи. Его срочно
увезли  в  госпиталь,  объяснив  медикам,  что  пострадал он при
встрече с контрреволюцией.
   А  еще  через  несколько дней, когда другие события заставили
забыть злосчастный образ радиста, ко мне подошел другой радист и
протянул мне мои золотые часы "Полет".
   - Товарищ лейтенант, это ваши часы?
   - Э...- сказал я.- Вообще-то мои. Спасибо. А где вы их нашли?
   - Один из нас, видимо, их украл у вас.
   -  И  за  это  вы  так зверски его обработали? Он внимательно
посмотрел мне в глаза.
   - И за это тоже.


ПРОВОДЫ ОСВОБОДИТЕЛЕЙ
                                                  Кошице - Прага
                                              Сентябрь 1968 года
   Тревогу объявили в пять утра.
   Холод  в  лесу  собачий.  Спать  бы  да  спать,  уткнув нос в
воротник  шинели.  Я  медленно  выполз  из-под теплой шинели - в
голове  шумело  после вечернего веселья. - Ни одна живая душа во
всей  роте  и  ухом  не  повела на сигнал тревоги. Всего за один
месяц дисциплина пала до катастрофического уровня.
   Я извлек из глубин своей памяти специально приготовленную для
подобного  случая тираду и тихо, без особой злобы, проговорил ее
на  ухо  старшине  роты,  который  норовил  прикинуться  спящим.
Старшина  мгновенно  вскочил:  не то чтобы испугался моих угроз.
Нет. Просто фраза была затейливой.
   Старшина  пошел вдоль рядов спящих солдат и сержантов, толкая
их носком сапога и покрывая матом.
   Когда  меня  будят  на рассвете после ночи в холодном лесу, я
всегда  становлюсь  очень  злым.  Не  знаю почему. В глотке моей
скапливались  самые  грязные  ругательства,  и  я посматривал по
сторонам,  на чью бы голову их высыпать. Но встретившись глазами
с  первым  попавшимся  солдатом, я сдержался. В глазах его было,
пожалуй,   больше   злобы,   чем   в  моих.  Грязный,  небритый,
нестриженый,  много  недель  не  видавший  горячей воды, автомат
через плечо и полные подсумки патронов. Поди задень его сейчас -
убьет не задумываясь.
   Офицеров  собрали на совещание. Начальник штаба полка объявил
боевой   приказ,   согласно   которому   наша   дивизия   срочно
передавалась   из   38-й  армии  Прикарпатского  фронта  в  20-ю
гвардейскую  армию Центрального фронта. Нам предстояло совершить
многосоткилометровый   марш   через   всю   страну  и  к  вечеру
развернуться севернее Праги для прикрытия войск 20-й гвардейской
армии.   Всю   гусеничную   технику:   танки,   тягачи,  тяжелые
бронетранспортеры   -   было   приказано  оставить  на  месте, а
двигаться налегке, используя только колесные машины.
   Приказ  был  совершенно  непонятен,  в том числе и начальнику
штаба,  получившему  его свыше. Но времени на дискуссии не было.
Колонны вытянули быстро, сигнал готовности - белые флажки начали
появляться над командирскими люками (радиосвязь при перемещениях
войск  запрещена).  Наконец,  белые  флажки  появились над всеми
машинами.   Сигнальщик  головной  машины  покрутил  флажком  над
головой   и   четко   указал  на  Запад.  Мы  снова  двинулись в
неизвестность.
   Тем  для тревожных раздумий было достаточно. Если силу танков
принять  за единицу, то в сравнении с этим мотопехота - ноль. Но
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 28 29 30 31 32 33 34  35 36 37
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (10)

Реклама