Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 35.3 Kb

Поражение

Следующая страница
 1 2 3 4
                        Аркадий и Борис Стругацкие

                                 Поражение 


     Фишер сказал Сидорову:
     - Ты поедешь на остров Шумшу.
     - Где это? - хмуро спросил Сидоров.
     -  Северные  Курилы.   Летишь  сегодня  в   двадцать  два   тридцать.
Грузопассажирским Новосибирск - Порт Провидения.
     Механозародыши  предполагалось  опробовать  в разнообразных условиях.
Институт вел работу главным  образом для межпланетников, поэтому  тридцать
исследовательских групп из  сорока семи направлялись  на Луну и  на другие
планеты. Остальные семнадцать должны были работать на Земле.
     - Хорошо, - медленно проговорил Сидоров.
     Он  надеялся,  что  ему  все  же  дадут  межпланетную группу, хотя бы
лунную. Ему  казалось, что  у него  много шансов,  потому что  он давно не
чувствовал себя так хорошо, как  последнее время. Он был в  отличной форме
и надеялся до последней минуты.  Но Фишер почему-то решил иначе,  и нельзя
даже  поговорить  с  ним  по-человечески,  потому  что  в  кабинете торчат
какие-то незнакомые с постными физиономиями. "Вот так приходит  старость",
- подумал.
     - Хорошо, - повторил он спокойно.
     -  Северокурильск  уже  знает,  -  сказал  Фишер. - Конкретно о месте
испытаний договориться в Байкове.
     - Где это?
     -  На  острове  Шумшу.  Административный  центр Шумшу. - Фишер сцепил
пальцы и стал глядеть  в окно. - Сермус  тоже остается на Земле,  - сказал
он. - Он поедет в Сахару.
     Сидоров промолчал.
     - Так вот, - сказал Фишер.  - Я уже подобрал тебе помощников.  У тебя
будут двое помощников. Хорошие ребята.
     - Новички.
     - Они справятся,  - быстро сказал  Фишер. - Они  хорошо подготовлены.
Хорошие ребята, говорю тебе. Один, между прочим, тоже был Десантником.
     - Хорошо, - безразлично сказал Сидоров. - У тебя все?
     - Все. Можешь отправляться, желаю удачи. Твой груз и твои люди в  сто
шестнадцатой.
     Сидоров пошел к двери. Фишер помедлил и сказал вдогонку:
     -  И  возвращайся  скорее,  камрад.  У  меня есть для тебя интересная
тема.
     Сидоров  притворил  за  собой  дверь  и  немного  постоял.  Потом  он
вспомнил, что  лаборатория 116  находится пятью  этажами ниже,  и пошел  к
лифту.
     Яйцо -  полированный шар  в половину  человеческого роста  - стояло в
правом  углу  лаборатории,  а  в  углу  слева  сидели  два человека. Когда
Сидоров вошел, они  встали. Сидоров остановился,  разглядывая их. Им  было
лет  по  двадцать  пять,  не  больше.  Один  был высокий, светловолосый, с
некрасивым  красным  лицом.  Другой  пониже,  смуглый  красавец испанского
типа, в замшевой курточке и тяжелых горных ботинках. Сидоров сунул руки  в
карманы, привстал  на цыпочки  и снова  опустился на  пятки. "Новички",  -
подумал он  и ощутил  вдруг приступ  такого сильного  раздражения, что сам
удивился.
     - Здравствуйте, - сказал он. - Моя фамилия Сидоров.
     Смуглый показал белые зубы.
     -  Мы  знаем,   Михаил  Альбертович.  -   Он  перестал  улыбаться   и
представился: - Кузьма Владимирович Сорочинский.
     - Гальцев Виктор Сергеевич, - сказал светловолосый.
     "Интересно,  кто  из  них  был  Десантником,  -  подумал  Сидоров.  -
Наверное, этот испанец, Кузьма Сорочинский". Он спросил:
     - Кто из вас был Десантником?
     - Я, - ответил светловолосый Гальцев.
     - Дисциплина? - спросил Сидоров.
     - Да, - сказал Гальцев. - Дисциплина.
     Он посмотрел Сидорову в  глаза. У Гальцева были  светло-голубые глаза
в пушистых  женских ресницах.  Они как-то  не шли  к его  грубому красному
лицу.
     -  Что   же,  -   сказал   Сидоров.   -  Десантнику   надлежит   быть
дисциплинированным.  Любому  человеку  надлежит  быть  дисциплинированным.
Впрочем, это не мое мнение. Что вы умеете, Гальцев?
     - Я биолог, - сказал Гальцев. - Специальность - нематоды.
     - Так, - сказал Сидоров и повернулся к Сорочинскому. - А вы?
     -  Инженер-гастроном,  -   громко  отрапортовал  Сорочинский,   снова
показывая белые зубы.
     "Прелестно, -  подумал Сидоров.  - Специалист  по червям  и кондитер.
Недисциплинированный  Десантник  и  замшевая  курточка.  Хорошие   ребята.
Особенно этот горе-Десантник.  Спасибо вам, товарищ  Фишер, вы всегда  обо
мне  заботитесь".  Сидоров  представил  себе,  как  Фишер,  придирчиво   и
тщательно отобрав  из двух  тысяч добровольцев  состав межпланетных групп,
посмотрел  на  часы,  посмотрел  на  списки  и  сказал:  "Группа Сидорова.
Курилы. Атос  - человек  деловой, опытный  человек. Ему  вполне достаточно
троих. Даже двоих. Это же не  на Меркурий, не на Горящее Плато.  Дадим ему
хотя  бы  вот  этого  Сорочинского  и  вот  этого  Гальцева. Тем более что
Гальцев тоже был Десантником".
     - Вы подготовлены к работе? - спросил Сидоров.
     - Да, - сказал Гальцев.
     -  Еще  как,  Михаил  Альбертович,  -  сказал Сорочинский. - От зубов
отскакивает!
     Сидоров  подошел  к  Яйцу  и  потрогал  его  прохладную  полированную
поверхность. Потом он спросил:
     - Вы знаете, что это такое? Вы, Гальцев.
     Гальцев поднял глаза к потолку, подумал и сказал монотонным голосом:
     - Эмбриомеханическое устройство МЗ-8. Механозародыш, модель  восьмая.
Автономная  саморазвивающаяся  механическая  система,  объединяющая в себе
программное   управление   МХФ    -   механохромосому   Фишера,    систему
воспринимающих   и   исполнительных   органов,   дигестальную   систему  и
энергетическую  систему.  МЗ-8  является  эмбриомеханическим  устройством,
которое способно в  любых условиях на  любом сырье развертываться  в любую
конструкцию, заданную программой. МЗ-8 предназначен...
     - Вы, - сказал Сидоров Сорочинскому.
     Сорочинский отбарабанил:
     -  Данный  экземпляр  МЗ-8   предназначен  для  испытания  в   земных
условиях.  Программа  стандартная,  стандарт  Шестьдесят  четыре: развитие
зародыша  в  герметический  жилой  купол  на  шесть  человек, с тамбуром и
кислородным фильтром.
     Сидоров посмотрел в окно и спросил:
     - Вес?
     - Примерно полтора центнера.
     Разнорабочие экспериментальной группы могли всего этого и не знать.
     - Хорошо,  - сказал  Сидоров. -  Теперь я  сообщу вам  то, чего вы не
знаете.   Во-первых,   Яйцо   стоит   девятнадцать   тысяч  человеко-часов
квалифицированного  труда.  Во-вторых,  оно  действительно  весит  полтора
центнера, и там, где понадобится, вы будете таскать его на себе.
     Гальцев кивнул. Сорочинский сказал:
     - Будем, Михаил Альбертович.
     - Вот и прекрасно, - сказал Сидоров. - Вот сразу и начинайте.  Катите
его  к  лифту  и  спустите  в  вестибюль.  Затем  отправляйтесь на склад и
получите  регистрирующую  аппаратуру.  Затем  можете  идти по своим делам.
Явитесь  со  всем  грузом  на  аэродром  к  десяти  вечера. Попытайтесь не
опоздать.
     Он повернулся и вышел.  Позади раздался тяжелый гул:  группа Сидорова
приступила к выполнению первого задания.


     На рассвете грузопассажирский  стратоплан сбросил птерокар  с группой
над  Вторым  Курильским  проливом.  Гальцев  с  большим  изяществом  вывел
птерокар из  пике, осмотрелся,  поглядел на  карту, поглядел  на компас  и
сразу отыскал Байково  - несколько ярусов  двухэтажных зданий из  белого и
красного литопласта, охвативших  полукругом небольшую, но  глубокую бухту.
Птерокар, выворачивая  жесткие крылья,  приземлился на  набережной. Ранний
прохожий  (юноша  в  тельняшке  и  брезентовых  штанах)  объяснил  им, где
находится управление. В управлении  дежурный администратор острова, он  же
старший агроном, пожилой сутулый  айн, встретил их приветливо  и пригласил
к завтраку.
     Выслушав Сидорова, он предложил на выбор несколько невысоких сопок  у
северного  берега.  Он  говорил  по-русски  довольно  чисто, только иногда
останавливался посередине слова, как будто не был уверен в ударении.
     - Северный берег  - это довольно  далеко, - сказал  он. - И  туда нет
хорошей дороги. Но у вас есть птеро... кар. И потом, я не могу  предложить
вам что-нибудь  ближе. Я  плохо понимаю  в физических  опытах. Но  большая
часть острова занята  под бахчи, баштаны,  парники. Везде сейчас  работают
школьни... ки. Я не могу рис... ковать.
     -  Никакого  риска  нет,   -  сказал  Сорочинский  легкомысленно.   -
Совершенно никакого риска.
     Сидоров  вспомнил,  как  однажды  он  целый  час просидел на пожарной
лестнице,    спасаясь    от    пластмассового    упыря,    которому    для
самосовершенствования понадобилась протоплазма. Правда, тогда еще не  было
Яйца.
     - Спасибо, - сказал он. - Нас вполне устраивает северный берег.
     - Да,  - сказал  айн. -  Там нет  ни бахчей,  ни парников. Там только
береза. И еще где-то там работают архео... логи.
     - Археологи? - удивился Сорочинский.
     - Спасибо, - сказал Сидоров. - Я думаю, мы отправимся сейчас же.
     - Сейчас будет завтрак, - вежливо напомнил айн.
     Они молча позавтракали. Прощаясь, айн сказал:
     -  Если  вам  что-нибудь  понадобится,  обращайтесь... как это... без
стес... нения.
     -  Нет,  мы  не  будем...  как  это...  стес...  няться,  -   заверил
Сорочинский.
     Сидоров глянул на него, а в птерокаре сказал:
     - Если вы, юноша, позволите себе еще такую выходку, я вас выставлю  с
острова.
     - Прошу  прощения, -  сказал Сорочинский,  сильно покраснев.  Румянец
сделал его смуглое лицо еще более красивым.
     На северном побережье действительно не было ни бахчей, ни парников  и
была только береза. Курильская береза растет "лежа", стелется по земле,  и
ее  мокрые  узловатые  стволы  и  ветви  образуют  плотные,   непроходимые
переплетения.  С   воздуха  заросли   курильской  березы    представляются
безобидными зелеными  лужайками, вполне  пригодными для  посадки не  очень
тяжелых  машин.  Ни  Гальцев,  который   вел  птерокар,  ни  Сидоров,   ни
Сорочинский  понятия  не  имели  о  курильской  березе. Сидоров показал на
круглую сопку  и сказал:  "Здесь". Сорочинский  робко взглянул  на него  и
сказал:  "Хорошее  место".  Гальцев  выпустил  шасси  и  повел птерокар на
посадку прямо в центр обширного зеленого поля у подножия круглой сопки.
     Крылья  машины  замерли,  и  через  минуту птерокар с треском зарылся
носом  в  хилую  зелень  курильской  березы.  Сидоров  услышал этот треск,
увидел миллион разноцветных звезд и на время потерял сознание.
     Потом он открыл глаза и  прежде всего увидел руку. Она  была большая,
загорелая, и свежепоцарапанные пальцы ее словно нехотя перебирали  клавиши
на пульте управления.
     Рука исчезла,  и появилось  темно-красное лицо  с голубыми  глазами в
женских ресницах.
     Сидоров, кряхтя, попробовал сесть. Очень болел правый бок, и  саднило
лоб. Он потрогал  лоб и поднес  пальцы к глазам.  Пальцы были в  крови. Он
поглядел на Гальцева. Тот вытирал разбитый рот носовым платком.
     -  Мастерская  посадка,  -  сказал   Сидоров.  -  Вы  меня   радуете,
специалист по нематодам.
     Гальцев  молчал.  Он  прижимал  к  губам скомканный носовой платок, и
лицо его было неподвижно. Высокий дрожащий голос Сорочинского произнес:
     - Он не виноват, Михаил Альбертович.
     Сидоров медленно повернул голову и посмотрел на Сорочинского.
     - Честное слово, не виноват, - повторил Сорочинский и отодвинулся.  -
Вы посмотрите, куда мы сели.
     Сидоров приоткрыл  дверцу кабины,  высунул голову  наружу и несколько
секунд разглядывал вырванные с  корнем, изломанные стволы, запутавшиеся  в
шасси. Он протянул руку,  сорвал несколько жестких глянцевитых  листочков,
помял их в пальцах и попробовал на язык. Листочки были терпкие и  горькие.
Сидоров сплюнул и спросил, не глядя на Гальцева:
     - Машина цела?
     - Цела, - ответил Гальцев сквозь платок.
     - Что, зуб выбили?
     - Да, - сказал Гальцев. - Выбил.
     -  До  свадьбы  заживет,  -  пообещал  Сидоров. - Можете считать, что
виноват я. Попробуйте поднять машину на сопку.
     Вырваться  из  зарослей  было  не  очень  просто,  но  в конце концов
Следующая страница
 1 2 3 4
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама