Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Сергей Снегов Весь текст 51.45 Kb

Сквозь стены скользящий

Следующая страница
 1 2 3 4 5
                              Сергей СНЕГОВ

                         СКВОЗЬ СТЕНЫ СКОЛЬЗЯЩИЙ


                                    1


     Известие о гибели академика Ивана Томсона передали,  когда  Генрих  с
Роем находились в институтской столовой. Рой побледнел и на минуту потерял
голос, Генрих уронил ложку. Обширный зал, всегда полный  гула  разговоров,
мгновенно  окостенила  тишина.  Испуганные  лица  дружно   повернулись   к
репродуктору, из которого зазвучал  печальный  голос  президента  Академии
наук Альберта Боячека.
     Президент извещал институты, что  сегодня  ночью  во  время  сложного
опыта взорвался главный агрегат лаборатории нестационарных полей. Дежурный
оператор Арутюнян получил тяжелые повреждения черепа. Томсона, работавшего
в экспериментальной камере, пронизало короткофокусное гравитационное поле.
Смерть  наступила  мгновенно.  Расследование  обстоятельств  аварии  ведет
специальная комиссия.
     - Невозможно поверить! - сказал потрясенный Генрих. - Кого угодно мог
представить внезапно умершим, только не Томсона. И так страшно умереть - в
тисках короткофокусного поля!
     - Да, - сказал Рой. Бледность  все  не  отпускала  его.  -  Ты  прав,
представление о гибели не вязалось с образом Томсона.
     К  их  столику  подсел  Арман.  Он  видел  Томсона  вчера.   Академик
проконсультировал их вариант аккумулятора  гравитации  и  отверг  его.  Он
сперва иронизировал, указывая на просчеты, потом  набросал  новый  вариант
механизма, более надежный, чем разработанный Роем  и  Арманом,  и,  вручая
Арману  эскиз,  нетерпеливо  потребовал,  чтобы  братья   с   сотрудниками
перестали   отвлекаться    на    расследования    бытовых    загадок,    а
сконцентрировались наконец на серьезных  проектах.  Он  хлопнул  рукой  по
чертежу  и  сердито  сказал,   что   заждался   аккумулятора   гравитации.
Чепуховский же механизм, а нужен позарез, вот так, и полоснул  себя  рукой
по горлу.
     - Уверен,  он  и  вправду  в  это  время  думал,  что  гравитационные
аккумуляторы  -  конструкция  элементарная  и   только   ленивый   ее   не
разработает, - грустно делился впечатлениями Арман. - Не сомневаюсь,  что,
вручая мне эскиз, он тут же забыл, что это его разработка, и  впоследствии
вспоминал бы об аккумуляторе лишь как о  нашем  самостоятельном  творении.
Поразительна щедрость, с какой он дарил идеи и потом  искренне  хвалил  за
умные мысли тех, кому сам их подсказал!
     - В нем совмещались противоположности, - задумчиво сказал Рой.  -  Он
сочетал в себе трезвого инженера с сумасбродом, аналитика - с  романтиком,
стремительность - с глубиной, душевную деликатность - с резкостью. Он  был
всякий. Вероятно, потому так расходились мнения о нем.
     - Научные его дарования никто не оспаривал, - заметил Арман. - Он был
избран в Академию наук в двадцать лет - случай беспрецедентный.
     - Я говорю о его характере, а не о научных работах.
     Сотрудники  Института  космических  проблем  расходились   по   своим
секторам, продолжая  взволнованно  обсуждать  страшное  происшествие.  Рой
возвратился к себе, попытался сосредоточиться, но не смог. К  нему  пришли
Генрих и Арман, работа у них тоже не шла. Кроме  боли,  вызванной  гибелью
близкого  человека,  Роя   мучила   мысль,   что   теперь   некому   будет
квалифицированно  консультировать   гравитационные   исследования   в   их
лаборатории.
     А Генрих, молча сидя на диване, вспоминал самого  Томсона.  Они  были
одногодки, он и Томсон, их  связывала  давняя  дружба.  И  хоть  жизнь  их
сложилась по-разному - Ваня Томсон рано стал знаменитым, быстро поднимался
по лестнице научной славы, а Генрих медленно  зарабатывал  свой  негромкий
авторитет,  -  приязнь  друг  к  другу  оставалась  неизменной.  Рой   мог
рассудительно говорить о теориях Томсона и о том, какое они окажут влияние
на последующие поколения ученых, на их собственные работы, - Генрих  думал
о потерянном друге: из жизни  вырвали  большой  кусок,  рана  кровоточила.
Арман обратил внимание на упорное молчание Генриха.
     - Генрих, сумеем  ли  мы  теперь  завершить  к  сроку  гравитационный
аккумулятор? Если сконцентрируем все силы лаборатории и ты сам ни  на  что
другое не будешь отвлекаться... Ты думаешь об этом?
     Генрих хмуро усмехнулся:
     - Я вспоминал первый полет Ивана над Столицей.
     Его ответ придал разговору новое направление. Арман  лишь  слышал  об
этом событии,  а  Рой  был  очевидцем  нашумевшего  испытательного  полета
Томсона на первой  модели  антигравитационной  машины.  Томсон,  за  шесть
месяцев до того избранный в  Академию,  сконструировал  гравилет  в  форме
помела. Над Столицей, в черном трико, с развевающимися длинными  волосами,
носился на помеле  самый  молодой  академик  мира,  а  позади,  с  прутьев
гравитационной антенны, срывались длинные искры: Томсон постарался,  чтобы
и этот побочный эффект выглядел впечатляющим.
     В Академии наук испытание гравилета породило сумятицу:  кто  смеялся,
кто возмущался. Президент академии был из тех, кто вначале смеялся.  Потом
Боячек вспомнил, что обязан поддерживать мир среди светил науки, и  строго
потребовал, чтобы Томсон переделал легкомысленную конструкцию гравилета.
     Томсон пообещал сделать вторую модель совсем иной. Она и  была  иной.
Теперь Томсон летал в гигантской ступе,  управляя  ею  при  помощи  метлы.
Хохочущим зрителям, заполнившим площади Столицы,  особенно  нравилось  то,
что метла гасит искры, ярким шлейфом тянущиеся за ступой. Впечатление было
такое, будто метла в энергичных руках академика сметает сияющий сор.
     Выступая  по  стереовидению,  Томсон  сказал,  что   вполне   доволен
испытанием: вторая модель помогла установить новые важные  закономерности.
Академик Леонидов придерживался диаметрально противоположной точки  зрения
и высказал ее в той же передаче. Он пообещал доказать на ближайшей  сессии
Академии наук, что нельзя отождествлять  озорство  с  глубиной  настоящего
научного поиска.
     - На сессии я был и хорошо помню триумф Томсона, - сказал  Генрих.  -
Ты провел меня по своему пригласительному билету, Рой. Помнишь,  как  Иван
опроверг старого педанта?
     Рой не успел ответить, его  вызвали  к  президенту  Академии.  Генрих
продолжал предаваться воспоминаниям об  успехе  друга  на  сессии.  Томсон
доказал, что озорство не мешает глубине. Весь  зал  бил  в  ладоши,  когда
Томсон разъяснил, какие простые уравнения нестационарного  поля  управляли
движением его моделей. Но и в этом торжественном зале он не изменил себе.
     Леонидов доказывал с кафедры, что уравнения  выведены  не  строго,  а
схемы гравилета некорректны, поэтому антигравитационный импульс  не  может
иметь места в хулиганском полете его многоуважаемого друга Ивана  Томсона.
Именно этот патетический момент речи Леонидова Томсон и выбрал  для  того,
чтобы взметнуть оппонента в воздух.
     Старый академик, раскинув руки, жалко перекосив лицо, тихо парил  над
кафедрой,  а  с  его  седых  волос,  вдруг  превратившихся  в  проволочный
частокол, лилось дымное сияние. Через минуту, обретя  под  ногами  твердую
почву, Леонидов закричал среди всеобщего смятения: "Не было! Не будет! Это
не  антигравитация!  Вы  нашли  какое-то  иное  поле!  Требую,  чтобы   вы
извинились  передо  мной  за  то,  что  выдвигаете  в  качестве  серьезных
аргументов наспех придуманные цирковые трюки!"
     Томсон, добившись молчания в развеселившемся  зале,  в  свою  очередь
потребовал, чтобы его  друг  Чарльз  Леонидов  извинился  перед  ним,  ибо
многоуважаемый  оппонент  нанес  Томсону  тяжкое  оскорбление,  обвинив  в
придумывании   наспех    цирковых    трюков.    Ученому    собранию    был
продемонстрирован не развлекательный  трюк,  а  решающий  опыт,  подлинный
"экспериментум круцис". И разрабатывался он не наспех, а в течение четырех
месяцев. "Я могу засвидетельствовать  это  рабочими  записями!  -  объявил
Томсон. - Ровно сто девятнадцать дней назад  в  лабораторный  журнал  были
внесены отправные данные эксперимента - ваш  рост,  вес,  объем  туловища,
обычная одежда, даже то..." Конец фразы потонул в общем хохоте.
     Рой возвратился, когда Генрих и Арман перешли от давних  воспоминаний
к впечатлениям совместной  работы  с  Томсоном,  проводившейся  в  течение
последних двух месяцев. Генрих с испугом  посмотрел  на  брата:  Рой  ушел
расстроенным, вернулся подавленным. Он умел  сдерживать  свои  настроения.
Очевидно, Боячек сообщил нечто такое, что Рой не мог совладать с собой.
     - Ужас! - сказал он, тяжело опускаясь на диван. -  Всего  можно  было
ожидать, только не того, что произошло!
     - Новые данные об аварии? - спросил Арман.
     Рой покачал головой.
     - Новые данные, да. Но только не об  аварии,  потому  что  аварии  не
было. Было преступление.
     - Преступление? - Генрих вскочил. - Ты хочешь сказать, что Иван  стал
жертвой злого умысла?
     - Его убили!
     - Убийство? - недоверчиво переспросил  Арман.  -  В  наше  время?  На
Земле? И кого? Знаменитого ученого!
     - И тем не менее, совершилось убийство!
     - Но кто же убийца, Рой?
     - Его ассистент Роберт Арутюнян.
     Генрих изумленно вскрикнул:
     - Рорик? Этот тихоня? Это живое собрание всех школьных  добродетелей?
Этот сосуд вежливых фраз и  приторной  обходительности?  Невероятно,  Рой,
невероятно!
     Рой сердито возразил:
     - Я передаю то, о  чем  узнал  у  Боячека.  Рорик  пришел  в  себя  и
признался в убийстве Томсона.
     - Но мотивы, Рой? Не мог же он ни с чего...
     - Похоже, что Томсон отбил у своего ассистента  его  невесту  Агнессу
Антонелли. В час аварии Томсон направлялся на свидание к Агнессе, а  Рорик
улучил момент, чтобы беспощадно расправиться...
     - Позволь, Рой, - сказал Арман. - Томсон ведь погиб  в  испытательной
камере, а не у Агнессы. Что она по этому поводу говорит?
     - Она, как и Рорик, в больнице. У нее тяжелейшее нервное потрясение.
     Арман развел руками.
     - Я плохо понимаю твое объяснение, Рой.
     - Я и сам мало что понимаю, - признался Рой. - Рорик, придя  в  себя,
пробормотал то, о чем я вам сказал, и снова потерял сознание. Я слушал его
показание, записанное на ленту. Он путался, не договаривал фраз.
     Генрих гневно ходил по комнате.
     - Вот   уж   кого   я   не   любил!   Я   раньше   стеснялся    своей
недоброжелательности к Арутюняну, старался ее не показывать. А это было не
пристрастие, а прозрение! - Он с мстительным выражением  лица  остановился
перед Роем. - Ты знаешь, я не злой человек. Если меня вызовут  в  качестве
свидетеля, знавшего Томсона, я расскажу обо всем,  что  чувствовал,  когда
встречался с Арутюняном.
     - Ты сам будешь вызывать кого захочешь. Боячек пригласил меня,  чтобы
поручить нам расследование  технических  обстоятельств  катастрофы.  -  Он
сердито добавил, заметив протестующий жест Генриха: - Я не мог отказаться.
Томсон был нашим руководителем, твоим другом. Мы не имеем морального права
стоять  в  стороне.  Но  если  ты  все-таки  не  пожелаешь  участвовать  в
расследовании, объясни мотивы самому Боячеку.  Я  посредником  между  вами
быть не хочу, тем более что его любимец ты, а не я.
     - Я буду участвовать в расследовании, - хмуро  ответил  Генрих.  -  Я
только поставлю единственное  условие:  чтобы  ты  не  говорил  мне  своих
привычных фраз  о  беспристрастности  и  объективности!  Я  пристрастен  и
субъективен,  знай  это  заранее.  Вины  обелять   не   буду,   смягчающие
обстоятельства  выискивать  не  стану.  И  сделаю  все,   чтобы   виновник
преступления получил максимальное наказание!
     - Ты будешь не один, мы с Арманом тоже  имеем  право  голоса.  -  Рой
обратился к задумавшемуся Арману: - Я, впрочем, не спросил, согласен ли ты
участвовать...
     - И спрашивать не надо! - Арман грустно улыбнулся. - Знаешь, о чем  я
думал? Убийство из ревности, конечно, отвратительный пережиток... Но  если
бы мы жили во времена Шекспира или Пушкина... В общем, в те доисторические
Следующая страница
 1 2 3 4 5
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама