Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Сапковский А. Весь текст 64.71 Kb

Музыканты

Предыдущая страница
1 2 3 4 5  6
    Санитарка,  не  замечая   Изы,   подошла   к   постели   Эли   Грубер,
бессмысленным, автоматическим движением  поправила  подушку.  Со  столика,
стоящего рядом, взяла стакан. Выглянула в окно, сжала стакан в  кулаке.  С
ладони потекла струйка крови. Санитарка не обратила на это внимания,  лицо
даже  не  дрогнуло.  Засучив  левый  рукав,  осколком  она  рассекла  себе
внутреннюю сторону предплечья, резким, внезапным движением - от  локтевого
сгиба до самой ладони - раз, потом второй. Кровь брызнула на белый фартук,
на глянцевую поверхность столика, на  постель,  стремительно  полилась  на
линолеум. Санитарка  затряслась  от  сдерживаемого  смеха,  подняла  руку,
любуясь пульсирующими волнами хлещущей крови.
    - На помоооощь! - вскричала Иза, преодолевая сдавивший ей горло  ужас.
- Люди! На помощь! Помогите же, кто-нибудь!
    - ...дииииии! - вторил ей истерический крик из коридора. - Людииииии!
    К этому крику присоединились другие  -  громкие,  противоестественные.
Иза сообразила, что на них наложился вой сирены кареты "скорой помощи".  У
санитарки подогнулись ноги, девушка тяжело  осела  на  линолеум,  склонила
голову, зарыдала.
    Иза, пятясь, не в силах отвести  взгляда  от  санитарки,  нащупала  за
плечами дверную ручку, выскочила в коридор.
    У батареи, опершись лбом о стену, стоял на коленях  молодой  врач,  ей
незнакомый, и рукавом утирал стекающие по лицу слезы. Он поглядел  на  Изу
отсутствующим, испуганным взором.
    - Это война, извольте видеть, - пробормотал он. - Это, наверное, бомбы
с психотропным газом. Наверное, применение бактериологического оружия. Все
посходили с ума... Все... Это война! Надо спуститься в убежище!
    Иза в недоумении попятилась. Рядом, из отделения,  послышался  звон  и
отголоски драки. Что-то тяжелое бухнуло в закрытые двери.
    - Где тут убежище? - закричал врач у батареи. - Я не хочу умирать.
    - Милииицияааая! - выл кто-то этажом выше. - Иисусееее! Спаситеееее!
    Двери отворились,  опиравшееся  на  них  тело,  забрызганное  красным,
выдвинулось в коридор. Огромный полуголый  небритый  мужчина,  вооруженный
железным прутом, медленно, осторожно переступил через труп. Врач у батареи
заорал, вжавшись лицом в чугунное  рифление.  Полуголый  зашелся  безумным
смехом и занес прут.
    Иза повернулась и бросилась по коридору, подгоняемая воплями и  тупыми
отголосками ударов.
    Она выскочила из больницы, у самого выхода  поскользнулась  на  жухлых
листьях, с трудом удержала равновесие.  Перед  больницей  стояла  наготове
"скорая", мигавшая правой фарой. Боковые  дверцы  были  открыты,  водитель
лежал на  сиденьях,  его  рука,  фиолетовая  в  свете  мигалки,  безвольно
свесилась наружу. Из глубины больницы  доносился  сумасшедший  вой,  крик,
звон разбиваемых окон и стеклянной посуды.
    На улице промелькнула машина  с  разбитым  бампером,  со  сгорбленной,
погнутой крышкой  капота.  Над  городом,  со  стороны  огородных  наделов,
медленно  поднималось  зарево,  облако  дыма,  поднимались  звуки,  издали
напоминающие жужжание майского жука.
    Иза взглянула на  небо,  которое  успело  уже  обрести  цвет  пурпура,
пронизанного тонкими золотыми нитями. Капли упали ей на лицо.  Она  отерла
капли и побежала.
    В доме по правой стороне улицы с грохотом вылетело оконное  стекло,  а
за ним - ребенок. Трижды перевернувшись в полете, он шлепнулся  на  бетон.
Иза бежала. Капли - а может, слезы? - стекали по ее щекам.
    Около ее "фиата" лежал мужчина  в  полосатой  пижаме,  полуопираясь  о
стену у ворот. Он тяжело дышал, хрипя при каждом выдохе, и ноздри  орошали
его кровавыми лопающимися пузырями.
    Она не могла найти в  сумочке  ключи.  Дрожащими  руками  вытрясла  на
тротуар все, что было внутри. Подняла только ключики и кошелек.
    Что-то заскрежетало совсем рядом с  ней,  и  она  вздрогнула,  выронив
ключи. Чугунная крышка канализационного люка подскочила, упала на тротуар,
и из канализации с глухим  чмоканьем  забила  ключом  кровь,  смешанная  с
нечистотами,  широко  разливаясь  по  асфальту,  вливаясь   ей   в   туфли
омерзительным  теплом.   Иза   вскрикнула,   попятилась   от   автомобиля,
споткнулась о тело мужчины в  пижаме,  лопатками  почувствовала  стену.  В
черной  лоснящейся  бездне  канализации  что-то  зашевелилось,  плещась  и
булькая.
    Из-за угла, воя, выбежал человек, за ним - второй, оба  в  сумасшедшем
темпе миновали Изу, побежали дальше. Иза замерла,  подняв  голову.  Ветер,
теплый ветер, который задул внезапно, швырнул  в  нее  ужасающим  смрадом.
Из-за угла...
    Иза знала это ощущение. Помнила его с детства - сон, который снился ей
столько  раз,  что  она   пробуждалась   с   криком.   Сон,   в   котором,
парализованная, безвольная, она смотрела на  двери,  запертые  изнутри  на
засов, зная, что еще мгновение - и, несмотря на засов, эти двери все равно
отворятся. Отворятся, а за ними  окажется  что-то,  от  чего  не  убежать.
Что-то, что не оставляет надежды.
    Сама того не сознавая, она закричала тонким,  непрерывным,  фальцетным
визгом истязаемого животного. Внезапно она превратилась в зверька, тут, на
этой темной, залитой кровью  и  дерьмом  улице,  среди  асфальта,  бетона,
стекла, машин  и  электричества,  среди  тысяч  творений  цивилизации,  из
которых ни одно не имело в ту секунду ни малейшего значения. Внезапно  она
стала бобром, удавливаемым упругой  проволокой  силков,  лисой,  чью  лапу
крушат стальные челюсти капкана,  котиком,  которого  добивают  драгой  по
голове,  косулей,  подстреленной  из  обреза,  катающейся  в   конвульсиях
отравленной крысой. Она была всеми, кого заставляли  испытывать  страх,  и
боль, и уверенность, что через миг они станут  ничем,  ибо  ничто  -  суть
холодные, залитые кровью, смрадные останки.
    То нечто, что за углом улицы скрежетало и скребло когтями, сопровождая
свои  шаги  тяжким,  хриплым  дыханием,  вышло   и   уставилось   на   нее
золотисто-красными, горящими огромными глазами.
    Крик затих в горле Изы придушенным хрипом. Ее сознание, разум,  память
и воля взорвались и лопнули, как раздавленная  на  мостовой  электрическая
лампочка.
    Бородавчатый прошел сквозь разорванную Завесу.

Предыдущая страница
1 2 3 4 5  6
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама