Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Сапковский А. Весь текст 64.71 Kb

Музыканты

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6
это. Это ты, говорили они, это ты. Поверь в себя. Это именно ты. Поверь.
    Деббе верила.
    Мы, говорили голоса, это ты. Слушай  нас.  Слушай  нашу  музыку.  Твою
музыку. Слышишь?
    Деббе слышала.
    Мы ждем тебя, говорили голоса. Мы покажем тебе путь к нам. А когда  ты
уже будешь с нами, мы отправимся все вместе в Бремен. К другим Музыкантам.
Но сначала ты должна дать им шанс. Только ты можешь это сделать.
    Можешь дать им шанс. Послушай. Мы расскажем тебе, что  сделать,  чтобы
их удержать. Слушай.
    Деббе слушала.
    Ты сделаешь это?
    Да, сказала Деббе. Сделаю.
    Музыка ответила каскадом звуков.
    Иза безжизненным взглядом смотрела на герань.
    Смотри на меня, светловолосая, сказала Деббе. Черная буква "М" на челе
кошки, знак избранницы, метка Паука-преследователя, засияла  и  засверкала
металлическим павлиньим блеском.
    Смотри мне в глаза.

                                                                    НЕЙМАН

    - Двое, - сказала санитарка. - Их двое. Сидят в  ординаторской.  Рецка
сварила им кофе. Но они сказали, что им срочно.
    - Что могло понадобиться от меня милиции? - Иза затушила  недокуренную
сигарету в  жестяной  шаткой  тарелке  коридорной  пепельницы.  -  Они  не
говорили?
    - Ничего не говорили. - Санитарка наморщила пухлое  личико.  -  Вы  же
знаете, пани доктор. Они никогда ничего не говорят.
    - Откуда мне знать?
    - Идите, пани. Они говорят, что им срочно.
    - Иду.
    Их действительно было двое. Интересный блондин, косая сажень в плечах,
в фирмовой куртке, и брюнетик в темном свитере.
    При виде входящей  Изы  оба  встали.  Она  удивилась  -  жест  был  не
повседневный даже для обычных мужчин  и  уж  совсем  неправдоподобный  для
милиционеров. Полицейских, мысленно поправила она себя и тут же устыдилась
- устыдилась стереотипа, которому неосознанно поддалась.
    - Пани доктор Пшеменцка, - констатировал блондин.
    - Да.
    - Изабелла Пшеменцка?
    - Да. Садитесь, пожалуйста. Слушаю вас.
    - А не, - усмехнулся блондин. - Это я слушаю.
    - Я не совсем понимаю вас, пан...
    - Комиссар. Это эквивалент прежнего поручика.
    - Я имела в виду фамилию, не чин.
    - Нейман. Анджей Нейман. А это - стажер  Здыб.  Прошу  прощения,  пани
доктор. Я  считал  представление  излишним,  поскольку  вы  ведь  со  мной
знакомы. Вы звонили мне по телефону. Называли мою фамилию. И чин,  как  вы
остроумно выразились.
    - Я? - еще больше удивилась Иза. - Я звонила вам  по  телефону?  Прошу
прощения, я с самого начала  предполагала,  что  это  какая-то  ошибка.  А
теперь я уверена, что так и есть. Я никогда не звонила в милицию. Никогда.
Вы меня с кем-то перепутали.
    - Пани Иза,  -  внушительно  сказал  Нейман.  -  Очень  прошу  вас  не
усложнять мне задачу.  Я  занимаюсь  делом  об  убийстве,  совершенном  на
огородных участках имени Розы Люксембург, ныне  -  генерала  Андерса.  Вы,
вероятно, слышали: трое несовершеннолетних, зарезанных при  помощи  серпа,
косы, багра или же подобного орудия. Вы слышали? Это  недалеко  отсюда,  в
предместье.
    - Слышала. Но какое это имеет отношение ко мне?
    - Вы не знаете? Вы занимаетесь  одной  из  жертв  этого  происшествия.
Косвенной жертвой, так мы это называем. Эльжбета Грубер, девяти  лет.  Эта
девочка, которая видела весь ход происшествия, весь процесс  преступления.
Она лежит в этой больнице. Я слышал, что вы ею занимаетесь.
    - А, та девочка в коме... Нет, Панове, это не  моя  пациентка.  Доктор
Абрамик...
    - Доктор Абрамик, с которым я уже беседовал, утверждает, что вы  очень
интересуетесь этим случаем. Эта Грубер - она ваша родственница?
    - Еще раз повторяю... Никакая она мне не родственница, я не  знаю  ее.
Не знала даже ее фамилии...
    - Пани Иза. Хватит. Толек, позволь. Брюнетик потянулся к  дипломату  и
вытащил маленький плоский магнитофон "Нэшнл панасоник".
    - У нас, - сказал Нейман, - записываются разговоры.  Ваш  разговор  со
мной оказался записан. К сожалению, не с начала...
    Против воли комиссар покраснел.  Начало  разговора  не  записалось  по
самым прозаическим причинам - в магнитофоне в тот момент стояла кассета  с
"But Seriously" Фила Колинза, переписанная с компакт-диска. Брюнетик нажал
на клавишу.
    - ...перебивай, Нейман, - проговорил голос Изы. - Какое тебе  дело  до
того, кто говорит? Важнее, что говорит. А говорит  вот  что:  нельзя  тебе
делать то, что задумал. Понимаешь? Нельзя. Чего ты хочешь добиться? Хочешь
узнать, кто убил мальчишек на огородных участках? Могу тебе сказать,  если
хочешь.
    - Да, - сказал голос комиссара. - Хочу. Прошу вас сказать мне, кто это
сделал.
    - Это сделал тот, кто прошел  сквозь  Завесу.  Когда  пронесся  Вееал,
Завеса лопнула, и он прошел. Когда  Завеса  лопается,  те,  что  находятся
поблизости, гибнут.
    - Не понимаю.
    - И не должен, - резко сказал голос Изы. - Вовсе и не должен понимать.
Тебе следует просто принять  к  сведению,  что  я  знаю,  что  ты  намерен
учинить. И еще я знаю, что этого делать нельзя. И просто  делюсь  с  тобой
этим знанием. Если ты меня не послушаешь, последствия будут ужасными.
    - Минуточку, - отозвался голос Неймана. - Вы собирались  мне  сказать,
кто...
    - Уже сказала, - перебил голос Изы.
    - Повторите, пожалуйста.
    - А зачем тебе это? Думаешь, ты  можешь  что-то  сделать  тому,  из-за
Завесы? Глубоко заблуждаешься. Он вне твоей досягаемости. Но ты... Ты -  в
его досягаемости. Берегись.
    - Вы мне угрожаете. - Это было утверждение, не вопрос.
    - Да, - сказал бесстрастный голос Изы. - Угрожаю. Но  это  не  я  тебе
угрожаю. Не я. Я не сумею объяснить тебе многих вещей, многих  фактов,  не
смогу найти правильные слова. Но одно я могу...  могу  тебя  остеречь.  Не
слишком ли много было уже жертв? Эти мальчишки, Эльжбета Грубер. Не  делай
того, что планируешь, Нейман. Не делай.
    - Послушайте, пожалуйста...
    - Довольно. Запомни. Нельзя тебе. Хлопнула трубка.
    - Вы мне, возможно, не поверите... - начала Иза.
    - Разве мы уже не на ты? - перебил Нейман. - Жаль.  Это  было  мило  и
непосредственно. Чему не поверю? Что это были не вы? Действительно, трудно
было бы поверить. А теперь, пожалуйста, я слушаю. Что я  планирую?  Почему
мне нельзя это делать?
    - Не знаю. Это не я... Это был не мой голос.
    - Кем вам приходится маленькая Грубер?
    - Не знаю... Никем... Я...
    - Кто убил детишек на огородах? -  Нейман  говорил  тихо,  не  повышая
голоса, но желваки на его скулах подергивались выразительно и ритмично.  -
Кто это был? Почему он вне моей досягаемости? Потому что он  ненормальный,
правда? Если я его схвачу, он отправится не в  каталажку,  а  в  больницу,
такую, как эта? А может, как раз в эту? А может, он уже тут был? Что? Пани
доктор?
    - Не знаю! - Иза вскинула руки в невольном жесте. -  Не  знаю,  говорю
вам! Это не я звонила! Не я!
    Нейман и стажер Здыб молчали.
    - Я знаю, о чем вы думаете, - спокойно сказала Иза.
    - Сомневаюсь.
    - Вы думаете... Что, как в том анекдоте... что мы  тем  отличаемся  от
пациентов, что уходим на ночь домой...
    - Браво, - сказал Нейман без улыбки. - А теперь я слушаю.
    - Я... ничего не знаю. Я не звонила...
    -  Пани  доктор,  -  проговорил  Нейман  спокойно  и  ласково,  словно
обращаясь  к  ребенку.  -  Я  знаю,  что  магнитофонная  запись  -  слабое
доказательство. Что вы можете все отрицать.  Вы  можете,  как  это  сейчас
принято, обвинить нас даже в манипуляции и фабрикации доказательств, в чем
вам угодно. Но если вы и правда уходите на ночь  домой  заслуженно,  а  не
только благодаря чьей-то ошибке в диагнозе,  то  вы  представляете,  какие
будут последствия, когда дело раскроется.  А  дело  раскроется  прекрасно.
Должно раскрыться, потому  что  так  сложилось,  что  у  убитых  мальчишек
высокопоставленные родители, и никакая сила не остановит следствие, только
наоборот. Вы знаете, что тогда случится.
    - Не понимаю, о чем вы.
    - Это  я  вам  расскажу.  Вы  думаете,  что  если  маньяк  с  огородов
приходится вам родственником или кем-то близким, то  вы  не  будете  нести
уголовную ответственность за его сокрытие. Возможно. Но,  кроме  уголовной
ответственности, есть еще другая ответственность. Если  окажется,  что  вы
прикрывали маньяка-убийцу, то ни  в  этой  больнице,  ни  в  какой  другой
больнице этого направления во всем мире вам уже не  работать.  Спасти  вас
может только здравый смысл. Жду, когда пани его проявит.
    - Пан... Повторяю, что я не знаю, в чем тут дело,  -  опустила  голову
Иза. - Это был не мой голос, слышите? Похожий, но не мой. Это был  не  мой
стиль речи. Я так не говорю. Можете спросить, кого вам угодно.
    - Спрашивал, - сказал Нейман. -  Множество  людей  вас  узнали.  Кроме
того, я знаю, с какого аппарата звонили.  Подумайте  серьезно,  пани  Иза.
Пожалуйста,  перестаньте  руководствоваться  эмоциями.  Мы  имеем  дело  с
убийством, со зверским убийством, убийством людей.  Людей,  понимаете?  Вы
понимаете, что этого нельзя оправдать ничем, и  уж  тем  более  заботой  о
благе животных. Это преступление - типичное проявление реакции  параноика,
маньяка. Отомстил за кота, убил детишек, которые его мучили. А  завтра  он
прикончит кого-нибудь, кто бьет собаку. Послезавтра порешит вас, когда  вы
раздавите жужелицу на тротуаре.
    - О чем вы говорите?
    - Я утверждаю, что вы прекрасно знаете, о чем я говорю. Потому что вам
известно, кто это сделал и почему он это сделал. Потому что вы его  лечили
или же будете лечить и знаете, в чем состоит, я извиняюсь,  задвиг  вашего
пациента. Это  кто-то,  прошу  прощения,  задвинутый  на  пункте  хорошего
отношения к животным.
    - Пан Нейман, - сказала Иза, ее трясло, она уже не могла справиться  с
дрожью в руках и тяжестью в груди. - Сами вы задвинутый.  Прошу  прощения.
Арестуйте меня. Или оставьте меня в покое.
    Нейман встал. Стажер Здыб встал тоже.
    - Жаль, - сказал комиссар. - Жаль, пани Иза. Если вы все же  решитесь,
прошу мне позвонить.
    - Не на что мне решаться, - сказала Иза. - И я не знаю вашего номера.
    - Ах так. - Нейман покачал головой, глядя ей в глаза. -  Понял.  Жаль.
До свидания, пани Иза.

                                                               ХЕНЦЛЕВСКИЙ

    - Пан Хенцлевский, - сказал комиссар полиции Нейман. -  Мне  казалось,
что я имею дело с серьезным человеком...
    - Эй! - Адвокат предупреждающе вскинул руки. - Не забывайтесь. Мы не в
комиссариате. Что вы имеете в виду, чума вас забери?
    - Видите ли, - сказал стажер Здыб, не скрывая злости. -  Столько  было
анекдотов о милиционерах и так мало об адвокатах. А выходит, что зря.
    - Еще слово, и я выставлю  вас  обоих  за  дверь,  -  спокойно  сказал
Хенцлевский. - Это что за разговорчики? Что вы  себе  позволяете,  господа
милицейские?
    - Полицейские, будьте добры.
    - Горе-полицейские. Убийца моего сына ходит себе на свободе, а вы  тут
приходите молоть всякий вздор. Ну, короче,  ближе  к  телу.  Мое  время  -
деньги, господа.
    - Слишком много вы говорите, - сказал Нейман. -  Как  заведетесь,  так
остановиться не можете. С нами  говорите,  а  что  еще  печальнее  -  и  с
другими. И из-за этого рыпнулось все дело, господин адвокат.
    - Что рыпнулось? Яснее, пожалуйста.
    - Фамилия Пшеменцка  вам  что-нибудь  говорит?  Доктор  Пшеменцка,  из
психушки.
    - Нет у меня знакомых психов. Это кто такая?
    - А та самая, кто знает обо всем, что мы  запланировали.  Не  от  нас.
Выходит, что знает она об этом от вас. А если  это  так,  значит,  не  она
одна.
    - Вздор, bullshit, - выпрямился Хенцлевский. - О плане знаю только я и
вы двое. Я не говорил об этом никому. Это вы все  ныли  и  охали,  что  не
можете ничего сделать без ведома начальства. И, стало быть, вы поставили в
известность начальство, а начальство скорее всего поставило в  известность
полгорода, в том числе и доктора Пшесменцку, или как  ее  там.  Quod  erat
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама