Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Клиффорд Саймак Весь текст 80.08 Kb

Коллекционер

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7
	В системе Енотовой Шкуры, например, жил человек, которому в обмен на его марки нужны были лишь последние музыкальные записи с Земли. А один бесстрашный миссионер на пустынном Агустроне собирал пустые жестянки из-под табака и бутылки, которые по какой-то причине ценились на этой безумной планете очень высоко. Но среди многих других - землян и инопланетян - самым важным для Паккера корреспондентом всегда был ПугАльНаш.
	Паккер перекатил размокший и почти уже лишенный вкуса листок на языке, с наслаждением всасывая последние капли божественного нектара.
	Если бы кому-нибудь удалось раздобыть крупную партию этих листьев, подумалось ему, человек мог бы сказочно разбогатеть. Расфасовать их в маленькие пакетики наподобие жевательной резинки, и здесь, на Земле, листья будут разметать как горячие пирожки. Он как-то пытался поднять этот вопрос в переписке с ПугАльНашем, но только запутал беднягу унукийца, который почему-то просто не видел смысла в коммерческих операциях, выходивших за рамки личных потребностей самих участников обмена.
	Позвонили в дверь, и Паккер пошел открывать.
	Оказалось, это Тони Кампер.
	- Привет, дядя Клайд, - беззаботно произнес он.
	Паккер неохотно открыл дверь пошире.
	- Ладно, заходи уж, раз пришел.
	Тони шагнул через порог, сдвинул шляпу на затылок и окинул квартиру оценивающим взглядом.
	- Честное слово, дядюшка, тебе нужно взять как-нибудь и выкинуть весь этот хлам. Просто не представляю, как ты тут живешь.
	- Нормально живу, - осадил его Паккер. - Но может быть, я при случае разберу здесь немного.
	- Хотелось бы верить.
	- Мальчик мой, - горделиво произнес Паккер, - думаю, я без всякого преувеличения могу сказать, что у меня одна из лучших коллекций галактических марок на Земле. Когда-нибудь я помещу их все в альбомы...
	- Этого никогда не произойдет, дядюшка, ты просто будешь складывать их в кучи, как и раньше. Твоя коллекция растет так быстро, что ты не успеваешь сортировать даже новые поступления.
	Он пнул носком ботинка стоящую у стола коробку.
	- Вот, например? Опять новая посылка?
	- Только что пришла, - признал Паккер. - И пока я не выяснял, откуда она.
	- Отлично! - сказал Тони. - Что ж, развлекайся. Ты еще всех нас переживешь.
	- И переживу! - запальчиво ответил Паккер. - Однако зачем ты все-таки пришел?
	- Да ни за чем, дядюшка. Просто заскочил проведать и напомнить, что выходной ты обещал провести у нас. Энн настояла, чтобы я непременно зашел и напомнил. Дети всю неделю дни считали...
	- Я помню, - соврал Паккер, поскольку напрочь забыл о данном обещании.
	- Я могу заехать за тобой. Скажем, в три пополудни?
	- Нет, Тони. Спасибо. Не беспокойся. Я вызову стратотакси. В три будет очень рано, а у меня еще полно дел.
	- Надо думать, - сказал Тони и двинулся к выходу, потом добавил с порога: - Не забудь!
	- Разумеется, не забуду, - резко ответил Паккер.
	- Энн обидится, если ты не приедешь. Она запланировала на вечер все твои любимые блюда.
	Паккер проворчал что-то в ответ.
	- Ужин в семь, - напомнил Тони жизнерадостно.
	- Хорошо, Тони. Я приеду.
	- Ладно, дядюшка, до вечера.
	№Молокосос, - подумал Паккер. - Опять неизвестно что затеял, наверно. Всю жизнь проворачивает какие-то делишки, а толку никакого. Еле на жизнь хватает...¤
	Он вернулся к столу.
	№Наверно думает, что получит в наследство мои деньги. Хоть там и не Бог весть сколько... Что же, пусть думает. Я, пока не потрачу все до последнего цента, помирать не собираюсь¤.
	Паккер сел за стол, взял один из конвертов, вскрыл его перочинным ножом и высыпал содержимое на маленький расчищенный в середине стола пятачок. Затем включил лампу, пододвинул плафон ближе и склонился над марками.
	Очень даже неплохая подборка, оценил он сразу. Вот, например, марка с Близнецов-XII - или это XVI? - отличный образчик современной классики: сколько изящества, сколько фантазии, какая тонкая работа гравера и сколько здесь чувствуется любви и внимания, бумага высочайшего качества и превосходная печать.
	Паккер принялся искать пинцет, но на столе его не оказалось. Он порылся в ящике, содержимое которого и без того напоминало разоренное крысиное гнездо, но тоже безрезультатно. Тогда он опустился на колени и поискал под столом.
	Пинцета нигде не было.
	Отдуваясь, он забрался обратно в кресло. Настроение было испорчено.
	№Куда они вечно деваются? - подумал он сердито. - Наверно, уже двенадцатый пинцет... Черт бы их побрал, никогда не помню, куда в последний раз положил...¤
	В дверь снова позвонили.
	- Войдите! - в сердцах крикнул Паккер.
	Вошел небольшого роста человек, чем-то похожий на мышь, мягко прикрыл за собой дверь и остановился у порога, нервно теребя в руках шляпу.
	- Прошу прощения... Мистер Паккер?
	- Ну, разумеется, это я, - нетерпеливо произнес Паккер. - Кого еще вы ожидали тут увидеть?
	- Э-э-э... сэр... - незнакомец сделал несколько шажков и остановился. - Меня зовут Джейсон Пикеринг. Возможно, вы обо мне слышали...
	- Пикеринг? - Паккер на мгновение задумался. - Пикеринг? О, конечно же, я слышал о вас! Вы собираете систему Полярной звезды.
	- Верно, - признал Пикеринг чуть жеманно. - Я весьма польщен, что вы...
	- Напротив, - перебил его Паккер, поднимаясь и протягивая гостю руку. - Это большая честь для меня!
	Он наклонился и скинул со стула два кляссера и три обувные коробки. Одна из них опрокинулась, и на пол посыпались марки.
	- Прошу вас, садитесь, мистер Пикеринг, - галантно предложил Паккер.
	Гость несколько ошарашено присел на край стула.
	- Боже, - произнес он, окидывая взглядом царивший в квартире беспорядок, - у вас тут огромное количество материала. Но вы, без сомнения, всегда можете отыскать то, что вам нужно...
	- Чаще всего, нет, - ответил Паккер, опускаясь в кресло, - Я по большей части даже не знаю, что у меня есть.
	Пикеринг хихикнул.
	- Тогда, сэр, вас ждет в будущем множество замечательных сюрпризов.
	- Едва ли. Я никогда ничему не удивляюсь, - заносчиво произнес Паккер.
	- Однако к делу. Я бы не хотел отнимать у вас время попусту. Нет ли у вас случайно марки №Поларис-17б¤ на конверте? Это довольно редкий номер, даже сам по себе, и я ни разу не слышал, чтобы кому-то марка встречалась вместе с конвертом. Однако мне посоветовали обратиться к вам: возможно, у вас есть то, что я ищу...
	- Подождите, дайте вспомнить. - Паккер откинулся на спинку кресла и мысленно перелистал страницы каталога. Есть: вспомнил! №Поларис-17б¤ - маленькая марка, можно даже сказать, крошечная, ярко-голубая с алым пятнышком в нижнем левом углу, а по всему полю - плотный орнамент из тонких завитков.
	- Да, - сказал он, открывая глаза. - Похоже, у меня есть такая марка. Помнится, много лет назад...
	Пикеринг затаив дыхание наклонился вперед.
	- Вы хотите сказать, что у вас действительно...
	- Да, я уверен, она где-то здесь. - Паккер неуверенно обвел рукой сразу полкомнаты.
	- Если вы найдете ее, я готов заплатить десять тысяч.
	- Насколько я помню, это была полоска из пяти марок. Письмо шло с Полариса-VII на Бетельгейзе-ХIII через... Нет, похоже, я уже не вспомню, через какую планету.
	- Полоска из пяти марок!!!
	- Насколько помню. Но может быть, я и ошибаюсь.
	- Пятьдесят тысяч! - выкрикнул Пикеринг, чуть не пуская слюну. - Пятьдесят тысяч, если вы их отыщете!
	Паккер зевнул.
	- Всего за пятьдесят тысяч, мистер Пикеринг, я даже не стану искать.
	- Сто!
	- Я подумаю.
	- Но вы начнете розыски прямо сейчас? Должно быть, вы помните хотя бы приблизительно...
	- Мистер Пикеринг, чтобы накопить эти груды материала, которые вы видите вокруг, мне потребовалось двадцать лет, и память у меня уже не та. Честно говоря, я понятия не имею, где они могут лежать.
	- Назначайте вашу цену, - взмолился Пикеринг - Сколько вы хотите?
	- Если я найду их, - сказал Паккер, - возможно, мы сойдемся на четверти миллиона. Но если найду.
	- Вы поищете?
	- Посмотрим. Может быть, я рано или поздно наткнусь на них случайно. Надо будет как-нибудь привести все это в порядок. Если они мне попадутся, то я о вас не забуду.
	Пикеринг резко встал.
	- Вы надо мной смеетесь, - обиженно произнес он.
	Паккер махнул рукой.
	- Я никогда ни над кем не смеюсь.
	Пикеринг двинулся к двери. Паккер поднялся с кресла.
	- Позвольте, я вас провожу.
	- Не стоит. И извините за беспокойство.
	Паккер снова опустился в кресло, глядя, как гость закрывает за собой дверь.
	Довольно долго он сидел, пытаясь вспомнить, где же у него лежит конверт из системы Полярной звезды, но в конце концов сдался: это было так давно.
	Затем он снова принялся искать пинцет, но тоже безуспешно. Видимо, утром придется пойти и купить новый. Тут Паккер вспомнил, что утром его дома не будет, поскольку он обещал навестить семью Тони в их летнем коттедже на берегу Гудзонова залива.
	Черт, и как только он умудряется терять столько пинцетов?
	Паккер сидела погрузившись в какое-то полудремотное-полузадумчивое состояние, размышляя о самых разных вещах. В основном о марках с клейким слоем и о том, как из многочисленных идей, возникших на Земле, именно эту жители Галактики подхватили быстрее всего и за две тысячи лет распространили до самых дальних пределов обитаемого пространства.
	Становилось все труднее уследить за новинками, да и самих планет, что выпускали марки, становилось все больше. Марки множились с невероятной быстротой, и чтобы не отстать, не пропустить что-то, приходилось тратить огромные усилия.
	А марок, в том числе и очень необычных, навыпускали множество. Взять хотя бы марки с Манкалинена, у которых номинал определялся запахом. Не пятицентовые, скажем, или пятидолларовые, или даже стодолларовые марки, а марки с запахом роз - для местной почты, марки с запахом сыра - для межпланетной корреспонденции внутри звездной системы, и еще один вид для межзвездных пересылок - эти воняли так, что человеку за сорок шагов становилось дурно. Или выпуски с Альгейба, отпечатанные цветами, которые человеческому глазу не дано видеть - хуже всего то, что номиналы на них были напечатаны этими же цветами. А взять ту знаменитую классическую серию, выпущенную - разумеется, нелегально - пиратами с Леониды; вместо бумаги они использовали обработанную кожу землян, попавших некогда в их лапы...
	Паккер сидел, уронив подбородок на грудь и прислушиваясь к нарушающему тишину тиканью часов, безнадежно утерянных где-то в завалах коллекционного материала.
	Марки дали ему новую жизнь, причем жизнь, которой он был вполне доволен. Двадцать лет назад, когда умерла Мира и он продал свою долю акций экспортной компании, ему казалось, что жизнь кончилась, что ничего хорошего у него уже не будет. Однако сейчас марки увлекали его даже больше, чем в свое время экспортный бизнес - и это просто благословение, да, именно благословение.
	Продолжая сидеть, Паккер с теплой признательностью вспоминал свою коллекцию, спасшую его от пучины одиночества, вернувшего ему интерес к жизни и словно бы омолодившую его.
	А затем он уснул.

	Разбудил его звонок в дверь, и Паккер, протирая глаза, пошел открывать.
	У порога стояла вдова Фоше с маленькой кастрюлькой в руках. Она протянула ее Паккеру и затараторила:
	- Я все-таки подумала: наверно, бедняжке это понравится. Тут немного бульона, что я приготовила. У меня всегда получается больше, чем нужно. Для одной так неудобно готовить...
	Паккер взял кастрюльку у нее из рук.
	- Спасибо, очень мило с вашей стороны.
	Вдова бросила на него пристальный взгляд.
	- Вы больны! - заявила она и шагнула через порог, заставив Паккера попятиться.
	- Я вовсе не болен, - попытался отбиться Паккер. - Я просто заснул в кресле, а так со мной все в порядке.
	Она протянула пухлого руку и потрогала его лоб.
	- Да у вас температура! Вы просто горите!
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама