Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| Boss fight with the Queen
Aliens Vs Predator |#3| Escaping from the captivity of the xenomorph
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL
Aliens Vs Predator |#1| Rescue operation part 1

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Айзек Азимов Весь текст 40.36 Kb

Говорящий камень

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4
     - Когда вы кончите?
     Это  были   его   последние   слова,   и   Вернадски   пришлось   ими
удовлетвориться. Он закончил  работу,  к  своему  удовлетворению,  капитан
заплатил требуемую сумму наличностью, получил расписку и улетел  в  блеске
корабельной гиперэнергии.
     Вернадски в почти невыносимом возбуждении следил за его  отлетом.  Он
быстро направился к своему субэфирному передатчику.
     - Я должен быть прав, - говорил он себе. - Должен быть.


     Патрульный Милт Хокинс услышал вызов в  своей  одинокой  квартире  на
патрульной станции астероида N72. Он утешался двухдневной щетиной,  банкой
ледяного пива и проектором фильмов, и постоянное меланхолическое выражение
его румяного широкоскулого лица было таким же продуктом  одиночества,  как
деланное оживление в глазах Вернадски.
     Патрульный Хокинс увидел эти глаза и обрадовался. Хоть это всего лишь
Вернадски, но общество есть общество. Он радостно приветствовал Вернадски,
вслушиваясь в его голос и не очень вдумываясь в содержание слов.
     И вдруг все веселье из его глаз исчезло, уши по-настоящему вступили в
работу, и он сказал:
     - Минутку. Минутку. О чем это вы говорите?
     - Вы что, не слушали, вы, тупой коп? Я весь выкладываюсь!
     - Давайте не все сразу, по частям. Что там насчет силикония?
     - Он у этого парня на борту. Называет его домашним животным и  кормит
жирными камнями.
     - Да? Шахтер на астероиде готов подружиться даже с куском сыра,  если
тот будет ему отвечать.
     - Это не просто силиконий. Не один из этих маленьких зверьков в дюйм.
Он больше фута в поперечнике. Не понимаете? Не понимаете? А  я-то  считал,
что парень, который здесь живет, должен разбираться в астероидах.
     - Ну, ладно. Допустим, вы мне объясните.
     - Послушайте, из камней силиконий строит свои  ткани,  но  откуда  он
берет энергию в таких количествах?
     - Не могу вам сказать.
     - Непосредственно от... рядом с вами никого нет?
     - Нет. Хотел бы я, чтобы кто-нибудь был.
     - Через минуту не будете хотеть. Силиконии  получают  энергию  прямым
поглощением гамма-лучей.
     - Кто это говорит?
     - Парень по имени  Уэнделл  Эрт.  Знаменитый  экстратерролог.  Больше
того, он утверждает, что уши силикония именно для этого  предназначены.  -
Вернадски приставил два пальца к вискам и повертел ими. -  Совсем  не  для
телепатии. Они поглощают гамма-излучение на таком уровне, какого не  могут
достигнуть наши приборы.
     - Ну, хорошо. И что из этого? - спросил Хокинс. Но он задумался.
     - А вот  что.  Эрт  утверждает,  что  на  астероидах  гамма-излучения
достаточно  только  для  силикониев  размером  в  один-два   дюйма.   Мало
радиоактивности. А мы видим одного в добрый фут, целых пятнадцать дюймов.
     - Ну...
     - Значит он с астероида,  набитого  ураном,  с  огромным  количеством
гамма-лучей. Астероид этот должен быть теплым  наощупь,  и  у  него  такая
необычная орбита, что до сих пор его никто  не  обнаружил.  Но,  допустим,
какой-нибудь парень случайно  наткнулся  на  этот  астероид,  заметил  его
температуру и задумался. Капитан "Роберта К." не невежественный шахтер. Он
парень образованный.
     - Продолжайте.
     - Допустим, он начал отбирать образцы для  проверки  и  наткнулся  на
гигантского силикония. И понял, что ему невероятно повезло.  И  пробы  ему
больше не нужны. Силиконий отведет его к богатым жилам.
     - Почему?
     - Потому что хочет узнать вселенную. Он провел,  может  быть,  тысячу
лет под камнем и только что обнаружил звезды.  Он  умеет  читать  мысли  и
может научиться разговаривать.  И  может  заключить  договор.  Послушайте,
капитан ухватится за это. Добыча урана - монополия государства.  Шахтерам,
не имеющим  лицензии,  не  разрешается  даже  использовать  счетчики.  Для
капитана это превосходная ситуация.
     Хокинс сказал:
     - Может, вы и правы.
     - Вовсе не может быть. Видели бы вы, как они окружили меня,  когда  я
смотрел на силикония. Готовы были схватить при одном неосторожном слове. И
вытолкали через две минуты.
     Хокинс провел рукой по щетине,  мысленно  оценивая,  сколько  времени
потребуется на бритье. Он спросил:
     - Сколько времени сможете вы продержать этого парня на станции?
     - Продержать его? Космос, да он уже улетел!
     - Что? Тогда какого дьявола вы тут треплетесь?  Почему  вы  позволили
ему уйти?
     - Трое парней, - терпеливо объяснил ему Вернадски, -  каждый  крупнее
меня, каждый вооружен и готов на убийство. Что я мог сделать?
     - Но что нам теперь делать?
     - Лететь и схватить их. Очень просто. Я  исправлял  их  отражатель  и
сделал это по-своему. У них полностью  отключилась  энергия  через  десять
тысяч миль. А в трубопроводе Дженнера я установил трейсер.
     Хокинс уставился на улыбающееся лицо Вернадски.
     - Святой Толедо!
     - И никого с собой не берите. Только вы, я и полицейский  крейсер.  У
них нет энергии, а  у  нас  есть  пушки.  Они  скажут  нам,  где  урановый
астероид.  Мы  его  отыщем  и   _т_о_л_ь_к_о   _т_о_г_д_а_   свяжемся   со
штаб-квартирой Патруля. И доставим туда троих,  можете  сами  пересчитать,
троих урановых контрабандистов, одного гигантского силикония, какого никто
на Земле и не видывал, и один,  повторяю,  один  гигантский  кусок  урана.
Такого тоже никто не видел. Вас  производят  в  лейтенанты,  а  я  получаю
постоянную работу на Земле. Идет?
     Хокинс был ошеломлен.
     - Идет! выкрикнул он. - Сейчас буду!
     Они почти догнали корабль, прежде чем увидели слабый блеск  отражения
Солнца.
     Хокинс сказал:
     - Вы им даже  для  корабельных  огней  не  оставили  энергии?  Может,
совершенно вывели из строя генератор?
     Вернадски пожал плечами.
     - Они экономят энергию,  надеются,  что  кто-нибудь  их  подберет.  Я
уверен, что сейчас вся их энергия ушла на субэфирные вызовы.
     - Если это и так, - сухо ответил Хокинс, - то я ничего не слышу.
     - Не слышите?
     - Ничего.
     Полицейский крейсер  приблизился.  Добыча,  с  отключенной  энергией,
продолжала ползти на скорости десять тысяч миль в час.
     Крейсер уравнял скорость и подошел еще ближе.
     Лицо Хокинса искривилось.
     - О, _н_е_т_!
     - В чем дело?
     - Корабль пробит.  Метеор.  Бог  свидетель,  их  достаточно  в  поясе
астероидов.
     Вся живость пропала с лица Вернадски и из его голоса.
     - Пробит? У них авария?
     - В борту отверстие размером с амбарную дверь. Мне  жаль,  Вернадски,
но дело плохо.
     Вернадски закрыл глаза и с трудом глотнул. Он знал, что имеет в  виду
Хокинс. Вернадски сознательно вывел из строя корабль, что может  считаться
уголовным преступлением. А результатом преступления является убийство.
     Он сказал:
     - Послушайте, Хокинс, вы ведь знаете, почему я это сделал.
     - Знаю то, что вы мне сказали, и  расскажу  это  под  присягой,  если
понадобится. Но если бы корабль не был выведен из строя...
     Он не закончил предложение. Незачем было.
     В космических костюмах они вошли в разбитый корпус "Роберта К."
     Снаружи и  внутри  корабль  представлял  собой  жалкое  зрелище.  Без
энергии у него не было ни малейшей возможности создать защитный экран  или
попробовать избежать ударивший их камень, если они вовремя  заметили  его.
Метеор прорвал борт корабля, как будто тот  был  сделан  из  алюминия.  Он
разбил рулевую рубку, выпустил из корабля воздух и убил весь экипаж.
     Один из его членов был от  удара  прижат  к  стене  и  превратился  в
мороженое мясо. Капитан и другой член экипажа лежала в неожиданных  позах,
кожа их была покрыта замерзшей кровью: воздух закипел в крови  и  разорвал
сосуды.
     Вернадски, который никогда не видел такую смерть,  затошнило,  но  он
подавил рвоту, боясь запачкать изнутри скафандр.
     Он сказал:
     - Давайте проверим их руду. Она должна быть горячей.
     Должна быть, повторял он про себя. _Д_о_л_ж_н_а _б_ы_т_ь_.
     Дверь в трюм искривилась от удара, между дверью и рамой  образовалась
щель в полдюйма шириной.
     Хокинс поднял счетчик,  встроенный  в  перчатку,  и  поднес  слюдяное
окошко к щели.
     Счетчик затрещал, как миллион сорок.
     Вернадски с внутренним облегчением сказал:
     - Я вам говорил.
     Теперь вывод им из строя корабля  являлся  только  выполнением  долга
законопослушного гражданина, а столкновение с метеором, приведшее к смерти
экипаж, всего лишь несчастным случаем.
     Потребовалось два выстрела из бластера, чтобы открыть дверь. Лучи  их
фонариков осветили тонны руды.
     Хокинс поднял два куска среднего размера и осторожно положил в карман
скафандра.
     - Образцы, - сказал он, - для проверки.
     - Не держите их долго рядом с собой, - предупредил Вернадски.
     - До возвращения на корабль меня  защитит  скафандр.  Это  не  чистый
уран.
     - Почти чистый, бьюсь об заклад.  -  Вернадски  снова  превратился  в
наскакивающего петушка.
     Хокинс осмотрелся.
     - Ну что ж, кое-что ясно. Мы предотвратили контрабандный рейс,  может
быть, часть крупной операции. Но что дальше?
     - Урановый астероид...
     - Верно. Но где он? Те, кто знал, мертвы.
     - Космос! - Вернадски снова упал духом. Без астероида у них на  руках
только  три  трупа  и  несколько  тонн  урановой  руды.  Хорошо,   но   не
великолепно. Он заслужит благодарность, но она ему  не  нужна.  Ему  нужна
постоянная работа на Земле, а для этого нужно еще кое-что.
     Он закричал:
     - Ради любви космоса,  _с_и_л_и_к_о_н_и_й_!  Он  живет  в  вакууме  и
знает, где астероид.
     - Верно! - сказал с ожившим энтузиазмом Хокинс. - Где он?
     - На корме! - воскликнул Вернадски. - Сюда.
     Силиконий блестел в свете их фонарей. Он двигался и был жив.
     Сердце Вернадски сильно забилось.
     - Надо перетащить его, Хокинс.
     - Зачем?
     - Звуки не распространяются в вакууме. Надо его доставить на крейсер.
     - Ладно. Ладно.
     - Нельзя надеть на него костюм с радиопередатчиком.
     - Я сказал ладно.
     Они  осторожно  перенесли  силикония,  чуть  не  с  любовью   касаясь
закованными в металл пальцами его кожи.
     Хокинс держал его, отталкиваясь от "Роберта К."


     Силиконий находился в контрольной рубке крейсера. Люди сняли шлемы, и
Хокинс снимал костюм. Вернадски не стал ждать.
     Он спросил:
     - Ты можешь читать наши мысли?
     И затаил дыхание, пока скрежет камня о камень не превратился в слова.
Для Вернадски в тот момент не было звуков приятнее.
     Силиконий сказал:
     - Да. - И потом: - Пустота вокруг. Ничто.
     - Что? - спросил Хокинс.
     Вернадски ответил:
     - Наверно, путь через пространство только что. На него это  произвело
впечатление.
     Он обратился к силиконию, выкрикивая  слова,  будто  от  этого  мысль
становилась яснее:
     - Люди, которые  были  с  тобой,  собирали  уран,  специальные  руды,
радиацию, энергию?
     - Они хотели пищу, - послышался слабый скрипучий ответ.
     Конечно! Для силикония это  пища.  Его  источник  энергии.  Вернадски
спросил:
     - Ты им показал, где она?
     - Да.
     Хокинс сказал:
     - Я с трудом его слышу.
     - Что-то с ним неладно, - обеспокоенно ответил  Вернадски.  Он  снова
закричал: - Как ты себя чувствуешь?
     - Нехорошо. Воздух ушел сразу. Что-то плохо внутри.
     Вернадски прошептал:
     - Ему повредила  неожиданная  декомпрессия.  О,  Боже!  Послушай,  ты
знаешь, что мне нужно. Где твой дом? Место, где есть пища?
     Двое молча ждали.
     Силиконий медленно поднял уши, они поднялись очень медленно, дрожа, и
снова упали.
     - Там, - сказал он.
     - Где? - закричал Вернадски.
     - Там.
     Хокинс сказал:
     - Он что-то делает. Куда-то показывает.
     - Конечно, но мы не знаем, куда.
     - А что он может сделать? Дать координаты?
     Вернадски сразу ответил:
     - Почему бы и нет?
     Он снова повернулся к силиконию, который неподвижно  лежал  на  полу.
Его кожа зловеще потускнела.
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама