Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Рассудов-Талец. Весь текст 110.31 Kb

Радио "Моржо"

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
   Рассудов-Талецкий.
   Радио "Моржо"


 © Copyright Андрей Лебедев
 Email: andreyleb@mail.ru
 WWW: http://andreylebedev.webjump.com
 Date: 20 Jun 1999



     (Фантастическая  повесть о том,  как французы в России делают бизнес, о
происках хитрых агентов КГБ, об умных диск-жокеях, о глупых и жадных русских
начальниках и сексапильных девчонках...)

     Автор заранее предупреждает,  что  все персонажи в  повести, все фирмы,
конторы и описываемые события являются плодом авторской фантазии.





     Случился  этот разговор  в  один из  тех прекрасных  сентябрьских дней,
когда  в  Париже  спала  жара,  когда  факультетах  Сорбонны занятия еще  не
начались, но  юные  развратницы,  насытившись  приключениями автостопа,  уже
потянулись  в  столицу  мира,  своими  шоколадными  загорелостями  возбуждая
рефлексы толстых мосье, заставляя их  чмокать губами, и  говорить "о-ля-ля",
притормаживая свои  шестьсот  пятые  "пежо", чтобы лишнюю секунду  проводить
взглядом юные прелести, проплывающие под парусами мочально выгоревших где-то
там,  на  Кот-д-Азюр,  волос  ,  когда  на  Севастопольском   бульваре  и  в
Жардан-де-Люксембур  шрапнелью сыплются  под  ноги публике  жирные каштаны и
ошалевшие от Лувра русские  туристы, выйдя  в сад Тюильри,  набивают карманы
этими бесплатными сувенирами Парижа.
     В  один  из  таких  сентябрьских дней одна тыщща  девятьсот восемьдесят
восьмого года два  господина, назовем одного  из них мосье Берзак, а другого
мосье  Зэро,  сговорились  вместе  пообедать  и  заодно  обсудить  кой-какие
делишки.  Оба эти  мосье были французами, любили лягушек и бордо, речь  свою
пересыпали междометиями и восклицаниями вроде "зют","мерд","о-ля-ля", "пф" и
"а-бон", оба имели, упитанный вид и оба очень любили "мани" (они же "гельд",
они же "аржан", они же еще и "бабки").
     Мосье Зэро работал в  компании  "Арта  Габжет"  - гигантском  холдинге,
владевшем  автомобильными  и  химическими  заводами,  банками  и   железными
дорогами.  В компании он  возглавлял финансовую  группу, снабжавшую деньгами
коммерческое радио и телевидение. Мосье  же Берзак, в свою очередь, входил в
совет  директоров крупнейшей во Франции сети радиостанций и с "Артой Габжет"
самые тесные контакты,  поскольку сеть эта практически полностью  компании и
принадлежала.
     Заняв столик  на открытой  веранде  ресторанчика "Пье-де-Кушон", что на
площади Форум-дез-Аль, заказали по дюжине лягушек и по полжбана бордо.
     - Ну что, брат, надо мани делать, - сказал  мосье Зэро, когда выпили по
первой.
     -  Пф,  о чем базар, в натуре,  надо, - отвечал мосье Берзак, закусывая
лягушатиной.
     - Все  бабки,  братан, сейчас надо делать на Востоке, -  стал развивать
свою мысль Зэро. - В Советском Союзе гласность  и перекройка. Горби разрешил
делать бизнес и  гешефт. Надо торопиться, потому что  кто придет первым, тот
снимет  все сливки,  а  опоздавшему, сам  понимаешь, - кости,  и мы с  будем
последними мудаками, если не снимем сливок на двацать миллиардов франков.
     - О-ля-ля,  - оживился Берзак и, бешено завращав  глазами, выпил  разом
два стакана бордо. -  Так что же, построим русским химический или дороги - я
слышал, в России совсем нет дорог?
     - Мерд, - с явной досадой выругался Зэро.  -  На кой хрен мы будем этим
русским  что-то  строить!  Не  забывай, что  русские  -  наши и  в восемьсот
пятнадцатом  году  они оккупировали  Париж. Если мы  построим  им  дороги  и
заводы, а перекройка  кончится  - нашим врагам останется построенное, а мы с
тобой останемся с нашими длинными французскими носами.
     -  Зют, это не  есть хорошо,  -  скривился Берзак. - Тогда,  может, нам
следует начать продавать русским  сосиски и  сыр -  я слышал, что у  русских
совсем хреново со жратвой?
     -  Нет,  брат,  этого  тоже делать  не следует,  ведь,  если перекройка
кончится, у наших  врагов останутся  калории от  съеденных  сосисок, поэтому
надо  делать  такой гешефт,  при  котором  у  русских при любом  раскладе не
осталось бы  абсолютно ничего,  а  мы  при  этом  сделали  бы свои  двадцать
миллиардов.
     -  О-ля-ля,  двадцать  миллиардов,  - эхом повторил  Берзак,  закатывая
глазки.
     - Причем такой бизнес, при котором ничего давать не надо, у нас с тобой
есть, - Зэро с торжествующим видом посмотрел на собеседника. - И этот бизнес
- радио!
     - Радио? - воскликнул Берзак. - Но ведь для радиобизнеса нужны антенны,
передатчики, студии и персонал!
     - Правильно, но у русских все  это уже есть, и они нам это сами отдадут
совсем за бесценок.
     - Как ?
     - А так! - Зэро сделал торжественную паузу и покровительственно положил
руку  Берзаку  на  плечо.  -   Мы   русским  дадим  так  называемое  ноу-хау
коммерческого радио. Дадим им пластинки Джонни  Холидея - пускай крутят, наш
вклад оценим минимум в семьдесят процентов -  и увидишь: двадцать миллиардов
будут наши!
     - Лихо придумано, - похвалил Берзак и жадно откусил кусок лягушки.
     - И при  этом, заметь, мы  не строим никаких заводов, не кормим  никого
нашими сосисками, а, наоборот, травим сознание их молодежи, приучая к Джонни
Холидею.
     - Ты уже согласовал проект с правительством? - спросил Берзак.
     Зэро утвердительно кивнул головой и сделал пару добрых глотков вина.
     - Единственное затруднение пока, - сказал он, слегка почмокав губами, -
у нас нет человека на этот проект.
     - А  у меня,  по-моему, такой человек есть! - уверенно  сказал  Берзак,
глядя прямо  перед собой. -  Правда,  есть  одно маленькое  затруднение:  он
сейчас немножечко сидит в тюрьме...
     - Это неважно,  это  даже хорошо, - резко  выдохнул  Зэро. -  Как зовут
этого человека?
     Берзак спокойно допил вино, потом аккуратно вытер салфеткой губы и тихо
произнес:
     - Морж Павлинский.



     На второй день визита Рогачев устроил на даче для дорогого французского
друга русскую баню и обед, которые Биттеран почему-то упорно норовил назвать
странным словом "барбекю".
     Когда по второму разу  уже  выпили за  гласность  и  по третьему  -  за
здоровье  Каисы Раксимовны, когда спели "Подмосковные вечера" и  "Шевалье де
ля табле  рондю", мосье Зэро, находившийся  в свите и представлявший деловые
круги,  лягнул  Биттерана  под  столом  и  влажно  шепнул  в  волосатое  ухо
президента:
     - Пора!
     -  Дорогой друг, -  с жонтийной улыбкой  начал  президент.  -  В  вашей
прекрасной   стране   уже   четвертый   год   идут  замечательные   процессы
преобразований,  которые повернули  жизнь вашего  общества лицом  к развитым
странам Запада...
     - И это правильно, - кивнул Рогачев задумчиво.
     - Ваше общество стало более открытым, народы Советского  Союза получили
доступ к целым слоям западной культуры, считавшимся табу все долгие годы так
называемого "железного занавеса"...
     - Йестердэй, ол май трабелз симд соу фар эвэй... - завыл вдруг сидевший
подле Рогачева Александр Тыковлев.
     -  Иди   проспись,   -   Рогачев,   сбросив   оцепенение   мечтательной
задумчивости,  раздраженно  ткнул  своего зама раскрытой  ладонью в  лоб.  -
Продолжайте, пожалуйста, -  со  смущением  и  любезностью  повернулся  он  к
Биттерану.
     - Движение к демократизации общества, начатое  непосредственно по Вашей
инициативе,  уважаемый   господин   Рогачев,   сделало  вашу  страну   более
привлекательной  для  инвестирования  денег и  ноу-хау, так необходимых  для
реформ вашей экономики. В общем, как  сейчас говорят у вас в России, процесс
пошел...
     - И это главное, - поддакнул генсек,  сменив романтическую задумчивость
на лице выражением государственной озабоченности.
     - Так в чем дело, бабки-то давайте! - влез подслушивавший сбоку премьер
Мавлов.
     - Не  так  сразу, - с  легкой  брезгливостью  отодвинулся  Биттеран.  -
Необходимо сначала позитивно осуществить  один - два проекта со сравнительно
небольшим объемом  капиталовложений.  Вот  тут мне  мои советники предлагают
один  проект,  - он бросил взгляд  на напрягшегося  рядом Зэро. - Предлагают
сделать у вас в Москве музыкальную радиостанцию...
     - Так у нас  же  вроде есть  этот,  как его, "Маяк"... - неуверенно,  в
явной растерянности замычал Рогачев.
     -  Это не то,- замахал руками Тыковлев. - Мне бизнесмены зарубежные, да
и  весь  дипкорпус давно  жалуются, что едешь по Москве  -  слушать в машине
совсем нечего.
     - Как же  нечего, я в машине еду - всегда "Маяк" слушаю или эти, как их
там, новости, - продолжал упрямствовать Рогачев.
     - У них в машинах приемники  с  другим диапазоном, - принялся объяснять
Тыковлев. - Они "Маяк" не ловят.
     - Ну так пускай  они наши приемники поставят, или сделайте, чтоб "Маяк"
на ихней волне ловился, - как-то неуверенно предложил генсек.
     Паузу разрядил Биттеран. Он  улыбнулся одной из своих коронных улыбок и
тоном, принятым в общении с детьми, когда их приглашают разрезать  именинный
пирог, предложил:
     -   Давайте   сделаем   в   Москве   советско-французское   музыкальное
коммерческое радио!
     -  Я, в  общем,  не  против,  - в  растерянности оглядывая  советников,
промямлил Рогачев. -  Вот, может, ты чего скажешь? - он снова ткнул ладошкой
в тыковлевский лоб.
     - Тут надо  Зуткина  спросить, - уклонился тот  от  прямого  ответа.  -
Может,  это  дело  вообще  технически  неосуществимо.  Тут  надо специалиста
спросить.

     Одному из генералов КГБ поручили "достать" Зуткина, и  чтобы одна  нога
здесь, а другая там. Генерал,  дозвонившись на зуткинскую квартиру, выяснил,
что тот два дня как отдыхает в Болгарии на Златых Пясцах и собирается делать
это  еще  две  недели.  Генерал  не  стал докладывать  Рогачеву  и, подумав:
"Невелика шишка, пусть протрясется", - отдал  команду от имени  генерального
секретаря: отпуск прервать и немедленно прибыть на дачу в Знаменское.
     Сменив два военных самолета и  вертолет, Зуткин прибыл через три часа с
четвертью, когда  генсек уже уехал на московскую квартиру, потому  что Каиса
Раксимовна  позвонила,  что  никак  не  может найти  старых  университетских
фотографий, а "тут пришли девочки и хочут посмотреть". Биттеран тоже укатил.
     Оставшийся  было  подышать и  половить  в Москве-реке  рыбки  Александр
Тыковлев сильно об этом пожалел, потому что мосье Зэро впился  в  него,  как
голодная пиявка.
     -  Вы  слышал? Ваш патрон велел! Он сказал:  перестройка делать,  радио
делать,  гласность  делать?  Вы  слышал,  ваш  патрон  велел: радио  делать,
перестройка делать...
     Тыковлев, сидя  на деревянных  мостках  и  с кислейшей улыбкой  грустно
глядя на поплавок, лишь бормотал невыразительно, что приедет Зуткин, что он,
Зуткин, специалист, а он, то есть Тыковлев, не специалист, и тому подобное.
     Наконец,  Зуткин приехал и  как был - в суконном  костюме-тройке,  едва
найденном  со  страха  в  курортном  гостиничном  номере, -  предстал  перед
Тыковлевым - в трусах, с голым торсом и в соломенной шляпе - и Зэро, все еще
завернутым в банную простыню.
     -  Не-е,  свободных частот  нет, - только поняв,  о чем речь, заявил он
безапелляционно.
     -  В УКВ у нас восемь  рабочих частот, на  пяти из идет "Маяк", на трех
остальных - Первый  канал,  -  с  явной неохотой объяснять  что-либо  дальше
выдавил из себя Зуткин.
     - Зачем так много частот "Маяк"? - дотошно каркал Зэро.
     - Потому что так надо, - с тупой усталой злостью отвечал главный спец.
     - А почему у вас нету вещаний в ФМ? - настаивал мосье.
     - Потому что у нас в ФМ работают службы управления полетами гражданской
авиации и милиция.
     - У нас тоже работает  полиция, но у нас в ФМ сорок рабочих частот  для
сорок разных радиостанций в Париже.
     - У  вас, может, и сорок радиостанций, а у  меня вон: хотели мы "Маяку"
еще  одну  частоту  нарезать,  так в  Теплом  Стане  фантомным сигналом  всю
агентурную связь забило - девиация!
     Такой  примерно  разговор  продолжался  еще  полтора   часа,  пока  над
Москвой-рекой не  сгустились сумерки и  Тыковлев не предложил разъехаться по
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама