Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Стивен Кинг Весь текст 211.4 Kb

Рита Хейворт в Шоушенской тюрьме

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 19
туда напиться после того, как он узнал  все  о  Линде.  При  клубе  была
дискотека, и в 1947 один из работавших там жокеев запомнился Энди. Он  в
точности соответствовал описанию Элвуда Блейча. Высокий крепкий мужчина,
почти совсем лысый, с глубоко посаженными зелеными  глазами.  Он  всегда
смотрел так, будто оценивает вас взглядом. Он не проработал  там  долго,
но Энди запомнил  этого  человека:  он  обладал  слишком  примечательной
внешностью.
   Энди явился к Нортону в дождливый ветреный день когда  большие  серые
облака ползли по небу над серыми стенами, в день, когда с полей, лежащих
вокруг тюрьмы, сходил последний снег, обнажая  безжизненные  пожелтевшие
клочки прошлогодней травы.
   У Нортона  был  солидных  размеров  офис  в  административном  отделе
тюрьмы, а прямо за его столом располагалась  дверь,  ведущая  в  комнату
помощника коменданта. Помощник в тот день отсутствовал, а в его  конторе
был один из заключенных, убогий прихрамывающий тип, имя которого  я  уже
не припомню. Все звали его Честером. Ему было поручено поливать цветы  в
помещении и натирать полы. И у меня есть сильное подозрение, что земля в
цветочных горшках в тот день осталась сухой, а все,  что  Честер  в  тот
день натирал - это собственное грязное ухо о замочную скважину.
   Он услышал, как дверь, ведущая  в  кабинет  коменданта  из  коридора,
отворилась и захлопнулась, и Нортон сказал:
   - Добрый день, Дюфресн, чем могу Вам помочь?
   - Видите ли, - начал Энди, и старина Честер признавался нам, что едва
смог узнать его голос. - Видите ли,  комендант,  произошло  нечто...  Со
мной случилось нечто такое, что я... я затрудняюсь, с чего и начать.
   - Ну что ж, почему бы Вам не начать сначала? - спросил  Нортон  своим
елейным голоском, словно предназначенным для зачитывания псалмов.
   - Наверное, это будет лучше всего.
   Энди так и поступил. Он напомнил Нортону подробности преступления, за
которое попал в  Шоушенк.  Затем  в  точности  пересказал  всю  историю,
которую услышал от Томми Вильямса. Он назвал Томми, и возможно  вам  это
покажется не слишком мудрым в свете  последующих  событий,  но  что  ему
оставалось  делать?  Ведь  иначе  его  история  звучала   бы   и   вовсе
неправдоподобно.
   Когда он закончил, некоторое время Нортон молчал. Я  ясно  вижу  его,
откинувшегося на спинку кресла под портретом  Рида,  висящим  на  стене:
пальцы сплетены, губы сжаты, лоб собран в морщины,  почетный  значок  на
груди тускло поблескивает.
   - Да, - наконец произнес комендант, -  это  одна  из  самых  дурацких
историй, которую я когда-либо слышал. И знаете, Дюфресн, что меня больше
всего удивляет?
   - Что, сэр?
   - Что Вы всему этому поверили.
   - Сэр! Я не понимаю, что Вы хотите этим сказать? - Произнес  Дюфресн,
и  Честер  говорил  потом,  что  он  едва  мог  узнать  голос  человека,
тринадцать лет назад справившегося с" Байроном Хедлеем.  Сейчас  Энди  с
трудом выговаривал слова, голос его дрожал.
   - Что ж, произнес Нортон,  -  для  меня  вполне  очевидно,  что  этот
молокосос Вильяме был Вами совершенно очарован. Попал под Ваше  влияние,
скажем прямо. Он услышал Вашу горестную историю, и вполне естественно  с
его стороны было желание как бы... оправдать Вас и  приободрить.  Вполне
естественно.  Он  молод,  не  слишком  рассудителен.  Он  никак  не  мог
предвидеть, в какое  состояние  это  Вас  приведет.  Все,  что.  я  могу
предложить...
   - Разве я бы об этом не подумал? - Перебил Энди. - Но  я  никогда  не
говорил Томми от том человеке, работавшем при клубе. Более того,  никому
не мог об этом  говорить,  в  этом  просто  не  было  необходимости.  Но
описание сокамерника Томми и того парня,  которого  я  помню...  они  же
идентичны!
   - Прекрасно, но теперь Вы  склоняетесь  к  одностороннему  восприятию
действительности,  -  Ответил  Нортон.  Фразочки   типа   "одностороннее
восприятие действительности" усваиваются в  большом  количестве  людьми,
проходящими обучение, чтобы потом работать в исправительных учреждениях.
И они применяют эти словечки к месту и не к месту.
   - Но это не так, сэр.
   - Это Ваша точка зрения. Моя же принципиально иная. И учтите,  что  у
меня нет никаких фактов, кроме Вашего  слова,  что  действительно  такой
человек работал в клубе "Фальмауф Хилл". - Нет, сэр, не  только,  потому
что... - Подождите, - остановил его Нортон,  голос  его  становился  все
громче и уверенней, -  давайте  посмотрим  на  дело  с  другой  стороны.
Предположим на секунду, просто предположим, не более, что  действительно
существовал человек по имени Элвуд Блеч.
   - Блайч, поправил Энди.
   - Пусть Блайч, какая разница. И будем считать, что  он  действительно
являлся сокамерником Томаса Вильямса в Роуд Айленд. Шансы очень  высоки,
что он сейчас уже на свободе. Более чем высоки. Ведь мы даже  не  знаем,
сколько времени он провел в тюрьме, прежде чем попал в камеру  Вильсона,
не так ли? Известно только, что он был осужден на шесть лет.
   - Нет. Мы не знаем, сколько времени он отсидел. Но  я  полагаю,  есть
шанс, что он все еще там. Даже если это не  так,  в  тюрьме  сохранились
сведения о его последнем адресе, имена близких друзей и родственников.
   - То и другое, как  Вы  понимаете,  может  ровным  счетом  ничего  не
значить. Концы вводу, и все тут.
   Энди секунду помолчал, затем взорвался:
   - Да, но есть шанс, так ведь?
   - Да, конечно. Итак, Дюфресн, предположим далее, что Блейч не  только
существует, но и находится поныне в Роуд Айленд. И что же, по-вашему, он
скажет, когда мы придем к нему с показаниями Вашего Томми? Возможно,  он
упадет на колени, возведет глаза к небу и,  рыдая,  признается  во  всех
своих грехах?
   - Как можно быть настолько тупым? - пробормотал Энди  так  тихо,  что
Честер едва мог его слышать. Зато коменданта он услышал превосходно.
   - Что?! Как Вы меня назвали?!
   - Тупым! - закричал в ответ Энди, - или это намеренно?
   - Дюфресн, Вы отняли пять минут моего времени  -  нет,  семь  -  а  я
сегодня  очень  занят.  Итак,  полагаю,  нашу  встречу  можно   объявить
законченной и...
   - В клубе  хранятся  все  старые  бланки  и  карточки,  Вы  хоть  это
понимаете? - продолжал кричать Энди. -  У  них  и  налоговые  бланки,  и
В-формы, и компенсационные карточки для уволенных, и на каждой его  имя!
Кто-нибудь из администрации, кто работал в клубе прежде, остался  там  и
сейчас! Возможно, и сам старик Бриггс, ведь прошло пятнадцать лет, а  не
вечность! Они вспомнят его! Если Томми подтвердит все,  что  рассказывал
ему Блейч, и Бриггс удостоверит, что  Блейч  действительно  работал  при
клубе, мое дело возобновят! Я смогу...
   - Охрана! Охрана! Уберите этого человека!
   - В чем дело? - дрогнувшим голосом спросил Энди. - Это моя жизнь, моя
возможность выйти на волю, Вы это понимаете? Почему бы не сделать  всего
лишь  один  запрос,  чтоб  подтвердить  историю  Томми?  Послушайте,   я
заплачу...
   Затем, по словам Честера, последовал легкий шум:  охранники  схватили
Энди и потащили его прочь из кабинета.
   - В карцер, - сухо сказал Нортон, и я представляю себе,  как  он  при
этом провел рукой по своему значку. - На хлеб и воду.
   И  Энди,  окончательно  вышедшего  из-под  контроля,  увели.   Честер
говорил, что он слышал, как уже  в  дверях  Энди  продолжал  кричать  на
коменданта: - Это моя жизнь! Неужели не понятно, это моя жизнь! Двадцать
дней провел Энди на "диете Нортона". Это была его первая стычка с  Сэмом
Нортоном и первая черная отметка в карточке с тех пор, как он вступил  в
нашу маленькую счастливую семейку.
   Расскажу теперь  немного  о  Шоушенкском  карцере,  раз  уж  к  слову
пришлось. Эта старая добрая традиция восходит  к  началу  девятнадцатого
века. В те дни никто не тратил времени на такие вещи, как  "искупление",
"реабилитация" и прочую ерунду. Вещи  подразделялись  четко  и  ясно  на
черное и белое. Либо вы виновны, либо нет. Если виновны - вас полагается
либо повесить, либо посадить в тюрьму. И если вы приговорены  к  лишению
свободы, вас не будут отвозить в какое-то заведение, нет,  вам  придется
рыть себе тюрьму своими руками, и  власти  провинции  Майн  выделят  для
этого лопату. Вы выроете яму таких размеров, каких вам под  силу,  копая
от восхода солнца до захода. Затем, получив  пару  шкур  и  корзину,  вы
спускаетесь вниз, а яму сверху накрывают решеткой, сквозь которую  будут
бросать немного зерен или кусочек червивого мяса, а по редким праздникам
вас будут потчевать ячменной похлебкой. Испражняться придется в корзину,
а в шесть утра, когда приходит тюремщик, эту же самую корзину вы отдаете
ему для воды. А в дождливую  погоду  приходится  спасаться  под  ней  от
потоков воды.
   Никто не проводил "в дыре" слишком  долгое  время  -  самое  большее,
насколько я знаю, тридцать месяцев. Это был четырнадцатилетний психопат,
кастрировавший школьного товарища, но он был молод и здоров,  когда  его
посадили.
   Не забывайте при этом, что за любое более тяжелое  преступление,  чем
пустячная кража или мелкое богохульство, вас повесят. А за такие  мелкие
преступления вы проводите три, или шесть, или девять месяцев в  дыре,  и
выходите  оттуда  абсолютно  бледным,  полуослепшим,  начинаете  бояться
открытого  пространства,  зубы  ваши  шатаются  и  готовы   окончательно
вывалиться, ноги покрыты грибком. Старая добрая провинция Майн...
   Шоушенкский карцер являет собой некое  более  цивилизованное  подобие
средневековой тюрьмы... События в человеческой жизни развиваются в  трех
направлениях: хорошо, плохо и ужасно. И если вы углубляетесь в кромешную
тьму ужасного, все труднее становится делать какие-либо различия.
   Чтобы попасть в карцер, вы спускаетесь на двадцать  три  ступеньки  в
подвал. Единственный звук, проникающий туда - звук  падающей  воды.  Все
освещение представлено тусклой шестидесятиваттной лампочкой. Камеры  там
одиночные, они имеют форму бочонка, как те чуланчики, что богатые люди в
своем доме скрывают за какой-нибудь картиной.  Как  и  в  чулане,  двери
раздвигающиеся,  окон  нет  никаких,  даже  решетчатых,  и  единственное
освещение - лампочка, которую выключают в восемь вечера, на час  раньше,
чем гасят огни в остальных помещениях тюрьмы. Вам приходится  находиться
в кромешной тьме, хотите вы этого или нет. В камере есть  вентиляция,  и
можно слышать, как в вентиляционной системе  шуршат  и  снуют  крысы.  В
камере есть прикрученная к стене койка и большой кан без сидения.  Таким
образом, у вас есть возможность проводить время тремя способами: сидеть,
испражняться или спать. Богатый  выбор.  Двадцать  дней  в  таком  месте
тянутся, как год, тридцать - как два года, сорок дней  могут  показаться
десятилетием.
   Единственное, что можно сказать в защиту одиночки - у вас  появляется
время подумать. Энди занимался этим все двадцать дней своего  пребывания
на  "диете  Нортона",  а  когда  вышел,  попросил  о  новом  свидании  с
комендантом. Запрос был отклонен. Такая встреча, сказал комендант, будет
"непродуктивна". Вот еще одно словцо, которому обучают  на  такого  рода
должности.
   Энди  терпеливо  повторил  свой  запрос.  И  снова.   И   снова.   Он
действительно изменился, Энди Дюфресн. Той весной 1963 года на лице  его
появились морщины,  а  в  волосах  седые  пряди.  Исчезла  та  маленькая
усмешка, которая всегда так восхищала меня. Он  стал  часто  смотреть  в
пустоту, а я знаю, что когда у заключенного появляется такой взгляд,  он
считает оставшиеся годы в тюрьме, месяцы, недели, дни.
   Энди возобновлял свой запрос снова и снова. Он был терпелив.  У  него
не было ничего, кроме времени... Началось лето. В  Вашингтоне  президент
Кеннеди обещал избирателям новое наступление на нищету и нарушения  прав
человека, не зная, что жить ему  осталось  всего  полгода.  В  Ливерпуле
появилась группа "Битлз" и стала популярна как  одна  из  самых  сильных
музыкальных групп Англии, но я полагаю, в  Штатах  их  еще  не  слушали.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 19
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама