Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 256.67 Kb

Джек-из-Тени

Предыдущая страница
1 ... 15 16 17 18 19 20 21  22
заполнено духами огня и расплавленными минералами. Как определить,
кто тут прав, а кто нет? Философы на обеих сторонах часто говрят,
что мир чувств иллюзорен. Мне это, в общем, неважно. Что бы ни
являлось реальностью, от которой мы постоянно изолированы, я
пропутешествовал к центру земли и вызвал там катастрофу. Теперь вы
видите ее результаты. Из-за того, что я сделал, мир начинает
вращение. Больше не будет ни царства тьмы, ни царства света.
Скорее, свет и тьма будут чередоваться во всех частях планеты.
Я чувствую, что тьма всегда будет сохраняться в каких-то вещах,
привычных для нас здесь, а науки, несомненно, будут процветать
там, где свет.
     Если, добавил он про себя, мир не разрушится.
     Тут он задумался, каково сейчас было там, на светлой
стороне... в университете... увидеть, как приходит вечер, за ним -
тьма, увидеть звезды. Решит ли Пойндекстер, что это какая-то
студенческая штучка к кокончанию очередного семестра?
     - И значит, - продолжал он, - не нужно будет устанавливать
защиту ни от жары, ни от холода. Тепловое излучение звезды, вокруг
которой мы движемся, будет не концентрироваться, а скорее
распределяться. Я...
     - Злой Джек! - выкрикнула Ивен, быстро отшатнувшись от него.
     Уголком глаза он заметил, что над горизонтом появилась
сияющая оранжевая дуга.
     Когда ее лучи упали на них, башня задрожала, затряслась и
сильно закачалась. Джек услышал, как внутри башни сыплются камни,
и почувствовал скаозь сапоги вибрацию от их движения.
     ...А Ивен пригнулась, готовясь прыгнуть, и ее глаза за массой
осовободившихся волос, которые стелились по ветру, были безумными
и широко открытыми.
     ...А Джек увидел, что в правой руке у нее кинжал.
     Он облизал губы и сделал шаг назад.
     - Ивен, - сказал он. - Пожалуйста, выслушай меня. Я могу
отнять у тебя эту игрушку, но не хочу сделать тебе больно. Я уже
причинил тебе достаточно боли. Убери его. Пожалуйста. Я постараюсь
сделать...
     Тогда она прыгнула на Джека, а он потянулся к ее запястью,
промахнулся и отступил в сторону.
     Клинок прошел рядом с ним, за ним - ее плечо и рука.
Он ухватил ее за плечи.
     - Злой Джек! - снова сказала она и с размаху ударила его по
руке, рассекая ее.
     Его хватка ослабла, Ивен вырвалась и накинулась на Джека,
подбираясь к горлу.
     Левой рукой он схватил ее за запястья, а правой оттолкнул от
от себя. При этом он мешлком увидел ее лицо: клочья пены в уголках
рта, струйки крови, текущие из прокушенной губы по подбородку.
     Она отступила, наткнулась на балюстраду, и та обвалилась
почти беззвучно.
     Джек стремительно кинулся к ней, но успел только увидеть ее
развевающиеся юбки, когда она падала вниз во двор. Ее крик был
коротким.
     Когда башня закачалась так, что грозила свалить его сног, он
отступил назад.
     Сольнце взошло уже наполовину.
     - Джек! Нужно уходить! Замок разваливается!
     - Все равно, - сказал он.
     Но он повернулся и пошел к двери на лестницу.
     Пробравшись в крепость через дыру, зиявшую в северной стене,
оно принялось обыскивать коридоры. Когда ему приходилось убивать,
оно оставляло тела там, где они падали. В одном месте на него
рухнул кусок кровли. Оно выбралось из-под него и продолжало свой
путь.
     Пока бригады волдоносов метались, пытаясь потушить огонь, оно
лежало за валуном, припав к земле. Оно пряталось в нишах, за
портьерами, за дверями и мебелью. Оно скользило как призрак и
ползло, как рептилия.
     Оно пробиралось между обломками, пока вновь не напало на
след.
    Сдел вел все выше, петлял...
    Туда.
    Разорванное светом небо, ясно помнящаяся сломанная балюстрада,
развевабщиеся юбки Ивен, стоящиеиперед глазами Джека, ее слюна и
кровь - вот чернила для его обвинительного акта. Громыхание
измученной земли, ставшее из-за своей монотонности как бы формой
тишины, раздробленные камни, заострившиеся в ясном свете зари,
ветры, поющие траурные песни, движение разрушающейся башни -
теперь почти успокаивающее... Джек подошел к верхней ступеньке и
увидел, что оно поднимается.
     Он вытащил меч и ждал. Другого пути вниз не было.
     Странно, подумал он, как инстинкт самосохранения берет верх
над чем угодно.
     Он держал меч неподвижно. Перепрыгнув последние ступени,
Боршин атаковал его.
     Джек проткнул ему левое плечо, но не остановил. Меч вырвался
у него из рук, когда Боршин ударил его сзади и склонился над ним.
     Джек откатился в сторону и сумел занять положение перед
прыжком раньше, чем тварь напала снова. Его меч все еще торчал у
нее в плече и блестел на свету, кровь по нему не текла, вместо
этого по краям раны выступило немного густой коричневой жидкости.
     Джеку удалось увернуться от повторного нападения и ударить ее
обеими руками, но неазметно было, чтобы это что-нибудь дало.
Казалось, он бьет по пудингу, а тот остается целым.
     Ему удалось увернуться от нападения еще дважды. Один раз он
лягнул ее по ноге, а потом треснул локтем по затылку, когда она
двигалась мимо.
     Потом она без труда поймала Джека, но он втолкнул меч ей в
плечо и удрал в разорванной тунике.
     Припадая к земле, кружа, стремясь сохранить между ними
максимальное расстояние, Джек отклонился назад, схватив два камня.
Если бы не это, тварь добралась бы до него. Она очень быстро
обернулась, а Джек запустил в нее одним из новоприобретенных
снарядов - и промахнулся.
     Потом, прежде чем он успел прийти в себя после броска, она
накинулась на него, повиснув у него на спине.
     Джек бил ее по голове оставшимся кммнем, пока тот не
выравался у него из руки. Его грудная клетка было сломана, а морда
твари была так близко от его лица, что ему хотелось закричать - он
бы закричал, если бы у него хватало дыхания.
     - Жаль, что ты сделал неправильный выбор, - услышал он свою
душу.
     Потом тварь ухватила его одной рукой за шею, а другой - за
голову и начала крутить.
     Из глубин его тела поднялась чернота, слезы боли смешались на
его лице с потом, а головап оказалась повернутой таким образом,
что Джек увидел нечто, мгновенно повергшее его в изумление.
     Волшебство исчезло, но рассвет все еще напоминал сумерки.
В сумерках же Джек мог работать - не как волшебник, а как вор.
     Потому что в тени он был силен.
     ...Ни один меч не мог его там тронуть, ни одна сила не могла
причинить ему вред.
     Восходящее солнце, ударив сквозь балюстраду, создало длинную
густую тень, которая упала в каком-нибудь футе от Джека.
     Он попытался дотянуться до нее, но не смог. Тогда он выбросил
правую руку в сторону тени так далеко, как только мог.
     Джек все еще чувствовал боль, позвоночник хрустел,
сокрушительный груз все еще давил на грудь.
     Но только теперь пришло старое чувство тьмы и растеклось по
телу.
     Напрягая мышцы шеи, Джек сопротивлялся обмороку. Пользуясь
силой, которую он извлек из тени, он втолкнул в тень руку и плечо.
Потом, на пятках и локтях, он сумел впихнуть в глубокую тень
голову.
     Высвободив другую руку, он нашел горло Боршина. Он втащил его
за собой в тень.
     - Джек, что происходит? - услыхал он свою душу. - Я не могу
видеть тебя, когда ты в тени.
     Джек вышел из тени много позже.
     Он тяжело облокотился на ближайшую балюстраду и стоял там,
задыхаясь. Он был перемазан кровью и тягучим коричневым веществом.
     - Джек?
     Когда он полез в то, что осталось от его одежды, руки у него
дрожали.
     - Черт... - хрипло прошептал Джек. - Последние сигареты
пропали.
     Казалось, он готов из-за этого расплакаться.
     - Джек, я не думала, что ты останешься жив...
     - Я тоже... Ладно, душа. Ты надоедала мне достаточно долго.
Я много перенес. Мне ничего не осталось. Хотя я могу сделать тебя
счастливой. Делай, что должна.
     Потом он на миг закрыл глаза, а когда открыл их, душа
исчезла.
     - Душа? - позвал он.
     Ответа не было.
     Разницы Джек не ощущал. Правда ли они соединились?
     - Душа? Я дал тебе то, что ты хотела. Ты могла бы, по крайней
мере, поговорить со мной.
     Ответа не было.
     - Ну, ладно! Кому ты нужна!
     Потом Джек повернулся и оглядел опустошенную землю. Он
увидел, как косые лучи солнца окрасили сотворенную им пустыню.
Ветер немного утих, и, казалось, воздух поет. Несмотря на разруху
и тлеющий огонь, пейзаж был красив несущей печать проклятия
красотой разрушения. Не следовало так терзать землю, если бы не
что-то в нем самом, что принесло боль, смерть и бесчестье туда,
где их прежде не было. Тем не менее вне этой бойни или, точнее,
над ней, было что-то, чего Джек раньше никогда не видел. Словно
все, на что он смотрел, могло стать лучше. Вдалеке виднелись
разрушенные деревни, срезанные горы, сожженные леса. Он был в
ответе за все это зло - он действительно заслужил свое прозвище.
И все же он чувствовал, что из этого вырастет нечто иное. Хотя эту
заслугу он не мог себе приписать. Он мог лишь нести вину. Но Джек
чувствовал, что предвидение того, что может случиться теперь,
когда изменился порядок мира, больше не может его напугать. Нет,
не то. По крайней мере, еще нет. Но новым порячдком станет
преемственность света и тьмы, и Джек чувствовал, что это будет
неплохо. Тогда он повернулся лицом на восход и, промокнув глаза,
продолжал смотреть, потому что ощущал - прекраснее он ничего не
видел. Да, решил он, должно быть, у меня есть душа - раньше ничего
подобного я не чувствовал.
     Башня перестала качаться и начала разваливаться.
     Вот чего я добивался, Ивен, подумал он. Я даже говорил об
этом - когда у меня еще не было души. Я извинился, и имел в виду
именно это: мне было жаль не только тебя. Весь мир. Я прошу
прощения. Я люблю тебя.
     ...И, камень за камнем, башня рухнула, а Джека бросило вперед
через балюстраду.
     Правильно, подумал он, чувствуя, что ударяется о перила.
Только так и должно быть. Выхода нет. Когда ветер, огонь и вода
очистят мир, а злобные существа погибнут или будут унесены прочь,
последний и самый великий из них не должен избежать этого
уничтожения.
     Он слышал сильшый шум, словно от ветра - это рухнула
балюстрада, и перила скользнули вперед. На мгновение звук стал
прерывистым, словно хлопало вывешенное для просушки белье.
     Когда Джек оказался на краю, он сумел обернуться и посмотреть
вверх, падая, он увидел в небе темный силуэт, который рос, пока
Джек глядел на него.
     Конечно, подумал он, он наконец увидел восход солнца и
освободился.
     Сложив крылья, с бесстрастным лицом, вниз, как черный метеор,
падал Утренняя Звезда. Приблизившись, он во всю длину вытянул руки
и раскрыл огромные ладони.
     Интересно, подумал Джек, он успеет?
Роджеp Желязны. Джек-из-Тени.
перевод с англ. - Е. Александрова.
Rodger Zelazny. Jack of Shadow.

Предыдущая страница
1 ... 15 16 17 18 19 20 21  22
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (7)

Реклама