Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
TES: Oblivion |№5| Дрожащие Острова
StarCraft II: Wings of Liberty |№1| Начало истории
TES: Oblivion |№4| Мифический рассвет, 4 комментария
DARK SOULS™: REMASTERED |№12| Арториас Путник Бездны

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Гайдамака Н. Весь текст 128.3 Kb

Меченая молнией

Предыдущая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11
меня то, чего не захотела сделать  для  Грозного  бога:  думай  об  Эрлис,
девочка! Думай о ней так, как будто от нее зависит твоя и  моя  жизнь!  Да
так оно и есть...
     Вита прислонилась к дереву и, чтобы сосредоточиться,  закрыла  глаза.
Она попыталась представить себе Эрлис такой, какой видела ее  в  последний
раз. Синее покрывало и печальные глаза...  Сутар  спросил:  как  она  тебя
называла? Называла по имени, а еще - сестрою... Эрлис, сестра, откликнись!
Помоги! В лесах ли, среди серых скал, в пустыне или в многолюдном  городе,
услышь меня, родная, отзовись, Меченая молнией!
     И вдруг, словно при вспышке небесного огня, Вита четко увидела скалы,
и темное небо над ними, и пламя костра,  и  голос  Эрлис,  знакомый  голос
позвал ее - так, словно она сама в мыслях произнесла эти слова, хоть она и
знала, что не ей они принадлежат: "Что, сестра?"
     - Ратас, она ответила, - прошептала Вита, не решаясь открыть глаза  -
а вдруг все исчезнет?
     - Передай, пусть собирает наших и немедленно  идет  к  тому  месту  в
горах, где она жила с Крейоном. Встретимся там. Их задача - снять  охрану.
Она невелика, восемь человек.
     И лишь только Вита подумала об этом, голос Эрлис все так же беззвучно
ответил ей:
     "Хорошо, сестра. Мы придем".
     Она подняла глаза на Ратаса.
     - Что это было? Я с ней вправду говорила?
     - Да.
     - Но как?.. Сутар объяснял, что между нами существует какая-то особая
связь...
     - Такая связь на самом деле есть. Скоро ты все поймешь сама.  Потерпи
еще немного. Вита. Я мог бы раскрыть тебе и эту тайну, но лучше, чтобы  ты
увидела собственными глазами...
     Вита надула губы, как ребенок, не получивший обещанного подарка.
     - Ладно! Пусть будет по-твоему.
     - А теперь - в путь. Дорога  нелегкая,  но  ничего,  одолеем.  Сутар,
может, ты сбросишь свои побрякушки? Легче будет идти.
     Правитель Грестора послушно снял с себя и положил на землю  корону  и
верхнюю одежду, расшитую массивными золотистыми бляхами.
     Они спустились в глубокое ущелье, а потом долго карабкались вверх  по
склону, цепляясь за кусты и траву. Мягкая почва уходила  из-под  ног,  они
падали, скользили, поддерживали друг друга. Наконец выбрались из ущелья  и
пошли узкой тропкой между скал - Ратас впереди,  за  ним  Вита,  а  позади
Сутар.
     - Ратас, - украдкой шепнула  Вита,  когда  Сутар  немного  отстал,  -
может, лучше было бы оставить его там,  возле  поломанной  ладьи?  Быстрее
дошли бы...
     - Нельзя. Он мне нужен.
     - Тебе виднее, - пожала плечами. Присутствие Сутара - нового  Сутара,
уже не исполненного недоброй, разрушительной силы, а  самого  похожего  на
развалину, угнетало девушку. Она  не  могла  разговаривать  при  нем  так,
словно его нет, а ей еще столько хотелось расспросить!
     - Скажи мне, ведь Эритея, как  ты  говорил,  это  один  из  вариантов
нашего будущего. Как же у вас мог появиться  такой  вот  Сутар?  Я  всегда
думала, что вы должны быть лучше нас...
     - Все не так просто, Вита. Мне кажется, мы слишком уж тешились  своим
могуществом, своей властью над  природой.  Сделали  все  для  того,  чтобы
человеку было удобно и спокойно жить. Но  за  удобством  и  покоем  начали
забывать о самом человеке... Самым главным для нас было то, как он  делает
свое дело, а добрый он  или  злой,  веселый  или  грустный,  жестокий  или
ласковый - значило очень мало. Недаром Сутар решил, что принес  гресторцам
счастье, когда накормил и одел их, а потом еще и думать за них стал.  Урок
Грестора -  суровый  урок.  А  Сутар  -  Сутар  всегда  был  тщеславным  и
самоуверенным, хотя способности у него посредственные. Именно его серость,
заурядность и породили эту уродливую жажду власти,  стремление  принизить,
нивелировать других. Иначе откуда у него убеждение, что  лучше  всего  для
человека - быть, как все, не выделяться среди других ничем  -  ни  покроем
одежды, ни выражением лица, не мыслями? Я и представить себе не  мог,  как
далеко он зайдет... А когда  понял,  было  уже  поздно.  Он  окружил  себя
надежной охраной и надел на головы своих воинов шлемы из особого сплава  -
не для того лишь, чтобы выделить их среди других и защитить во время боя -
нет, он таким образом хотел уберечь  их  от  меня.  Боялся,  что  я  смогу
подавить их волю и заставлю повиноваться мне, а не ему. А мне  приходилось
действовать больше мечом... Я неплохо умею им владеть. Меня  учили  старые
бойцы. В молодости я увлекался фехтованием - вот уж не думал, что это  мне
так пригодится... Как мне хочется  сбросить  наконец  с  себя  эту  вечную
осторожность, необходимость постоянно оглядываться. До чего же  здорово  -
дышать полной грудью и не думать, что враг ожидает  тебя  в  засаде!  Лишь
теперь, когда до цели осталось так мало,  я  могу  сознаться,  потому  что
раньше не позволял себе даже думать об этом, - я очень устал...
     Вновь начался крутой подъем, и Ратас замолчал. Стояла  предрассветная
тишина, слышно лишь было, как осыпаются из-под ног камешки и тяжело  сопит
Сутар.
     На вершине остановились передохнуть. Под ясным утренним  небом  глаза
Ратаса расцвели такой нестерпимой голубизной, что у Виты защемило сердце.
     "Если бы я могла... я взяла бы себе твою боль и твою усталость.  Хотя
бы малую их часть... Я знаю, что выдержала бы все, только б тебе  хоть  на
мгновение стало бы легче".
     Он протянул ей руку.
     - Надо идти, девочка. Уже близко.
     И вот впереди забелел дом. Но внизу, среди скал, Вита заметила желтые
плащи.
     - Погляди-ка туда! Они скоро будут здесь...
     - Мои ребята их опередили. Смотри, вон они выходят из  дома.  Но  боя
теперь не избежать.  Эх,  не  успели  они  после  вчерашнего  как  следует
отдохнуть - после того как захватили золотую ладью... Быстрее  в  дом!  Мы
должны управиться с атероном раньше, чем подойдет отряд  Турса.  А  вот  и
Эрлис.
     Пока Ратас отдавал краткие  и  четкие  команды  своим  воинам,  Эрлис
утянула Виту за собой.
     - Идем, сестра! Скоро мы расстанемся, и ты должна ее увидеть.
     Они вошли в комнату, где в простенке  между  окнами  была  нарисована
картина, известная Вите по рассказу Эрлис.  Резкие,  контрастные  тона  от
глубокого  синего  до  огненно-красного  спорили  между   собой.   Меченая
молнией... Ошеломленная Вита всматривалась в знакомые, тысячу раз виденные
в зеркале черты. Так же, как и  Эрлис  когда-то,  она  подошла  поближе  и
коснулась стены. Вот только отпечатка краски не осталось на пальцах -  она
давно уже высохла.
     И сразу связалось воедино все то, что было непонятным  вчера.  Да,  в
полумраке их убежища, под  спадающим  на  лицо  покрывалом  она  не  могла
заметить сходства. Но ведь Эрлис - Эрлис видела ее и должна  была  узнать!
Так вот почему она говорила ей "сестра"... Вот что связывало их обеих.
     - Ты и я -  одно  и  то  же,  только  мы  разделены  пространством  и
временем. Так мне сказал  Ратас.  Все  равно  как  если  бы  у  меня  была
настоящая сестра, к тому же близнец, но я никогда ее не видела и ничего  о
ней не знала. От рождения у нас совпадало  все,  вот  только  росли  мы  в
разных мирах...
     Эрлис отбросила покрывало.
     - Ратас просил, чтобы я ничего не говорила  тебе  -  тогда,  вначале,
мол, слишком уж много для тебя потрясений сразу. А мне  так  странно  было
видеть себя - только без шрама и  с  этими  короткими  волосами...  И  так
хотелось расспросить, как же ты жила в том своем мире. Жаль,  что  времени
было мало...
     - Знаешь, когда ты рассказывала о себе, я ловила себя на  мысли,  что
сама поступила бы так же на твоем месте.  А  потом  начинала  сомневаться,
хватило бы у меня на это смелости или нет?
     - Зато я  не  сомневалась  в  тебе  ни  минуты.  Видишь,  я  все-таки
оказалась права: есть у меня сестра, да еще какая!
     В комнату стремительно вошел Ратас, следом за ним - Сутар.
     - Надо спешить! Золотые шлемы наседают. Сутара они уже  не  боятся  -
видят, он не тот, что прежде. У меня еще была надежда, что  он  сможет  их
остановить... Бой будет трудным. Сутар, так где же атерон?
     Из-под тряпок и досок, наваленных в углу комнаты, Сутар вытащил нечто
похожее на черный чемодан средних  размеров.  Вита,  наслышанная  об  этом
чудо-приборе, была порядком разочарована.
     Эрлис обняла ее, набросила покрывало и быстро вышла из комнаты.
     - Стань вот здесь, под картиной, - сказал Вите Ратас.
     - Сутар, у тебя все готово?
     - Все, -  ответил  тот  заискивающим  тоном.  -  Атерон  ведь  был  в
последний раз настроен на Землю...
     - Ратас! А может, сперва ты? На Эритею? Ты должен привести  помощь...
- не выдержала Вита.
     - Нет. Сперва я отправлю тебя, а затем пошлю Сутара в Эритею.
     - Почему его? Почему не сам?
     - Он прекрасно сделает все, что нужно. Ты же видишь,  Грозный  бог  у
нас теперь очень послушный. Вот Он и  расскажет,  что  случилось  и  какая
нужна помощь...
     - Сам о себе будет рассказывать? О том, что натворил?
     - Конечно. Кто же лучше  него  это  сделает?  А  я  должен  остаться.
Бросить своих ребят в разгар боя я не могу, Вита.
     - Все я понимаю! Только... вот что... ты береги себя! Слышишь?
     В окно ударили чем-то тяжелым.
     - Я хочу, чтоб ты жил!
     - Прощай, Вита!
     Мощная струя горячего воздуха подхватила девушку,  и  ей  показалось,
что она падает в глубокий узкий  колодец,  а  потом  ее  увлек  гигантский
водоворот, она словно растворилась в нем, стремительное  течение  несло  и
несло ее...
     И вдруг все оборвалось. Вита  вновь  стояла  перед  знакомым  зданием
вокзала. Людской поток обтекал ее со всех сторон. Кто-то налетел на нее и,
недовольно ворча, пошел дальше.
     Девушка машинально оглянулась, и взгляд  ее  упал  на  табло.  Девять
сорок девять, двадцать шестое июля, вторник...  Здесь  прошла  всего  одна
минута! И теперь все вернулось на свои места.  Словно  и  не  было  боя  в
подземелье, золотой ладьи с Грозным богом, исступленной толпы  на  улицах,
зловещего замка с четырьмя башнями, недоброй  усмешки  Турса,  вкрадчивого
голоса Сутара... Не было полета сквозь ночь, долгой  дороги  в  горах,  не
было отчаяния и надежды... И Меченая молнией не  смотрела  на  нее  своими
скорбными  прозрачными  глазами.  Может,  тот  бой  в  горах   давно   уже
завершился, но для Виты он будет длиться вечно, ведь ей никогда не узнать,
чем он кончится и кто выйдет из него живым!
     Девушка упрямо тряхнула головой. Ратас будет жить! Он не  погибнет  в
последнем бою. Нет, он вновь победит,  как  побеждал  не  раз,  он  спасет
других и спасется сам, он еще вернет жизнь в Грестор, и Эрлис - ее  сестра
из этого мрачного мира - найдет  в  себе  силы  возродить  свою  опаленную
душу... Кончится время ненависти...
     А пока продолжается бой -  пусть  не  даст  промаха  верный  меч,  не
дрогнет рука, не одолеет усталость тех, кто защищает свою честь и свободу!
Она стиснула руки, словно  хотела  всю  свою  силу  передать  тем  далеким
воинам...
     - Девушка, простите!..
     Знакомый голос резанул ее. До боли родное лицо, тревога и  сочувствие
в серых стальных глазах, вот только морщины не успели еще прочертить лоб и
седые нити не вплелись в черные как смоль волосы.
     - Мне показалось, у вас какая-то беда. Не могу ли я вам помочь?
Предыдущая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама