Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
TES: Oblivion |№6| Страж Врат Безумия
TES: Oblivion |№5| Дрожащие Острова
StarCraft II: Wings of Liberty |№1| Начало истории
TES: Oblivion |№4| Мифический рассвет, 4 комментария

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Стефан Хаим Весь текст 35.87 Kb

Синдром Ваксмута

Следующая страница
 1 2 3 4
СТЕФАН ХАИМ
СИНДРОМ ВАКСМУТА

    Я проснулся с каким-то непривычным и странным ощущением: что-то было
не так.
    Пишущая машинка стояла на письменном столе на том же месте, где я ее
оставил.  Курительные  трубки аккуратными рядами покоились на подставке,
брюки валялись на стуле, куда я их бросил, перед тем как лечь в постель.
    Дело было не в коньяке: я пью его каждый вечер по рюмочке для крово-
обращения.  Марихуану я не курю,  гашиша не употребляю, ЛСД не принимаю.
Сюзанна заходила, можно подсчитать, в прошлый понедельник: тут я придер-
живаюсь золотого правила.  С тех пор как мне исполнилось семнадцать лет,
онанизмом я больше не занимаюсь.
    Чувство, что со мной что-то не так,  не проходило.  Самое удивитель-
ное,  что  как  только я попробовал приподняться,  то почувствовал,  что
центр тяжести куда-то переместился.  И вообще, каждое мое движение стало
какимто  непривычным:  потяжелело сзади ниже пояса и в груди.  Я почесал
бороду.
    Борода?! Куда, черт побери, девалась моя борода? Я бросился к зерка-
лу.  Я знал, что этому в человеческий рост зеркалу, купленному в первок-
лассном магазине и вставленному в раму из красного дерева,  я мог  дове-
рять.  И еще я знал,  что в комнате, кроме меня, никого не было, так что
отражение в зеркале могло принадлежать только мне. И это я?
    Человека можно опознать по зубам.  Зубы в зеркале  со  всей  очевид-
ностью  принадлежали мне:  две коронки и привычный протез были на месте.
Нос тоже как две капли воды походил на мой, хотя он казался менее внуши-
тельным,  чем вчера,  и более симпатичным.  Брови,  серо-зеленые глаза с
желтыми точечками в зрачках были тоже моими.
    Дрожащими руками я расстегнул на груди пижаму.  Груди в зеркале выг-
лядели  для грудей недурно,  их весьма симпатичные соски могли бы понра-
виться мне,  будь они у какой-нибудь женщины.  Женщины?  Но ведь я же  -
мужчина!  Я сунул руку вниз. Пресвятая Мария! Я чуть было не разорвал на
себе пижамные брюки.  Взглянул туда раз, затем другой. Нет, этого не мо-
жет быть!  Не скажу,  что сия часть моего тела, теперь уже бесследно ис-
чезнувшая,  отличалась особой формой или особым размером и вызывала вос-
хищение Сюзанны или прочих дам,  но она служила мне верой и правдой, она
меня устраивала.  На какое-то мгновение мне пришла в голову  мысль,  что
некий  сумасшедший хирург без моего ведома сделал мне ночью операцию.  Я
попробовал обнаружить шрам. Увы, его не было. Там оказалось только небе-
зызвестное отверстие.
    Доктор Таубер был нашим семейным врачом.  Это он помог мне появиться
на свет.  Мать всегда с большим удовольствием рассказывала,  как  доктор
Таубер,  зайдя в комнату, подошел к ее кровати и возвестил: - Мальчонка.
Прелестный мальчонка!  Уж кому-кому,  а доктору Тауберу известно,  что у
меня там было вначале, а чего не было.
    С одеванием все обстояло теперь не так-то просто.  У меня в квартире
имелся бюстгальтер,  оставленный одной из предшественниц Сюзанны. Однако
эта  вещица оказалась слишком мала.  Мой зад с трудом втиснулся в брюки,
пиджак подозрительно оттопырился, и я, невзирая на теплую, солнечную по-
году, решил надеть плащ.
    - Здорово  же вы изменились,  - приветствовал меня доктор Таубер.  -
Немудрено,  что полиция не одобряет эту моду на бороды.  Без  бороды  вы
совсем другой человек.
    - Другой человек,  - пробормотал я.  - Хорошо бы,  если бы дело было
только в этом.
    Он сунул палец в ухо,  словно там скопилась вода.  Мой голос  звучал
почти на октаву выше обычного: я говорил альтом.
    - Доктор, - произнес я. - У меня неприятности. Он взглянул на меня с
беспокойством и растерянностью.
    - Вы должны мне помочь,  доктор. У меня... не знаю, как это вам объ-
яснить, но это просто ужасно.
    - Ну,  ну,  - возразил он. - Быть может, все не так уж и плохо. Ведь
одолели же мы с вами корь и свинку, поломанные кости тоже починили, да и
с  той  скверной  инфекцией справились.  Как-нибудь одолеем и вашу новую
хворь. Раскройте-ка рот.
    - Доктор,  - сказал я.  - Дело не только в голосе.  - Я начал разде-
ваться. - Это везде. - Что-везде?
    Он вдруг изменился в лице. Его рот то открывался, то закрывался, как
у выброшенной на берег рыбы.
    - Я же сказал вам,  что у меня неприятности,  - пояснил я, желая по-
мочь ему преодолеть первое изумление.
    - Сударыня,  - произнес он после того, как пришел в себя. - Не пони-
маю,  зачем вам понадобилось разыгрывать из себя мужчину, да еще так хо-
рошо знакомого мне молодого человека. Знаете что...
    - Доктор, - мягко прервал я его. - Вы видите шрам у меня на руке? Вы
ее зашивали,  когда мне было три месяца.  Это спасло мне жизнь. А теперь
взгляните на мою ногу.  Нет,  не на эту. Третий палец выступает над чет-
вертым.  Вы ведь знаете,  что я так и родился. У нас это в роду. Он кив-
нул.
    Я перечислил еще несколько подробностей, о которых знали только мы с
ним. Упомянул даже о своем прикусе.
    - Если этого недостаточно, - сказал я, - я могу предоставить и отпе-
чатки  пальцев,  сделанные  во  время  прохождения армейской службы.  Уж
они-то докажут, что яэто я.
    - Но ведь в армии вы были мужчиной, - беспомощно возразил он.
    - Зато теперь я,  кажется,  женщина.  Поэтому-то я и пришел к вам на
прием.
    Он нерешительно подошел ко мне и потрогал мою грудь. Она была насто-
ящая,  без малейших признаков воздействия силикона  или  еще  каких-либо
средств, используемых в пластической хирургии.
    - Но если вы - действительно вы,  - взволнованно воскликнул он,  - и
если вы были тем,  кем, насколько я знаю, вы были, то это просто неверо-
ятно! Потрясающе! Для медицины это то же самое, что расщепление атомного
ядра для физики. Вас надо показать Ваксмуту...
    Мне стало как-то не по себе при мысли, что для медицины я то же, что
первый расщепленный атом для физики.
    - Ваксмут - это как раз то,  что вам нужно.  Все гермафродиты города
лечились у него. - Но я ведь не гермафродит!
    - Ваксмут вам скажет, кто вы. Возможно, для вас придется найти новый
термин.  Тут  может быть совершенно новая разновидность.  И вы ее первый
представитель,  что-то вроде нового Адама.  - Новой Евы,  - уточнил я. -
Мне можно одеваться?
    Профессор и  доктор  всевозможных наук Анатоль Ваксмут был холоден и
бесстрастен:  тип ученого,  сущность которого определял научный подход к
людям и вещам.  И все-таки я почувствовал, что сообщение доктора Таубера
его чрезвычайно взволновало.
    Доктор Таубер изложил факты и предоставил своему коллеге самому  де-
лать выводы. Профессор Ваксмут задал мне несколько коротких вопросов: не
принимал ли я какие-нибудь гормоны в виде таблеток или  внутривенно?  Не
ел  ли и не пил ли в последние месяцы чего-нибудь необычного,  в особен-
ности восточного?  Не подвергался ли облучению рентгеновскими, космичес-
кими  или  какими-нибудь иными лучами?  Не замечал ли у себя в последнее
время непривычных опухолей или морщин,  какихнибудь новых необычных вле-
чений, не только сексуального характера?
    На все  эти  вопросы я грудным женским голосом дал отрицательный от-
вет.  Профессор Ваксмут, по-видимому, ничего другого и не ожидал. Движе-
нием руки он предложил мне взобраться на гинекологическое кресло. Доктор
Таубер,  почувствовав мое волнение от предстоящего мне впервые гинеколо-
гического  обследования,  держал меня за руку,  в то время как профессор
констатировал наличие полного набора тех свойств,  с которыми до сих пор
я встречался лишь при других обстоятельствах.
    - И ни малейших признаков мужского начала, - объявил наконец профес-
сор Ваксмут. - Необходимо, конечно, проверить ее, то есть его гормональ-
ный состав.
    Он вызвал медсестру и велел ей взять у меня десять кубиков крови,  а
пробирку поставить отдельно: он сам, мол, проведет анализы.
    Пока сестра прокалывала мне вену и извлекала оттуда мою родную  тем-
но-красную кровушку,  он приступил к срочному консилиуму с доктором Тау-
бером:  речь шла о методе, позволявшем установить возможную мутацию пси-
хики по аналогии с мутацией органов.
    Меня это  интересовало  меньше всего.  Меня волновали скорее вопросы
практического порядка.  Должен ли я,  например,  делать вид, что являюсь
мужчиной, в то время как таковым уже не являлся. В этом случае любой об-
щественный туалет может стать для меня роковым.  Если же я начну  носить
юбку,  туфли на высоких каблуках и женскую прическу, я наверняка потеряю
массу клиентов. Кроме того, мне претила снисходительная манера некоторых
судей по отношению к женщинам-адвокатам.  Проблем появилось великое мно-
жество,  вплоть до пуговиц, которые мне предстояло научиться застегивать
с другой стороны. Оба медика, казалось, пришли к общему мнению.
    Профессор Ваксмут подождал, пока я оденусь, а затем сообщил свой ди-
агноз:
    - У вас совершенно необычный для моей практики случай. Я еще раз по-
листаю специальную литературу, хотя почти уверен, что там ничего не най-
дется.  Не поймите меня превратно:  я настроен вполне оптимистично.  Как
только будет готов ваш гормональный анализ, мы начнем превентивное лече-
ние, окончательное лечение назначим, когда обнаружим причины вашей мута-
ции. Я сильно подозреваю ваши гены, эти маленькие носители зашифрованной
информации,  которые,  как вам известно, определяют рост и характер кле-
ток. Вполне возможно, что изменение генов и повлияло на ваши половые ор-
ганы. Но целый комплекс других факторов, несомненно, способствовал этому
процессу. Это-то и привело к столь радикальной мутации за такое короткое
время.  Необходимо будет провести всесторонние исследования,  консульта-
ции, множество анализов. Мы привлечем для этого крупнейших специалистов:
биологов, генетиков, гинекологов, биофизиков, а в случае необходимости -
и представителей других научных направлений.  Мы не причиним вам никакой
боли.  Мы только просили бы вас быть готовым для дальнейших тестов.  Ко-
нечно, если вы предпочитаете, чтобы мы ничего не предпринимали, если же-
лаете оставаться тем, кем вы стали (а на мой взгляд, вы абсолютно здоро-
вая женщина),  я не могу навязывать вам свою помощь.  Однако в интересах
науки и в ваших собственных интереса,  сударыня, прошу прощения, сударь,
я  бы  весьма  высоко  оценил  вашу готовность помочь нам прояснить этот
столь исключительный,  столь уникальный и столь многообещающий  феномен,
который я хотел бы назвать "синдромом Ваксмута".
    Маленькая и  сама по себе безобидная заметка в журнале по прикладной
сексологии привела снежный ком в движение.
    Журнал сообщил,  что проф,  д-р, д-р, д-р Анатоль Ваксмут, известный
сексолог и гормонотерапевт,  в кругу коллег сделал сообщение о том,  что
ему удалось обнаружить случай полной спонтанной мутации (от мужской осо-
би  к  женской) у одного из взрослых представителей класса высших позво-
ночных.  Профессор Ваксмут работает над описанием данного случая,  кото-
рый, повидимому, является уникальным.
    Несколько дней  спустя  одна из местных газет опубликовала на первой
полосе заметку по поводу информации в журнале по прикладной  сексологии.
В ней уточнялось,  что представителем класса высших позвоночных, о кото-
ром шла речь,  в действительности является представитель рода человечес-
кого и что сей мутированный экземпляр - видный молодой адвокат.  Имя его
по понятным соображениям,  разумеется,  не называлось, хотя редакции оно
якобы хорошо известно. В двух соседних колонках были помещены моя фотог-
рафия,  лицо на которой во избежание возможного судебного иска  частично
закрывал черный прямоугольник, а также вольный рисунок, изображавший ме-
ня после мутации, да еще в бикини.
    За сообщением следовали набранные курсивом несколько абзацев, вышед-
ших из-под пера научного консультанта газеты. В них говорилось о больших
заслугах проф,  д-ра, д-ра, д-ра Анатоля Ваксмута и предсказывалось, что
открытие  нового,  по справедливости названного в его честь мутационного
синдрома навсегда прославит имя этого ученого.  В редакционной статье на
Следующая страница
 1 2 3 4
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама