Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Клиффорд Саймак Весь текст 38.36 Kb

Однажды на Меркурии

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4
	- Земля только что обогнула Солнца,-сказал тот.- Станция на Венере приняла добавочный заряд.
	Крэйг кивнул: все идет по заведенному порядку. Как только какая-нибудь планета отрезается от Меркурия Солнцем, подстанции ближайшей планеты берут добавочную энергию и передают ее отрезанной планете до тех пор, пока планета снова не станет доступной.
	Крэйг поднялся и, подойдя к иллюминатору, стал смотреть на пыльные равнины. На горизонте появилась точка - она быстро приближалась по мертвой серой пустыне.
	- Кнут! - воскликнул он.
	Крепи заковылял к двери:
	- Пойду встречу его. Мы с ним уговорились сыграть сегодня партию в шахматы.
	- Сначала пусть зайдет ко мне,- сказал Крэйг.
	- Ладно,- ответил Крепи.
	...Крэйгу никак не удавалось заснуть. Что-то тревожило его - что-то неопределенное, так как никаких причин для беспокойства не было: Радиолуч показал, что большое завихрение движется очень медленно, по нескольку футов в час и к тому же в обратном направлении от Станции. Других опасных завихрений детекторы не обнаружили. Как будто бы все в порядке. И в то же время разные мелочи - смутные подозрения, догадки - не давали покоя.
	Вот, например, Кнут. Он был такой же, как всегда, но. разговаривая с ним, Крэйг испытывал какое-то непонятное чувство. Он бы даже сказал - неприятное: мурашки бегали у него по спине, волосы на голове вставали дыбом. И в то же время ничего определенного.
	А тут еще этот Пэйдж. Проклятый дурак, чего доброго, и в самом деле удерет ловить Шары, и тогда неприятностей не оберешься. Странно, как это у Кнута испортилась рация сразу и в костюме, и в машине. Их как будто смело потоком энергии. Кнут не мог объяснить, как это произошло, даже и не пытался. Просто пожал плечами - мало ли чего бывает на Меркурии.
	Крэйг отказался от попыток заснуть. Он всунул ноги в шлепанцы, побрел к иллюминатору, поднял штору и выглянул наружу.
	Цветные Шары по-прежнему катились в пыли. Внезапно один из них превратился в чудовищную бутылку виски, она поднялась в воздухе, перевернулась - жидкость полилась на землю. Крэйг хихикнул: "Старина Крипи мечтает выпить".
	Раздался осторожный стук в дверь. Крэйг резко обернулся. Мгновение он стоял, затаив дыхание, и прислушивался, словно ожидая нападения. Затем тихо рассмеялся - чуть не свалял дурака. Все это нервы. Выпить-то не мешало бы ему. Снова раздался осторожный, но более настойчивый стук в дверь.
	- Войдите.
	Крипи бочком вошел в комнату.
	- Я так и думал, что вы не спите,- сказал он.
	- Что случилось? - Крэйг почувствовал, что снова весь напряжен. Ни к черту не годятся нервы.
	Крипи подвинулся ближе и прошептал:
	- Кнут выиграл у меня в шахматы. Шесть раз подряд, не дав мне ни одного шанса отыграться.
	В комнате раздался хохот Крэйга.
	- Но прежде-то я выигрывал без труда,-настаивал старик. - Я даже нарочно давал ему иногда выиграть, чтобы он не заскучал и не бросил совсем играть. Сегодня вечером я как раз приготовился задать ему трепку, и вдруг...- Крипи нахмурился, усы его вздрогнули.- И это еще не все, черт побери. Я как-то чувствую, что Кнут изменился...
	Крэйг подошел вплотную к старику и взял его за плечо.
	- Я понимаю,- сказал он.- Я очень хорошо понимаю, что вы чувствуете.- Опять он вспомнил, как волосы шевелились у него на голове, когда он недавно разговаривал с Кнутом.
	Крипи кивнул, бледные глаза его мигнули.
	Крэйг повернулся на каблуках и начал снимать с себя пижаму.
	- Крипи,- резко произнес он,- сейчас же берите револьвер, спускайтесь в комнату управления и запритесь там. Никуда не выходите, пока я не вернусь. И не впускайте никого.- Он пристально посмотрел на старика.- Вы понимаете? Ни-ко-го! Если вас вынудят - стреляйте. Но смотрите, чтобы никто не дотрагивался до рычагов.
	Крипи вытаращил глаза и глотнул слюну.
	- Разве будут неприятности? - спросил он дрожащим голосом.
	- Не знаю,- отрезал Крэйг,- но хочу узнать.
	Внизу, в гараже, он сердито глядел на пустое место, где должна была стоять машина Пэйджа. Она исчезла! Вне себя от злости, Крэйг подошел к баллонам с кислородом - замок стойки не поврежден. Он вставил ключ, и крышка отскочила - все баллоны на месте, стоят рядком и прикреплены к перезарядной установке.
	Крэйг уставился на баллоны, не веря своим глазам. Все на месте! Значит, Пэйдж отправился на машине без достаточного запаса кислорода. Это означает, что он погибнет мучительной смертью в пустынях Меркурия.
	Крэйг повернулся, собирать уйти, но вдруг остановился. Но он подумал, что нет никакого смысла преследовать Пэйджа - глупец, наверное, уже мертв. Самоубийство - иначе и не назовешь его поступок. Настоящее самоубийство. А ведь он предупреждал Пэйджа! Ему, Крэйгу, предстоит работа. Что-то случилось там, у пространственного облака. Он должен утихомирить мучительные подозрения, копавшиеся у него в мозгу. Кое в чем ему надо убедиться. Ему некогда преследовать покойников. Проклятый дурак, самоубийца. Он просто спятил - вообразил, что поймает Цветной Шар.
	Крэйг выключил линию, яростно завинтил кран баллона, разъединил связь и вынул его из стойки. Баллон был тяжелый, каким он и должен быть, чтобы выдержать давление в 200 атмосфер.
	Когда он направился через гараж к машине, кошка Матильда сбежала по сходням вниз и сразу запуталась у него под ногами.
	Крэйг споткнулся, чуть не упав, но с большим трудом удержался на ногах и выругался с тем красноречием, которое достигается долгой тренировкой.
	- Мя-я-у,- общительно отозвалась Матильда.
	Есть что-то нереальное в солнечной стороне Меркурия, и это скорее ощущаешь, чем видишь. Солнце оттуда кажется в девять раз больше, чем с Земли, а термометр никогда не показывает ниже З40С. В этой ужасающей жаре, усиливаемой палящими излучениями, извергаемыми Солнцем, люди вынуждены носить фотоэлементные космические костюмы, ездить в фотоэлементных машинах и жить на Силовой Станции, которая сама есть не что иное, как мощный фотоэлемент. Электрической энергией можно управлять, но жара и излучения почти не поддаются контролю. Скалы и почва рассыпаются там в пыль, исхлестанные бичами жары и излучений. А горизонт совсем близко, всегда нависает над головой, словно край света.
	Но не это делает планету такой странной. Дело, скорее, в неестественном искажении всех линий, которое трудно уловить. Быть может, ощущение неестественности вызвано тем, что чудовищная масса Солнца делает невозможным существование прямой линии, она заставляет отклоняться магнитную стрелку и будоражит саму структуру космического пространства.
	Крэйг все время ощущал эту неестественность, пока мчался по пыльной равнине. Машина зашлепала по жидкой лужице, с шипением разбрызгивая не то расплавленный свинец, не то олово.
	Однако Крэйг не заметил этого: в мозгу его громоздились сотни несвязных мыслей. Его острые глаза следили через прозрачный щит за углублениями, оставленными машиной Кнута. Баллон с кислородом тихонько свистел, атмосферный прибор потрескивал. Но вокруг было тихо.
	Оглянувшись, Крэйг заметил, что за ним как будто следует большой синий Шар, но скоро забыл о нем. Он посмотрел на карту с нанесенными на нее координатами завихрения - осталось всего несколько миль. Он уже почти на месте.
	С виду никаких признаков облака не было, хотя приборы нащупали его и занесли на карту, когда Крэйг приблизился к нему. Быть может, если стоять под прямым углом к завихрению, можно было бы различить слабое мерцание, колебание, как будто смотришь в волнистое зеркало. Пожалуй, больше ничто не указывало на его присутствие. Непонятно, где оно начиналось, где кончалось. Нетрудно было войти в него даже с приборами в руках.
	Крэйг вздрогнул, вспомнив о первых межпланетниках, которые попадали в такие завихрения. Отважные астронавты дерзали приземляться на солнечной стороне, осмеливались путешествовать в космических костюмах старого образца. Почти все они погибали в излучениях - буквально сваривались. Некоторые уходили в сторону равнин и исчезали. Они входили в облако и как будто растворялись в воздухе. Собственно, воздуха-то никакого и не было - не было вот уже много миллионов лет. На этой планете все свободные элементы давным-давно исчезли. Все оставшиеся элементы, кроме разве тех, что залегали глубоко под землей, были так прочно связаны в соединениях, что их совершенно невозможно было высвободить в достаточных количествах. По этой же причине и с Венеры был начисто сметен жидкий воздух.
	Следы, оставленные машиной Кнута в пыли и на камнях, были очень отчетливы - сбиться с дороги было трудно. Машина немного подскочила вверх, потом нырнула в небольшую впадину. И в центре впадины Крэйг увидел причудливую игру света и темноты, как будто он глядел в зеркало.
	Вот оно - пространственное облако!
	Крэйг посмотрел на приборы - у него захватило дух. Вот это величина! Продолжая ехать по следам Кнута, Крэйг скользнул во впадину, все приближаясь к тому зыбучему, почти невидимому пятну, которое было завихрением. Тут машина Кнута остановилась. Он, очевидно, вышел из нее и поднес приборы поближе к завихрению; его следы пробороздили мелкую пыль. Затем он вернулся обратно... остановился и снова приблизился к облаку. И там...
	Крэйг резко затормозил, с ужасом глядя сквозь прозрачный щит. Пульс бешено застучал у него в горле. Крэйг спрыгнул с сиденья и поспешно стал натягивать космический костюм. Выйдя из машины, он направился к темной груде, лежавшей мы земле. Он медленно подступал все ближе и ближе, и страх тисками сжимал ему сердце. Наконец он остановился. Жар и излучения сделали свое дело: сморщили, высушили, разрушили. Но сомнений быть не могло - с земли на него смотрело мертвое лицо Кнута Андерсона!
	Крэйг выпрямился и огляделся вокруг. Цветные Шары танцевали на холмах, кружась и толкаясь,- молчаливые свидетели его страшного открытия. Один из них, синий Шар, который был крупнее остальных, последовал за машиной во впадину; сейчас он беспокойно раскачивался метрах в пятнадцати от Крэйга.
	Кнут сказал: "Забавно". Он прокричал это, голос его трещал и колебался, заглушаемый мощными излучениями. А Кнут ли это был? Может быть, он уже умер, когда послание его дошло до Крэйга?
	Кровь застучала в него в висках. Крэйг оглянулся - не Шары ли виноваты в смерти Кнута? А если это так, то почему они не трогают его, Крэйга? Вон сотни их пляшут на холме. Если это Кнут лежит здесь, вглядываясь мертвыми глазами в черноту пространства, то кто же тот, другой, вернувшийся назад?
	Значит, Шары выдают себя за людей. Возможно ли это? Конечно, они превосходные мимы, но вряд ли уж настолько. Всегда есть что-то неправильное в их подражании - что-то нелепое и фальшивое. Ему припомнились глаза Кнута, возвратившегося в Центр,- их холодный, пустой взгляд, какой бывает у безжалостных людей. От этого взгляда мурашки забегали у Крэйга по спине.
	И этот Кнут, который так плохо играл в шахматы, выиграл шесть раз подряд.
	Крэйг снова оглянулся на машину. Цветные Шары по-прежнему плясали на холмах, но большой синий Шар исчез. Какое-то неуловимое гадкое ощущение заставило Крэйга обернуться и посмотреть на завихрение - на самом его краю стоял человек.	Крэйг безмолвно глядел на него, не в силах сдвинуться с места.
	Человек, стоявший перед ним на расстоянии сорока футов, был... Кэрт Крэйг!
	Его черты лица, все его - он сам, второй Кэрт Крэйг, как будто он завернул за угол и столкнулся, с самим собой, идущий навстречу. Изумление обрушилось на Крэйга, оглушило его, как гром. Он быстро шагнул вперед, затем остановился. Изумление сменилось вдруг страхом; возникло острое, как удар ножа, сознание опасности.
	Человек поднял руку и поманил к себе Крэйга, но он стоял, как вкопанный, пытаясь разобраться в происходящем, успокоить сумятицу в мозгу. Это не отражение, так как на человеке нет космического костюма, в какой одет Крэйг. И это не настоящий человек, иначе он не стоял бы так, под бешеными лучами Солнца.
	Смерть последовала бы мгновенно. Всего сорок футов - но за ними бушует завихрение, оно поглотит любого, кто перейдет через невидимую, страшную границу. Завихрение передвигается со скоростью нескольких футов в час, и то место, где теперь стоял Крэйг и где у ног его лежало тело Кнута, несколько часов назад находилось в сфере действия завихрения.
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама