Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Сергей Павлов Весь текст 48.66 Kb

Амазония, ярданг восточный

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5
расстоянии  букв  не  видно...  Хотел  попросить   Можаровского   дать
увеличение на экран, но мне помешали.  Пульт  скрипнул  звукосигналами
столичного вызова, и чей-то голос напористо произнес:
    - Центр - сектору Амазонии. Ну, как у вас? Нового что?
    - Ничего, - ответил, взглянув на меня, Адам. -  Пятая  по-прежнему
не отвечает. У вас что?
    - Бригада  медикологов  в  сборе.   Перед   стартом   интересуются
последними новостями.
    "Значит, реаниматоров вызвали", - обреченно подумал я.
    - Все по-прежнему, - повторил Адам. - Ничего нового.
    - А кто сегодня на пятой сменный мастер бурения?
    - Вадим,  кто  у  тебя  там  сменный?   -   переадресовал   вопрос
Можаровский.
    - Фикрет Султанов, - проговорил я деревянным ртом.  -  А  при  чем
сменный, если за  все  отвечает  прораб?  Я  буду  на  буровой  раньше
реаниматоров.
    - Нил, когда медикологи вылетают? - осведомился Адам.
    Длинная пауза. Можаровский не выдержал:
    - Нил! Берков!
    - Аэр медикологов стартовал, - донеслось из столицы. -  Прорабу  -
мои соболезнования. Ну что, конец связи?
    Мне было плевать на соболезнования  Нила  Беркова.  Я  разглядывал
синий кружок на пропитанном кровью халате и  ждал,  когда  Можаровский
освободится. Покосившись в мою сторону, он пояснил:
    - Я тут с перепугу инициативу на себя взял -  медиков  без  твоего
ведома вызвал.
    - Правильно сделал. Дай-ка увеличение на экран. Вот здесь...  -  я
тронул место у своего плеча, где на спецхалатах  бурильщиков  в  синем
кружке обозначены инициалы владельца.
    - Уже смотрели, - сразу понял Адам. - Инициалы "Эн. Пе." - Он  дал
на экран увеличенное изображение белых букв на синем фоне: "Н. П.".  -
Видишь?
    Я не ответил. Я ожидал увидеть инициалы Айдарова.
    - Очевидно, халат Николая Пескова. Других "Эн. Пе." на буровой как
будто нет?
    - Других нет. - Я встал. Голова у меня шла кругом.
    Плохо помню, как я добирался  до  экипировочной  и  как  парни  из
команды шлюзового обеспечения снова натягивали  на  меня  эскомб.  Все
происходящее почему-то казалось мне странным действием, не имеющим  ко
мне отношения. Ощутив на лице холодную  кислородную  маску,  я  сделал
несколько глубоких вдохов и только после этого осознал,  что  в  жизни
моей наступает крутой поворот.  Я  уже  не  буду  прорабом.  Снимут  к
чертовой бабушке. Я уже не буду работать на буровой. Отстранят. Теперь
меня объявят персоной нон грата и предложат убраться с Марса первым же
рейсовиком. Или,  хуже  того,  вообще  прихлопнут  служебную  визу  во
Внеземелье. Но самое страшное - если умрет Айдаров.
    Я еще надеялся, что реаниматоры успеют. Чаще всего они успевали. С
этой мыслью и этой надеждой я промчался  на  подвесном  сиденье  вдоль
шлюз-потерны, состыкованной напрямую с гермолюком машины Кубакина.
    Шлюз-тамбур аэра был открыт, я беспрепятственно проник в кабину. В
розовом  полумраке  горбатились  мягкими  глыбами  пять   пассажирских
кресел.   Впереди   отливали   блеском   металла   амортизаторы   двух
пилотложементов. Я сел в ложемент  второго  пилота,  зафиксировался  и
посмотрел на Артура. Его ложемент находился  слева  от  моего  и  чуть
впереди.
    - Здравствуй, - сказал Кубакин скучающим голосом.  Лицевое  стекло
его  гермошлема  было  поднято,  а  кислородная  маска,  опущенная  на
поворотных фиксаторах, оранжевой плошкой висела под подбородком.
    - Привет, - сказал я и тоже поднял стекло. Маску опускать не стал,
потому что в кабинах здешних аэров постоянно ощущается характерный для
Марса "букет" неприятных запахов.
    - Когда садятся  в  ложемент  второго  пилота,  у  первого  обычно
спрашивают разрешение, - заметил Кубакин.
    Это верно, обычно спрашивают.  Первыми  здороваются  с  пилотом  и
очень вежливо  заручаются  разрешением  сесть  в  ложемент,  лететь  в
котором удобнее, чем в кресле, потому что лучше обзор.
    - На буровую, - отрезал я. - Пулей!
    Несколько мгновений пилот разглядывал меня в зеркало заднего вида.
Я тоже уставился в его  желтые,  как  у  кошки,  глаза.  Он  шевельнул
рукоятками  управления  на  концах  желобчатых  подлокотников.   Гулко
захлопнулся гермолюк, машину  тряхнуло,  с  шипеньем  сошлись  створки
шлюз-тамбура. Кубакин вызвал на связь транспортного диспетчера:
    - Выполняю рейс первый столичный. Прошу старт.
    - Отменяется, - сказал диспетчер. -  Выполняйте  первый  на  пятую
Р-4500, Амазония, ярданг Восточный. Старт разрешаю.
    Рывок вдоль ствола катапульты,  шумный  выхлоп.  Я  зажмурился  от
обилия  дневного  света,  хлынувшего  в   кабину   сквозь   призрачную
выпуклость блистера. Невыносимо  тонко  ныл  мотор,  грудь  сдавливало
тяжестью ускорения, впереди ничего, кроме светло-желтого неба, не было
видно.
    В  бортовых  бунках  со  звонким  шелестом   сработали   механизмы
синхронного наращивания  плоскостей,  и  в  обе  стороны,  как  всегда
неожиданно, выметнулись, блеснув на солнце,  очень  длинные,  розовые,
по-чаячьи    изогнутые    крылья.    Корпус    поколебало    судорогой
аэродинамической встряски, тяжесть исчезла.  Артур  Кубакин,  накренив
машину, заложил глубокий вираж,  и  слева  по  борту  вдруг  вынырнула
вздыбленная под  крутым  углом  обширная  горно-вулканическая  страна.
Дымящаяся  под  невысоким  утренним  солнцем   вулканическая   страна,
ландшафт которой  выглядел  первобытно  и  мрачно.  Мрачный  ландшафт,
мрачное настроение. Мрачный пилот.
    Я пытался  представить  себе,  как  все  это  могло  случиться  на
буровой. Не знал, что и думать. Тракам моего воображения  было  просто
не за что зацепиться. Кровавую  стычку  как  следствие  "неуправляемой
ссоры" (гипотеза Можаровского) я начисто исключал,  потому  что  своих
людей  знал  лучше,  чем  собственные  пять   пальцев.   Насмешник   и
шутник-задира Карим Айдаров, в принципе, мог бы вспылить. Резкий жест,
резкое слово...  Но  Коля  Песков,  голубоглазый  добряк  богатырского
телосложения,  в  роли  героя  "неуправляемой  ссоры"  совершенно   не
смотрится, хоть так его  поверни,  хоть  этак.  Скорее  он  напоминает
слона, который, по выражению Светланы, "готов  безропотно  таскать  на
себе бревна тягот геологоразведочного бытия все двадцать пять часов  в
сутки".  Не  совсем,  правда,  безропотно,  поскольку   Песков   очень
болезненно переживает любую несправедливость и  в  этом  смысле  бывал
иногда мнительным и капризным, как девушка. Ссор избегал. В драках  не
участвовал. Не в последнюю, разумеется, очередь потому, что на буровой
5-Р-4500 драк отродясь не бывало. Кроме того, Песков и Айдаров друзья.
Пять лет работают вместе, и делить им, кроме забот о глубоком  бурении
в здешних условиях, нечего. Но  это  с  одной  стороны.  С  другой,  -
страшный халат Николая, ужасная лужа, сорванный  радиосеанс.  "Извини,
Галкин, у нас тут такое творится! Песков Айдарова чуть не убил!"  Чушь
какая-то!.. Конечно, ранить или даже убить можно чисто  случайно.  Для
Карима и для меня это, впрочем, слабое утешение...
    На  маневр  разворота  ушел  весь  запас  высоты,  и  теперь   наш
розовокрылый аэр  низко  летел  над  западным  склоном  Фарсиды.  Даже
слишком низко, пожалуй. По  причине  сильной  разреженности  атмосферы
Марса здешние авиаторы - изумительные мастера бреющего полета. Кубакин
- мастер из мастеров. Он же постоянный лидер соревнований по  экономии
полетного энергоресурса. Чем ниже - тем экономичнее полет наших  птиц.
Я стал смотреть на  быстро  мелькающие  под  носовой  частью  блистера
верхушки скалистых бугров. Черные  базальтовые  глыбы,  полузасыпанные
песками цвета ржавчины и глинистой пылью цвета битого кирпича. Экономя
энергоресурс, Кубакин, похоже, готов  был  вспороть  базальты  Фарсиды
опорными лыжами: перед носом аэра на неровностях склона уже трепетала,
словно добыча в когтях у орла, крылатая тень.
    Пружинно вздрогнув, машина качнулась  с  крыла  на  крыло.  Кабина
дернулась и резко накренилась вправо, а слева по  борту  -  под  самым
изгибом крыла - иззубренным лезвием промелькнул гребень стены обрыва.
    - С ума сошёл?! - крикнул я, хватаясь за подлокотники ложемента.
    Артур не ответил. Я чувствовал,  как  все  его  существо  излучало
сквозь оболочку эскомба флюиды непримиримости.
    - Если я тебе в тягость, так хоть себя пожалей!
    - Ремень застегни! - отрезал пилот.
    То ли мой окрик подействовал, то ли Кубакин и в самом  деле  решил
себя пожалеть, но аэр постепенно выровнял  крен  и  набрал  безопасную
высоту.  Теперь  мы  шли  над   сильно   кратерированной   местностью,
изрезанной извилистыми каньонами. В каньонах  зловеще  курился  туман.
Гигантские ступени застывших миллиард лет назад потоков лавы придавали
ландшафту вид  таинственный  и  романтический.  Мне,  к  примеру,  они
чертовски  напоминали  черные  руины  каких-то  странных   ступенчатых
крепостей... Низменные места здесь все еще утопали в утреннем  тумане,
сумрак, густые тени преувеличивали глубину провалов и кратерных ям.  А
дальше, на западе, уже ясно просматривалась  более  пологая  волнистая
равнина, левее  по  курсу  вспученная  оранжевыми  увалами,  правее  -
отдельными группами черно-красных скалистых холмов.
    В шлемофоне заныл сигнал  вызова.  Сквозь  свист  мотора  пробился
голос главного диспетчера:
    - "Чайка"-триста тринадцать, на связь!
    Одним движением Кубакин вскинул на лицо кислородную  маску,  чтобы
плотнее "сел" внутри гермошлема ларингофон.
    - Я - "Чайка", бортовой номер триста тринадцать, Кубакин.
    - Вадим... слышишь меня? - спросил Можаровский.
    Не  знаю,  какие  нервные  силы  управляют  термодинамикой   моего
организма, но в этот момент я похолодел от макушки до пят.
    - Что? - выдохнул я. - Карим?..
    - Нет-нет! - спохватился Адам. - Буровая по-прежнему не  отвечает,
все как было.
    Термодинамический эффект сработал в обратную сторону -  мне  стало
жарко и душно. Я очень боялся вестей с буровой.
    - Все как было, - повторил главный. - Где вы там? Успели скатиться
с Фарсиды?
    - Пересекаем Ржавые Пески подножия.
    - Зону аккумуляции эолового материала? - уточнил Адам.
    - Если угодно, - ответил я и, слегка  удивленный  его  лексической
осведомленностью в области ареоморфологии, глянул вниз, на  извилистые
узоры  дюнного  поля.  Вдруг  догадался:  он  ловит  наш  "зайчик"  на
включенной  там  у  себя  автокарте   маршрутного   сопровождения.   Я
предложил: - Хочешь картинку?
    - Нет. Есть сообщение: медики выруливают на буровую с юга.  Сейчас
они на широте горы Павлина. Вы опережаете  их  по  моим  расчетам,  на
десять минут.
    "Лучше бы наоборот", - подумал  я.  Думать  о  предстоящей  работе
реаниматоров  на  буровой  было  равносильно   пытке.   Я   постарался
отвлечься:
    - Спасибо за информацию.
    Навстречу неслись и с бешеной скоростью исчезали под днищем кабины
волнистые гряды  пропитанных  ржавчиной  и  припорошенных  инеем  дюн.
Царство Ржавых Песков. С ледовой шапки марсианской арктики к  подножию
колоссального горного вздутия, называемого Фарсидой, ежедневно стекают
студеные ветры и волокут сюда все, что им удается содрать  на  пути  с
равнинных просторов Аркадии и Амазонии. Даже  небо  здесь  розовое  от
постоянно взвешенной в воздухе красной пыли. Я смотрел на прыгающую по
верхушкам дюн трепетную тень аэра и уже не ждал  от  главного  ничего,
кроме обычной формулы прощания как вдруг он огорошил меня вопросом:
    - Вадим, сколько людей у тебя сегодня на буровой?
    - Ты как будто не знаешь?!
    - Сменные мастера Фикрет Султанов и Дмитрий Жмаев,  -  невозмутимо
стал перечислять Адам. - Бурильщики  Николай  Песков,  Карим  Айдаров,
инженер-коллектор Светлана Трофимова...
    - Не ошибись, их пятеро на буровой.
    - Вот мне и хотелось бы  знать,  чем  каждый  из  них  должен  был
заниматься в шесть сорок пять утра.
    - Я сам ломаю голову над этим.
    - Ты  гадаешь,  что  могло  там  с  ними  случиться,  -   возразил
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама