Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL
Aliens Vs Predator |#1| Rescue operation part 1
Sons of Valhalla |#1| The Viking Way
Roman legionnaire vs Knight Artorias

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Различные авторы Весь текст 55.04 Kb

Слово о полку Игореве

Следующая страница
 1 2 3 4 5
СЛОВО О ПОХОДЕ ИГОРЕВОМ, ИГОРЯ, СЫНА СВЯТОСЛАВОВА, ВНУКА ОЛЕГОВА
Древнерусский текст
Прозаический перевод на современный русский язык
Перевод В. А. Жуковского




СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ, ИГОРЯ СЫНА СВЯТОСЛАВЛЯ, ВНУКА ОЛЬГОВА

                                                        Древнерусский текст

   Древнерусский оригинал "Слова" (по изданию 1800 г.) воспроизводится в
исправленном виде;  все необходимые поправки внесены в текст. Орфография
максимально приближена к современной.

   Не лепо ли ны бяшет, братие,  начяти старыми словесы трудных повестий
о полку Игореве, Игоря Святославлича! Начати же ся той песни по былинамь
сего времени,  а не по замышлению Бояню! Боян бо вещий,  аще кому хотяше
песнь творити, то  растекашется  мысию по древу,  серым волком по земли,
шизым орлом под облакы. Помняшеть бо речь первых времен усобице, - тогда
пущашеть 10 соколовь на стадо лебедей; который дотечаше,  та преди песнь
пояше старому Ярославу, храброму Мстиславу, иже зареза Редедю пред полкы
касожьскыми, красному Романови Святославличю. Боян же, братие, не 10 со-
коловь на  стадо  лебедей  пущаше, но  своя вещиа персты на живая струны
воскладаше; они же сами князем славу рокотаху.

   Почнем же, братие, повесть сию от стараго Владимера до ныняшнего Иго-
ря, иже  истягну  умь крепостию своею и поостри сердца своего мужеством,
наполнився ратнаго  духа, наведе своя храбрыя полкы на землю Половецькую
за землю Руськую.

   О Бояне,  соловию стараго времени! Абы ты сиа полкы ущекотал,  скача,
славию, по мыслену древу,  летая умом под облакы,  свивая славы оба полы
сего времени,  рища  в тропу  Трояню  чрес поля на горы! Пети было песнь
Игореви, того  внуку:  "Не буря соколы занесе чрез поля широкая,  галици
стады бежать к Дону великому". Чи ли воспети было, вещей Бояне, Велесовь
внуче:  "Комони ржуть  за Сулою,  звенить слава в Кыеве. Трубы трубять в
Новеграде, стоять стязи в Путивле".

   Игорь ждет  мила брата Всеволода. И рече ему буй-тур Всеволод:  "Один
брат, один свет светлый ты, Игорю! Оба есве Святославличя.  Седлай, бра-
те,  свои борзый комони, а мои ти готови, оседлани у Курьска напереди. А
мои ти куряни - сведоми кмети: под трубами повити,  под шеломы възлелея-
ны, конець копия въскормлени;  пути имь ведоми, яругы имь знаеми, луци у
них напряжени, тули отворени,  сабли изострени;  сами скачють, акы серыи
волци в поле, ищучи себе чти, а князю славе".

   Тогда Игорь возре на светлое солнце и виде от него тьмою вся своя воя
прикрыты. И рече Игорь к дружине своей: "Братие и дружино! Луце ж бы по-
тяту быти,  неже полонену быти. А всядем, братие, на свои борзыя комони,
да позрим  синего  Дону!" Спала князю умь похоть, и жалость ему знамение
заступи искусити Дону великаго. "Хощу бо,  - рече, - копие приломити ко-
нець поля половецкаго с вами,  русици! Хощу главу свою приложити, а любо
испити шеломомь Дону".

   Тогда въступи  Игорь  князь  в злат стремень и поеха по чистому полю.
Солнце ему тьмою путь заступаше; нощь,  стонущи ему грозою, птичь убуди;
свист зверин въста; збися Див, кличет верху древа - велит послушати зем-
ли незнаеме, Волзе,  и Поморию,  и Посулию, и Сурожу, и Корсуню, и тебе,
тьмутораканьскый болван! А  половци  неготовами дорогами побегоша к Дону
великому; крычат телегы полунощы, рци лебеди роспужени.

   Игорь к  Дону вои ведет. Уже бо беды его пасет птиць по дубию;  волци
грозу въерожат по яругам; орли клектом на кости звери зовут; лисици бре-
шут на черленыя щиты. О Руская земле, уже за шеломянем еси!

   Долго ночь меркнет. Заря свет запала, мгла поля покрыла; щекот славий
успе,  говор галичь убудиси. Русичи великая поля черлеными щиты прегоро-
диша, ищучи себе чти, а князю славы.

   С зарания  в пяток  потопташа  поганыя  полкы половецкыя и, рассушясь
стрелами по  полю, помчаша красныя девкы половецкыя,  а с ними злато,  и
паволокы, и драгыя оксамиты. Орьтмами, и япончицами, и кожухы начашя мо-
сты мостити по болотом и грязивым местом - и всякымн узорочьи половецкы-
ми. Черлен стяг,  бела хирюговь, черлена чолка, сребрено стружие - храб-
рому Святославличю!

   Дремлет в поле Ольгово хороброе гнездо. Далече залетело!  Не было оно
обиде порождено ни соколу, ни кречету,  ни тебе,  черный ворон,  поганый
половчине! Гзак бежит серым волком, Кончак ему след править к Дону вели-
кому.

   Другаго дни велми рано кровавыя зори свет поведают; черныя тучя с мо-
ря идут,  хотят прикрыти 4 солнца,  а в них трепещуть синии молнии. Быти
грому великому! Идти дождю стрелами с Дону великаго! Ту ся копием прила-
мати, ту  ся саблям потручяти о шеломы половецкыя,  на реце на Каяле,  у
Дону великаго. О Руская земле, уже за шеломянем еси!

   Се ветри, Стрибожи внуци,  веют с моря стрелами на храбрыя полкы Иго-
ревы. Земля  тутнет,  рекы мутно текуть;  пороси поля прикрывают;  стязи
глаголют - половци идуть от Дона и от моря; и от всех стран Рускыя полкы
оступиша. Дети бесови кликом поля прегородиша,  а храбрии русици прегра-
диша черлеными щиты.

   Яр туре Всеволоде! Стоиши на борони, прыщеши на вои стрелами, гремле-
ши о шеломы мечи харалужными. Камо, тур, поскочяше, своим златым шеломом
посвечивая,  тамо лежат поганыя головы половецкыя. Поскепаны саблями ка-
леными шеломы  оварьскыя  от  тебе,  яр туре Всеволоде! Кая рана дорога,
братие, забыв чти,  и живота, и града Чернигова, отня злата стола и своя
милыя хоти красныя Глебовны свычая и обычая!

   Были вечи  Трояни, минула  лета Ярославля;  были полци Олговы,  Ольга
Святославличя. Той бо Олег мечем крамолу коваше и стрелы по земли сеяше;
ступает в злат стремень в граде Тьмуторокане, - той же звон слыша давный
великый Ярославль  сын  Всеволод, а Владимир по вся утра уши закладаше в
Чернигове. Бориса же Вячеславлича слава на суд приведе и на ковыле зеле-
ну паполому  постла  за обиду Олгову,  - -храбра и млада князя. С тоя же
Каялы Святополкь  полелея отца своего междю угорьскими иноходьцы ко свя-
тей Софии к Киеву. Тогда при Олзе Гориславличи сеяшется и растяшеть усо-
бицами, погибашеть жизнь Даждьбожа внука, в княжих крамолах веци челове-
комь скратишась. Тогда по Руской земли ретко ратаеве кикахуть,  но часто
врани граяхуть, трупиа себе деляче,  а галици свою речь гозоряхуть,  хо-
тять полетети на уедие. То было в ты рати и в ты полкы,  а сицеи рати не
слышано.

   С зараниа до вечера, с вечера до света летят стрелы каленыя,  гримлют
сабли о шеломы, трещат копиа харалужныя в поле незнаеме, среди земли По-
ловецкыи. Черна земля под копыты костьми была посеяна, а кровию польяна;
тугою взыдоша по Руской земли.

   Что ми  шумить,  что  ми звонить далече рано пред зорями? Игорь полкы
заворочает:  жаль бо ему мила брата Всеволода. Бишася день,  бишася дру-
гый; третьяго дни к полуднию падоша стязи Игоревы. Ту ся брата разлучис-
та на брезе быстрой Каялы; ту кроваваго вина не доста;  ту пир докопчаша
храбрии русичи:  сваты попоиша,  а сами полегоша за землю Рускую. Ничить
трава жалощами, а древо с тугою к земли преклонилось.

   Уже бо, братие, не веселая година въстала, уже пустыни силу прикрыла.
Въстала обида  в силах  Даждьбожа внука, вступила девою на землю Трояню,
въсплескала лебедиными крылы на синем море у Дону: плещучи,  упуди жирня
времена. Усобица  князем на поганыя погыбе,  рекоста бо брат брату:  "Се
мое, а то мое же". И начяша князи про малое "се великое" молвити, а сами
на себе  крамолу ковати. А погании с всех стран прихождаху с победами на
землю Рускую.

   О, далече зайде сокол, птиць бья, к морю! А Игорева храбраго полку не
кресити! За ним кликну карна, и жля поскочи по Руской земли, смагу мычю-
чи в пламяне розе. Жены руския въсплакашась,  аркучи: "Уже нам своих ми-
лых лад ни мыслию смыслити, ни думою сдумати, ни очима съглядати, а зла-
та и сребра ни мало того потрепати!"

   А въстона бо, братие, Киев тугою, а Чернигов напастьми. Тоска разлия-
ся по  Руской земли,  печаль жирна тече средь земли Рускыи. А князи сами
на себе крамолу коваху, а погании сами, победами нарищуще на Рускую зем-
лю, емляху дань по беле от двора.

   Тии бо два храбрая Святославлича, Игорь и Всеволод, уже лжу убудиста,
которую то  бяше  успил отец их Святославь грозный великый Киевскый гро-
зою: бяшеть притрепетал своими сильными полкы и харалужными мечи; насту-
пи на землю Половецкую; притопта холми и яругы; взмути реки и озеры; ис-
суши потоки и болота; а поганаго Кобяка из луку моря от железных великих
полков половецких, яко вихр,  выторже, - и падеся Кобяк в граде Киеве, в
гриднице Святославли. Ту немци и венедици,  ту греци и морава поют славу
Святославлю, кають князя Игоря, иже погрузи жир во дне Каялы, рекы поло-
вецкия,  рускаго злата насыпаша. Ту Игорь князь выседе из седла злата, а
в седло кощиево. Уныша об градом забралы, а веселие пониче.

   А Святославь  мутен  сон  виде в Киеве на горах. "Си ночь,  с вечера,
одевахуть мя  - рече  - черною паполомою на кроваты тисове; черпахуть ми
синее вино, с трудомь смешено;  сыпахуть ми тощими тулы поганых толковин
великый женчюгь  на лоно и неговахуть мя. Уже доскы без кнеса в моем те-
реме златоверсем; всю  нощь  с вечера босуви врани възграяху у Плеснеска
на болони, беша дебрь Кисаню и не сошлю к синему морю".

   И ркоша бояре князю: "Уже, княже, туга умь полонила: се бо два сокола
слетеста с  отня  стола злата поискати града Тьмутороканя, а любо испити
шеломомь Дону. Уже  соколома крильца припешали поганых саблями,  а самаю
опуташа в  путины  железны. Темно бобе в 3 день:  два солнца померкоста,
оба багряная столпа погасоста и с ними молодая месяца, Олег и Святослав,
тьмою ся  поволокоста и в море погрузиста, и великое буйство подаста хи-
нови. На  реце  на Каяле тьма свет покрыла:  по Руской земли прострошася
половци, аки пардуже гнездо. Уже снесеся хула на хвалу; уже тресну нужда
на волю;  уже  вержеся Дивь на землю. Се бо готския красныя девы воспеша
на брезе  синему  морю, звоня рускым златом;  поют время Бусово,  лелеют
месть Шароканю. А мы уже, дружина, жадни веселия".

   Тогда великий Святослав изрони злато слово, с слезами смешено,  и ре-
че: "О, моя сыновчя, Игорю и Всеволоде! Рано еста начала Половецкую зем-
лю мечи цвелити, а себе славы искати:  но не честно одолесте,  не честно
бо кровь  поганую пролиясте. Ваю храбрая сердца в жестоцем харалузе ско-
вана, а в буести закалена. Се ли створисте моей сребреней седине!

   А уже не вижду власти сильнаго и богатаго и многовоя брата моего Яро-
слава с черниговьскими былями, с могуты,  и с татраны, и с шельбиры, и с
топчакы, и с ревугы, и с ольберы: тии бо бес щитовь с засапожникы кликом
полкы побеждают, звонячи в прадеднюю славу.

   Но рекосте: "Мужаимеся сами,  преднюю славу сами похитим, а заднюю си
сами поделим!" А чи диво ся,  братие, стару помолодити! Коли сокол в мы-
тех бывает,  - высоко птиц възбивает,  не даст гнезда своего в обиду. Но
се зло:  княже ми непособие - наниче ся годины обратиша. Се у Рим кричат
под саблями  половецкыми,  а  Володимир  - под ранами. Туга и тоска сыну
Глебову!

   Великый княже Всеволоде! Не мыслию ти прелетети издалеча,  отня злата
стола поблюсти? Ты  бо  можеши  Волгу  веслы  раскропити,  а  Дон шеломы
выльяти. Аже бы ты был, то была бы чага по ногате, а кощей по резане. Ты
бо можеши посуху живыми шереширы стреляти - удалыми сыны Глебовы.

   Ты, буй Рюриче и Давыде! Не ваю ли вои злачеными шеломы по крови пла-
ваша? Не ваю ли храбрая дружина рыкают, акы тури, ранены саблями калены-
ми, на поле незнаеме! Вступита, господина, в злат стремень за обиду сего
времени, за землю Рускую, за раны Игоревы, буего Святославлича!

   Галичкы Осмомысле Ярославе! Высоко седиши на своем златокованнем сто-
ле, подпер горы угорскыи своими железными полки, заступив королеви путь,
затворив Дунаю  ворота, меча  бремены  чрез облаки,  суды рядя до Дуная.
Грозы твоя по землям текут; отворяеши Киеву врата, стреляеши с отня зла-
та стола салтани за землями. Стреляй,  господине,  Кончака, поганого ко-
Следующая страница
 1 2 3 4 5
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама